Жорес Алферов: «Будущее России — это наука и технологии, а не распродажа сырья»

Ксения Конюхова 2.03.2019 21:41 | Новости 7

2 марта не стало ученого, чьи открытия в области физики полупроводников помогли создать солнечные батареи и запустить в космос станцию «Мир»

2 марта 2019 года ушел из жизни Жорес Алферов. Через 2 недели ему исполнилось бы 89 лет… Мы вспоминаем известного физика.

Необычное имя он получил в честь французского революционера Жана Жореса, основателя французской социалистической партии. Кстати, старшего сына политизированные родители назвали Марксом, он погиб в Великую Отечественную… А в 1964 году на одной из научных конференций во Францииорганизаторы автоматически решили, что Жорес — это фамилия, и зарегистрировали ученого под именем Алферов

Свою премию он получил за открытия в области физики полупроводников. Создал систему, позволяющую быстро передавать и считывать большой объем информации. На основе его исследований были созданы многие устройства — от сканера товаров в магазине до солнечных батарей и светодиодных ламп.

Жорес Иванович родился в Витебске в белорусско-еврейской семье Ивана Карповича Алферова и Анны Владимировны Розенблюм. Отец будущего ученого родился в Чашниках, мать происходила из местечка Крайск (ныне Логойский район Минской области Республики Беларусь).

Свое имя Жорес Алферов получил в честь французского революционера Жана Жореса

Свое имя Жорес Алферов получил в честь французского революционера Жана Жореса

До войны семья часто переезжала — из Сталинграда в Новосибирск, затем в Барнаул. Отец служил на оборонных предприятиях, мать работала библиотекарем.

Во время Великой Отечественной войны семья Алферовых переехала в Туринск(Свердловская область), где отец будущего ученого работал директором целлюлозно-бумажного завода, а после ее окончания вернулась в разрушенный войной Минск. Старший брат — Маркс Иванович Алферов погиб на фронте.

С матерью у Жореса складывались особо теплые отношения. Близкие друзья Алферова вспоминали историю, которая случилась с ним лет в шесть. Жорес с родителями возвращался из гостей и заметил, что его маму ведет под руку приятель отца и что-то нашептывает. Мальчик потребовал оставить мать в покое, но компания только рассмеялась… Тогда он лег на рельсы и пригрозил, что его переедет трамвай, если мужчина немедленно не отойдет от его матери.

А она, в свою очередь, всегда заступалась за него. Когда в старших классах Жорес, всегда учившийся на отлично, вдруг принес тройку по физике, мама решила побеседовать с учителем. Педагог назначил мальчику дополнительные занятия — и тем самым определил его дальнейшую судьбу.

— В послевоенном Минске в единственной в то время в разрушенном городе русской мужской средней школе № 42 был замечательный учитель физики — Яков Борисович Мельцерзон. У нас не было физического кабинета, и Яков Борисович читал нам лекции по физике, на которых мы, вообще-то довольно хулиганистый класс, никогда не шалили, потому что Яков Борисович, влюбленный в физику, умел передать это отношение к своему предмету нам, — вспоминал потом Жорес Иванович. — На его уроках было слышно, как муха пролетит. Я, пораженный его рассказом о работе катодного осциллографа и принципах радиолокации, поехал по его совету учиться в Ленинград, в Электротехнический институт (ЛЭТИ).

Говорят, что в послевоенные годы поступить в вуз было практически невозможно — брали почти только одних фронтовиков. Но Алферов сумел блеснуть знаниями перед приемной комиссией. По словам бывших однокурсников, он был очень целеустремленным человеком и интересовался только наукой. И за все время учебы он получил лишь одно нарекание — за утерю студенческого билета…

Уже к третьему курсу будущий академик понял, что теоретические дисциплины даются ему легко, и решил сосредоточиться на практике. Он занялся экспериментальной работой в вакуумной лаборатории, под руководством профессора Натальи Созиной. В то время она как раз защитила диссертацию по исследованию полупроводниковых фотоприемников и смогла увлечь этой темой студента.

При участии ученого были созданы первые отечественные транзисторы

При участии ученого были созданы первые отечественные транзисторы

— В декабре 1952 года проходило распределение, и Наталья Николаевна очень хотела, чтобы я остался в ЛЭТИ на кафедре для совместной работы, — рассказывал потом нобелевский лауреат. — Но я мечтал о Физтехе, институте Абрама Федоровича Иоффе, монография которого «Основные представления современной физики» стала для меня настольной книгой. В ЛЭТИ на наш факультет пришло три вакансии в ЛФТИ — тогдашняя аббревиатура Физико-технического института, — и одна из них досталась мне. Радости моей не было границ. И я думаю, что моя счастливая жизнь в науке была предопределена этим распределением.

Физико-технический институт Абрама Иоффе был в те годы легендой. Его называли «детским садом Иоффе» — именно там выросли будущие нобелевские лауреаты Лев Ландау, Николай Семенов и Петр Капица. А в первой половине 50-х годов советское руководство поставило перед Физтехом задачу: создать отечественные полупроводниковые приборы, которые затем можно было бы внедрить в производство. Опыт Алферова пришелся очень кстати, и при его участии были созданы первые отечественные транзисторы и силовые германиевые приборы.

Жорес Иванович проводил в лаборатории все дни и ночи. Уйти с головой в работу поспособствовала и неудача в личной жизни — Жорес женился на красавице грузинке из Тбилиси, но отношения не сложились. Родственники жены отсудили у него квартиру в Ленинграде, и из всего имущества у Алферова остался только мотоцикл. Ночевать пришлось на раскладушке в лаборатории, зато работа шла семимильными шагами. Второй раз ученый женился только в 37 лет, и этот брак получился куда счастливей предыдущего.

В 1959 году Жорес Иванович защитил кандидатскую диссертацию на эту тему и задумался о дальнейших исследованиях. В те годы в научной среде активно обсуждалась идея использования гетероструктур в полупроводниковой технике. Гетероструктура — это кристалл, в котором меняются химический состав и физические свойства. В природе гетероструктур не существует, поэтому их иногда называют кристаллами, сделанными человеком, противопоставляя гомоструктурам — кристаллам, «созданным Богом» (God-made crystals).

Нобелевскую премию Алферов разделил еще с двумя учеными, из Америки и Германии

Нобелевскую премию Алферов разделил еще с двумя учеными, из Америки и Германии

— Общие новые принципы управления электронными и световыми потоками в гетероструктурах я сформулировал лишь в 1966 году, — вспоминает ученый. — Чтобы избежать засекречивания, в названии статьи говорил прежде всего о выпрямителях, а не о лазерах… В начале наших исследований мне не раз приходилось убеждать моих молодых коллег, что мы далеко не единственные в мире, кто занялся этим делом. Это была очень тяжелая дорога. Поначалу у меня было один-два человека тех, кто со мной работал. Были ситуации, когда мы шли в тупиковом направлении. Мой аспирант будил меня в пять утра и говорил: ты заставляешь нас заниматься безнадежным делом. Твой папа старый большевик, и ты действуешь такими же методами — толкаешь, как он в революцию, нас в эти гетеропереходы! Но потом оказалось, что мы правы.

Уже в 1970 году в СССР были созданы первые солнечные батареи на основе гетероструктур. В США солнечные батареи существовали только на бумаге, а в СССР уже были запущены в промышленное производство. Ими оборудовали космические спутники — и в том числе орбитальную станцию «Мир»…

А у ученого начались проблемы с органами госбезопасности. Ему запретили выезд за рубеж — на 5 лет! Оказалось, на него написали не один донос о международных премиях, дружбе с иностранными учеными и частых поездках за границу… Алферов устроил в КГБ разнос, припомнив все свои заслуги и родственников — отца-большевика, знакомого с Лениным лично, и погибшего на войне брата, героя Сталинградской битвы. И от ученого отстали, разрешив ему выезд.

Параллельно с научной работой ученый много преподавал и вел курсы физики для школьников

Параллельно с научной работой ученый много преподавал и вел курсы физики для школьников

Параллельно с научной работой Жорес Иванович много преподавал. Он создал собственную кафедру оптоэлектроники на базе факультета электронной техники Физхтеха и сам набирал туда студентов. По его инициативе ежегодно проводились курсы «Физика и жизнь» для одаренных школьников. Из них потом вырос Санкт-Петербургский физико-технологический научно-образовательный центр — что-то вроде теплицы для ученых…

— Будущее России — это наука и технологии, а не распродажа сырья, — говорил потом Жорес Иванович. — И будущее страны не за олигархами, а за кем-то из моих учеников.

В 1987 году Алферов стал директором института, а в 1990-м — вице-президентом Академии наук. По воспоминаниям коллег, на 60-летний юбилей ученому устроили настоящий парад: сотрудники Физтеха выстроились перед зданием, как на плацу, а Алферов выехал к ним на белом коне…

В начале 90-х физик занялся исследованием наноструктур — квантовых проволок и квантовых точек. В 1994-м он создает гетеролазер на основе структур с квантовыми точками — «искусственными атомами». Это заложило базу для принципиально нового направления электроники — зонной инженерии.

Параллельно с Алферовым гетеропереход изучали немецкий физик Герберт Кремер и американский исследователь Джек Килби. Нобелевскую премию в 2000 году вручили всем троим, но речь произносил именно Алферов. В своем выступлении он изящно обыграл российскую привычку «делить на троих», и именно его потом цитировали все информационные агентства мира.

Сейчас авторитет ученого в научной среде чрезвычайно высок — он числится автором более 500 научных работ, в том числе трех монографий и более 50 изобретений. Кроме того, Жорес Иванович занимается и политикой. Еще в советские годы он был народным депутатом СССР, несколько раз становился депутатом Госдумы от КПРФ — хотя членом партии не был. Он работал в парламентском Комитете по образованию и науке. А в 2007 году вместе с несколькими другими академиками выступил против клерикализации школ и обратился к президенту Владимиру Путину с протестом против введения в школах предмета «Основы православной культуры».

Несколько лет назад ученый выступил против введения в школах предмета "Основы православной культуры"

Несколько лет назад ученый выступил против введения в школах предмета «Основы православной культуры»

— Сейчас наша наука находится в уникальной ситуации: по абсолютному уровню госрасходов на R&D мы обогнали Великобританию и достигли уровня Франции, — высказывал мнение ученый. — Но результативность этих бюджетных трат, выраженная в научных публикациях и внедренных инновациях, невероятно низка. Де-факто наша научная политика — самая неэффективная в мире.

В 2010 году Алферов стал сопредседателем научно-технического совета инновационного центра «Сколково». А в 2012 году возглавлял общественный совет при Минобрнауки.

Сейчас на главной
Статьи по теме