Анекдоты старые и новые

Владимир Бушин 27.02.2018 6:09 | Случаи и факты 318

9 февраля президент В.Путин присутствовал на съезде предпринимателей. В ходе прений неопрятного вида делец Владимир Лисин решил представить бардак, царящий в экономике и вообще в управлении делами страны, посредством анекдотика из советского, мол, времени, их колхозной, дескать, жизни. Предметом тонкого юмора и беззаботного веселья в устах оратора предстали насилие и гомосексуализм, да ещё групповой, как в старину говорили, свальный грех. И все вместе с президентом заливисто смеялись. Но потом Путин вроде бы как слегка смутился и всё-таки посоветовал Лисину «отредактировать анекдот»: против насилия он ничего не имел, но вот групповой гомосексуализм… Хорошо бы, говорит, всё-таки заменить там колхозного тракториста, которого хотят изнасиловать, колхозной дояркой. То есть он не против насилия как предмета юмора, но пока против гомосексуализма.

А вот ведь какое дело-то: Лисин всего лишь следовал примеру самого Гаранта. Без этого едва ли он решился бы так резвиться на своём съезде да ещё на глазах всей страны. А пример был такой. Совсем недавно на своей ежегодной пресс-конференции Путин рассказал анекдот, который теперь гуляет по интернету под заглавием «Кортик и часы». Там предметом шуток и веселья он представил бандитизм, насилие и убийство. И все тоже хохотали. Значит, это можно, если сам президент! Значит, это хорошо! Значит, это высший кремлёвский тон! Вот Лисин и разверз уста…

Ходят и другие анекдоты, пущенные в мир из державных уст. И все они тупо и лживо антисоветского характера. Так, в апреле прошлого года на медиафоруме Народного фронта по просьбе ещё не забытого Станислава Говорухина, его друга, президент поведал будто бы «бородатый» анекдот вот какого рода. Разумеется, дело происходит в советское время, когда и его отец родной на заводе в Ленинграде и сам он в Дрездене были парторгами. Идёт, мол, партсобрание. Некий Абрам Семёнович просит слова. Ему долго не дают. Он настаивает: «Хоть одно-единственное словечко!» Наконец дали. И он орёт: «Караул!» Вот, мол, только еврей и видел ужас советской жизни, только он и смел громко сказать об этом… Господи, да подумал бы лучше, не пора ли самому-то кричать «Караул! Спасите! Последний раз ныряю!»

Кстати сказать, проницательный и бесстрашный Абрам Семёнович тут не случайно. Президент это любит. На пленарном заседании в рамках Российской энергонедели рассказал анекдот про солдата израильской армии. О, тут совсем другой колорит, чем в анекдоте о колхозе. Никаких педерастов, никаких изнасилований. Израильский солдат представлен храбрым и умным патриотом своей великой родины. Как видите, президент за патриотизм.

Все его анекдоты — глумление над вскормившей его Советской властью, но в них почему-то фигурируют «мерседесы», Рублёвка и другие приметы явно нынешней поры. С чего бы это? К чему бы? Не свежей ли выпечки эти анекдоты? Следует ещё добавить, что в Советское время — при нынешнем распутстве даже на сцене Большого театра трудно в это поверить — большинство наших людей и знать не знали, что такое гомосексуализм, а уж лесбиянки показались бы им совершенно нелепым вздором. Я помню, как мой родной племенник, человек с высшим образованием и немало повидавший в жизни, когда лет в сорок узнал о лесбийской любви, просто был ошеломлён. И это было типично для Советского времени.

И за кого же нам голосовать 18 марта? За кремлёвских анекдотчиков?

Но вот какой анекдотик я недавно услышал… Кремль. Кабинет Путина. За столом, кроме него, сидят Горбачёв, Сердюков, Чубайс, Мединский, Хорошавин, получивший недавно за взяточничество 13 лет, и Белых, получивший 8 за то же. Идёт пирушка, звучат тосты, звенят бокалы. Вдруг открывается дверь и входит Геббельс. Все узнают его и вскакивают. У Геббельса в руках несколько коробочек. Он подходит к столу и говорит:

— Господа, я прибыл по поручению фюрера. Он доверил мне вручить вам высшие награды Третьего рейха. Господин Сердюков, вы награждаетесь Железным крестом с дубовыми листьями за то, то не удалось осуществить фюреру, — за разгром Советской Армии.
Сердюков вскакивает, подходит, и Геббельс навешивает ему орден. Тот рявкает: — Рад стараться! Зиг хайль!

— Господин Чубайс, вы награждаетесь за то, что нам не удалось ни бомбёжками, ни артналётами, ни диверсиями, — за разгром советской промышленности.

Церемония вручения в точности повторяется.

— Господин Мединский, вы награждаетесь за то, что отдали театры таким, как Кирилл Серебряков, Константин Райкин и другие певцам гомосексуализма, а также за мемориальную доску в честь маршала Маннергейма, душителя Ленинграда и друга фюрера.

Церемония повторяется.

— Господин Горбачёв, вы награждаетесь просто за то, что вы подонок и трус, побоявшийся арестовать и расстрелять Ельцина, когда он объявил о ликвидации Советского Союза, а также за то, что братски поддержали меня в вопросе Катыни.

Церемония…

— Господа Хорошавин и Белых, вы награждаетесь за верность грабителю Чубайсу и его делу.

— Господин Путин, вы награждаетесь…

Путин перебивает:

— Доктор Геббельс, спасибо, но передайте фюреру, что я уже награждён.

— Кем? За что?

— Романом Абрамовичем. За то, что я всех этих бездельников, взяточников, ваших подпевал и друзей назначал на важные посты, годами оберегал, холил, награждал — Горбачёва, Сердюкова, Чубайса, Мединского, Хорошавина, Белых… Рома в день моего 65-летия вручил мне нотариально заверенное обязательство, что в своё время он, Ромочка, добьётся превращения Исаакиевского собора в моём родном города в Путин-Центр. Мне большего не надо. Я скромный, за последние шесть лет мой доход составил 38,5 миллиона рублей, т.е. чуть больше 500 тысяч в месяц. А какой-нибудь Миллер получает 2 миллиона в день. Почувствуйте разницу, доктор Геббельс.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора