​УКРАИНСТВО: АГОНИЯ ХИЩНИКА

Виктор Евлогин 7.10.2019 22:25 | Альтернативное мнение 69

Хищный зверь украинизма, свирепый и безмозглый, с отчётливо выраженными чертами садиста, но начисто лишённый внятных представлений о будущем – суть есть мрачное порождение ОККУПАЦИИ. Чтобы понять становление этого хищника, сложим несколько общеизвестных фактов. Начнём с того, что у европейского империализма (как, впрочем, и у любого) есть свои особые черты, сформированные веками истории, вошедшие, как составная часть, в менталитет западных колонизаторов. Прежде всего (это трудно понять русским) – европейские державы много веков без перерыва, со средневековья до наших дней вели все свои войны силами НАЁМНИКОВ.

Русофилы скажут, что от доблести, а русофобы – что от недостатка средств, но… Но армия московских царей в её базовом ядре ВСЕГДА формировалась по мобилизационном, милиционному принципу. Правитель призывал – население вставало под ружьё (сперва под копьё). У такой армии есть и свои сильные (мотивированность) и свои слабые (непрофессионализм) стороны. Найм на воинскую службу – в России такое же исключение, как в Европе – мобилизация населения на войну. В подавляющем большинстве случаев европейские короли (а потом республики), задумав войну, искали не людей, а мешок с золотом. Набирались наёмники, которые и воевали друг с другом, где прикажут – это было их ремеслом, а не долгом. Наёмнический сброд очень охотно (и умело) убивал, очень неохотно умирал.

Наёмническая психология рождала очень непонятную русским (и другим народам) европейскую этику войны со множеством «странностей», немыслимой в призывной армии. Например, совершенный паралич воинской части при гибели офицера, «сроки держания» крепостей[1], саботаж в случае задержки снабжения и жалования, и т.п.

Наёмнические армии по самой своей природе были не привязаны к национальности, примерно так же, как современные футбольные команды, представляющие страну – нанимают игроков со всего света. Современные французский и испанский «иностранные легионы», используемые Францией и Испанией для своих войн – имеют в своём составе меньшинство французов или испанцев. Туда набирают желающих со всего света.

За многие века европейских войн выработалась «культура работы с наёмниками», исключающая этнизм и разного рода «высшие соображения». Если для русских было бы очень странно нанимать американцев для войны с Америкой, то для американцев нанимать русских для войны с Россией – вполне естественно. Кто же лучше местных знает местные условия театра военных действий?

Потому, хоть русским и трудно это понять – западная агрессия изначально планирует широкий найм профессиональных убийц на оккупированной территории. Да, в этом много тактических минусов, но ведь есть и безусловные тактические плюсы!

На оккупированных территориях Киевщины (Малороссии) с давних пор хозяйничали европейские колонизаторы: поляки, австрийцы, немцы, теперь вот англосаксы. Это всё люди с единым культурным кодом, и потому в их политике много преемственного. Каждый новый оккупант берёт на вооружение наработки прежнего оккупанта. Украинизм изначально возникает как польское наёмничество, и именно в таком виде преследуется запорожскими православными казаками в их борьбе с униатством[2].

+++

Если наемники вообще свойственны западным формам ведения войны, то англосаксы достигли в этом деле полной виртуозности. На протяжении веков Англия вообще не имела собственной, сколько-нибудь значимой сухопутной армии, опираясь прежде всего на королевский флот. Чтобы идти вглубь покоряемых континентов, куда корабль не проплывёт – английские колонизаторы издавна готовили «туземные корпуса», навербованные из местных племён. Никогда это не было ни тайной, ни сенсацией: даже в живописи сразу же видно, что в Индии солдаты – все индусы, и только офицеры – британцы.

Нет ничего удивительного, что англосаксы в своей войне с Россией делают ставку на давно отработанный и привычный им приём: формирование туземных корпусов из местного населения. Политическое украинство сегодня и есть – туземный корпус наёмного сброда, набранный колонизаторами на месте, из подонков местного общества.

Преемственность с коллаборантами прежних оккупантов (времён обеих мировых войн) у бандеровщины не только очевидна, но и активно подчёркивается самими бандеровцами. Они избавили критиков от необходимости доказывать, что они гитлеровцы: они сами объявили себя гитлеровцами и прямыми, безусловными преемниками гитлеровских пособников.

То есть перед нами – самый обычный, ничем не отличающийся от Индии или Африки туземный корпус англосаксонской администрации. Индейцев англичане уничтожали, сея рознь между индейскими племенами. Славян – сея рознь между славянскими племенами, по схеме геноцида североамериканских индейцев.

+++

Велик соблазн представить наёмника колониальной администрации только продажным подонком, готовым на всё ради подачки «белых сахибов». Однако и в XIX веке и в наши дни колонизаторы, кроме пряника, активно используют и кнут.

Все слышали об ужасной судьбе ручных ткачей в Индии во времена британского господства; не менее известна и трагическая судьба людей в пост-советских бантустанах. Отрезанный от некогда функциональной экономики ломоть, вроде Молдовы или Украины – сам по себе выжить не может. Человек в таком бантустане оказался в положении индийского ручного ткача[3]. Все те занятия, которые прежде кормили его и давали средства к существованию – в одночасье исчезли. Бывший советский человек оказался беспомощным, бесправным и безработным. Он не нужен по своей прежней профессии, да и новых профессий нет! Миллионы просто тихо угасли, другие миллионы пошли по миру побираться.

В таких условиях найм в колониальный туземный корпус для многих стал не только делом их личной подлости, но и делом банального выживания. Недаром говорят, что в современной Прибалтики только три профессии: эмигрант, еврочиновник или фашист. Украина отличается мало – если вообще отличается.

Человек, может быть, и хотел бы выращивать хлеб или собирать корабли на судостроительном завода: но кто ж ему даст? Фашизм – единственное, что новые хозяева республик соизволят оплачивать: вступай в нацисты, получишь грант в долларах или евро…

+++

Таков кнут, загоняющий в украинство – особенно молодых людей, не обременённых образованием, детей «перестроечной» смуты. Но, конечно, есть и пряник! И мы о нём уже сказали: в туземном корпусе колонизаторы их кормят и оплачивают. «Кто девушку ужинает, тот её и танцует»: не хочешь вылететь из корпуса – веди себя так, как от тебя требуют. Играй фашиста, даже если ты внутри не таков. Замажь себя кровью и грязью, как требуют хозяева – и, может быть, станешь подобием индийского раджи при британской колониальной администрации…

+++

А есть ещё такая хорошо известная штука, как стокгольмский синдром[4]. Допустим, взрослый мужчина оказался под воздействием кнута и пряника во власовцах или бандеровцах. Приятно ли ему трезво осознавать себя трусом, подонком, пособником врага и мразью? Думаю, любой скажет: нет, психологически это неприятно. Человек не только спасает свою шкуру и ищет шкурных выгод. Человек так устроен, что ещё он ищет и самооправдания.

А раз так – он начинает искренне принимать за чистую монету всю ту пропагандистскую бредятину, которую ему втюхивают хозяева, какого бы низкого качества она ни была. Он верит не потому, что его убедили, а потому что ему хочется, и страстно хочется поверить. Ведь если он сможет поверить в украинство, как отдельную нацию и страну – тогда он из подонка станет героем в собственных глазах. Вера в бред оккупантов – волшебное средство от всех и всяческих угрызений.

Мол, меня не просто приручили, как собаку, палкой и костью: мне глаза раскрыли! Я и сам хочу того же, чего хотят мои хозяева – если так, то предателю легче жить. Сколько бы жизнь не доказывала ему бредовость пропаганды оккупантов – он цепляется за эту пропаганду в силу «стокгольмского синдрома» своей надломленной личности.

Приведу совершенно убийственные примеры из истории геноцида индейцев англосаксами, которые как две капли воды похожи на современные племенные войны у славян (не только на Украине, но и в Югославии).

Многие из индейцев прерий поддержали не индейцев, а белых. Так несколько племенных вождей шошонов во главе с вождем Вашаки решили, что уж лучше подчиниться белым, чем сражаться против них. Вождь ютов Урай прямо заявил, что ему нравится то, как живут бледнолицые. Будучи человеком гостеприимным, он, не стесняясь, угощал гостей выпивкой и сигарами. Ещё в 1872 году он продал правительству США значительную часть своих земель и теперь получал от него ежегодную пенсию в 1000 долларов.

Гваделупе, вождь племени кэддо вдруг также почувствовал огромную тягу к цивилизации. Он поставлял армии Соединенных Штатов разведчиков-скаутов, поскольку считал, что воюют не столько краснокожие с бледнолицыми, сколько кочевники и оседлые люди (какой «мудрый человек», однако, – понимал в чем «суть конфликта» культур и цивилизаций! А как похож на «цеевропейцев» Киева!).

Его племя кэддо, как он думал, относилось к культуре земледельцев, и, якобы, это автоматически сближало его с людьми белой расы и заставляло ненавидеть кочевников. Племя кроу также поставляло армию отличных скаутов, но у них мотив был иной: старинная вражда с дакота, ради победы над которыми они были готовы даже заискивать перед бледнолицыми.

Надо ли говорить, что по итогам англосаксы истребили и шошонов, и кэддо, и кроу?! Если хорватские или украинские идиоты думают, что их ждёт другая судьба – то пусть лучше изучают историю анлосаксов: «хуже войны с англичанином может быть только дружба с англичанином»…

+++

Из всех этих составных частей и возникло украинство, жестокий, как гиена, но при этом бесплодный, как мул, геополитический хищник. Одни привычны нанимать – другие из поколения в поколения привычны предлагаться. У одних есть многовековая культура использования туземного сброда для уничтожения туземцев, у других – желание внутренне самооправдаться, принимая бред за чистую монету. Одним нужно вырезать краснокожих – а другие, будучи краснокожими, тешат себя иллюзиями, что они – ближе к бледнолицым, чем к другим краснокожим…

Так они и сошлись.

Но сегодня мы наблюдаем агонию украинской гиены. Общий кризис англосаксонского мира, внутреннее разложение в Американской Империи делает далёкий украинский форпост в прериях Евразии малопривлекательным для «белых сахибов».

Некогда римские императоры, нуждаясь в легионах для защиты собственно Рима – вывели все свои войска из Британии, бросил римских пособников там на произвол судьбы и под нож саксам. Когда у Рима не осталось сил – защищать одновременно Италию и Британию, Рим выбрал Италию.

Нечто подобное происходит и сейчас, и уже озвучено Трампом: у империи есть гораздо более важные и болезненные точки, чем «северная война» с русскими, полученная Трампом в наследство от предыдущих администраций. Далёкая северная имперская провинция, оттягивая на себя силы и деньги, всё более злит и раздражает трампистов.

А если США бросят Киев, то украинство предстанет тем, чем оно и является: кучкой вороватых и продажных подонков, вовлечённых обманом и самообманом в гнусное и бесперспективное дело истребления своих соплеменников. И тогда висельников уже ничто не спасёт…


[1] В договоре с комендантом указывалось, сколько дней он обязан удерживать крепость. В случае, если за этот срок не подойдёт подмога – гарнизон имел право сдать крепость с чувством исполненного долга и не потеряв достоинства.

[2] До определённого времени слово «украинец» означало религиозную принадлежность, а именно: принадлежность к униатской церкви.

[3] Открытие индейских рынков для дешевой продукции английских текстильных фабрик привело к массовому разорению индийских ткачей ремесленников. «Равнины Индии белеют костями ткачей» доносил британский генерал-губернатор лорд Уильям Бентинк в Лондон в 1834 г. В 1800—1825 гг. от голода умер 1 млн. человек, 1825—1850 гг. — 400 тыс., в 1850—1875 гг. умерло 5 млн. человек. Во второй половине 19 в. большая часть умерших индусов пришлась на жертвы спекуляций пшеницей на мировом рынке. Сеть железных дорог построенных колонизаторами, позволила бесперебойно выкачивать из страны зерно. Только между 1875-1900 гг. из Индии ежегодно вывозилось 3-10 млн. тонн зерна. Это было достаточно чтобы накормить 25 мил. человек. В это же самое время «Великий голод» в Бомбее и Мадрасе за 1876—1878 гг. убил от 2.5 до 10 млн. человек. Меры по ограничению вывоза пшеницы правительство отвергало с возмущением: «Как это, богатая Великобритания будет наказывать ее торговцев ради бедной Индии!» возмущался Лорд Солсбери.

[4] Стокгольмский синдром — термин, популярный в психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и/или применения угрозы или насилия. Под воздействием сильного переживания заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия и в конечном счёте отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели. Бытовой стокгольмский синдром, возникающий в доминантных семейно-бытовых отношениях, является второй наиболее известной разновидностью стокгольмского синдрома.

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель «ЭиМ».; 7 октября 2019

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора