«Белая» экономика РФ пустит ВВП на дно

Андрей Гудков Андрей Полунин Валентин Катасонов 25.09.2019 13:43 | Экономика и политика 89
Фото: Петр Ковалев/ТАСС

России крайне опасно «выходить из тени»

Экономика России постепенно выходит из тени. Об улучшении налогового администрирования заявляет Минфин, а Банк России рапортует о снижении объемов теневых операций. Казна, понятно, от роста налогооблагаемой базы только выигрывает. Но у медали есть оборотная сторона — замедление темпов роста ВВП, и снижение реально располагаемых доходов граждан. Об этом сообщает РБК.

Энергичность, с которой государство принялось за сбор налогов, действительно впечатляет. По данным ФНС, только в 2017 году около 390 млрд. рублей поступило в бюджет исключительно за счет более качественного администрирования. За январь-ноябрь 2018 года этот показатель, благодаря «отбеливанию» экономики, составил уже 407 млрд. рублей.

Причем, финансовые власти надеются закрепить успех. Так, Минфин заверил: в 2019 году работа по повышению собираемости налогов будет сконцентрирована как раз на расширении базы зарплатных налогов с обелением теневых зарплат.

С точки зрения роста экономики, проблема в одном: в России очень высокие налоги на труд. По данным Всемирного банка и PricewaterhouseCoopers (PwC), совокупная ставка этих налогов в РФ составляет 36,4% от коммерческой прибыли предприятия среднего размера. В мире этот показатель в разы ниже. В Казахстане ставка налогов на труд 11,3%, в США — 9,8%, в Канаде — 12,6%, Германии — 21,5%, Великобритании — 10,8%.

Напомним, с работника в России удерживается при выплате зарплаты 13% — налог на доходы физических лиц (НДФЛ). Кроме того, 30% с зарплат работодатель перечисляет в страховые фонды — Пенсионный фонд (22%), Фонд социального страхования (2,9%), Фонд обязательного медицинского страхования (5,1%).

Между тем, по данным Росстата, скрытый фонд оплаты труда в стране огромен — в 2018 году он составил более 13 трлн. рублей (12,6% ВВП). В эти деньги входят зарплаты в конвертах в официальном секторе, плюс зарплаты у индивидуальных предпринимателей и физлиц, плюс доходы самозанятых.

Добавим также, что в неформальном секторе, по данным Росстата, заняты 15,25 млн. человек — это 21,3% всех занятых в экономике.

Вывод этих работников из тени, отмечают аналитики, приводит к «расщеплению» статистических показателей. Именно из-за обеления экономики, по оценкам того же Росстата, в первом полугодии 2019 года реальные располагаемые доходы россиян снизились на 1,3% в годовом выражении, в то время как зарплаты увеличились на 1,9%.

На деле, чем больше работодатель платит социальных налогов — чем меньше отдает работнику в конверте — тем сильнее у него сужается возможность получения прибыли. В условиях, когда экономика нормально растет, сокращение теневого сектора идет в долговременной перспективе только на пользу.

Но в России ситуация иная: тучи на горизонте сгущаются, и ведущие экономисты едины во мнении, что впереди нас ждет жесточайший кризис. Неслучайно глава Счетной палаты Алексей Кудрин, выступая на Московском финансовом форуме, назвал 1,3% роста экономики в следующим году «потолком».

В таких условиях любое обеление, которое означает дополнительное изъятие средств из потребления в пользу государства, еще больше подрывает потребительский спрос, и еще сильнее тормозит экономику.

— В России финансовые власти не слишком самостоятельны, когда принимают решения по ключевой ставке, параметрам налогообложения, повышению эффективности сбора налогов, — считает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — По сути, они лишь проводят в жизнь установки, которые дают им западные регулятивные структуры — например, Международный валютный фонд.

Если учесть, что самым большим количеством голосов в МВФ обладают США, а штаб-квартира фонда находится в Вашингтоне, становится очевидным, чем российские правительственные финансисты занимаются: удушением экономики РФ.

На мой взгляд, нет смысла искать логику в действиях экономического блока российского правительства. Логика есть в действиях наших врагов, и они — за океаном.

«СП»: — Правильно ли поступает правительство, делая ставку на собираемость налогов?

— Если в фазе экономического спада де-факто повышать налоги, как сейчас это делает кабмин — экономика просядет еще сильнее. На мой взгляд, это даже не вопрос экономики — это вопрос политики и социальной психологии.

Азбучная истина — если целью является экономический рост — налоги на спаде нужно снижать. Именно так, замечу, действует президент США Дональд Трамп.

Американская экономика после кризиса 2008-2009 годов так и не сумела восстановиться, и чтобы подстегнуть рост, Трамп понизил ставки корпоративных налогов. Так, максимальная ставка налога на прибыль в США снижена с 35% до 21%. Плюс, американская налоговая реформа — самая масштабная за последние десятилетия — предоставила льготы бизнесу.

В итоге, речь идет о потере $ 1,5 трлн. бюджетных доходов США за десять лет. Зато уже в 2018 году рост американской экономики превысил 3% ВВП.

«СП»: — Принято считать, что кабмин РФ действует в интересах прозападного крупного капитала. Можно сделать нашу экономику национально-ориентированной, не меняя нынешних правил игры?

— Нельзя одновременно служить России и мамоне. И на мой взгляд, правительство таким выбором не озадачено. Кабмин РФ — по сути колониальная администрация, которая проводит в нашей стране интересы транснациональных корпораций.

По моим данным, уже сейчас большая часть российской экономики находится под контролем ТНК и транснациональных банков. Почему так получилось — вопрос также политический.

«СП»: — Что нужно для исправления ситуации?

— России, я считаю, нужна национализация — как банковской системы, так и ряда крупнейших компаний. Но прежде всего — нам нужна национализация власти.

— В России необходимо установить предел, до которого трудовые доходы облагаются социально-страховыми взносами, — уверен доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — Например, в Германии этот предел составляет 25 тысяч евро в год. Когда предел достигнут, идет прогрессивное начисление подоходного налога. При этом прогрессивный налог берется, прежде всего, с нетрудовых доходов — дивидендов и доходов от собственности. В той же Германии доходы от собственности облагаются по ставке 49%.

В России ныне действующий Налоговый кодекс отражает либеральные экономические установки, и запрещает вводить целевые налоги. Между тем, запрещая целевые налоги, мы запрещаем и целевое финансирование. А богатых если и можно заставить платить больше, то только с четкими гарантиями: их деньги целенаправленно пойдут на поддержку бедных, и никуда иначе.

Я считаю, вместо прогрессивной шкалы НДФЛ нам нужно вводить добавочные социальные взносы. И в первую очередь — для нетрудовых доходов от собственности. Просто потому, чти доходы намного выше зарплат, которые получают большинство наших граждан.

Думаю, для начала было бы достаточно ввести отчисления в 9% с дивидендов на солидарные цели. Это дало бы возможность богатым хотя бы чуточку проявить солидарность с бедными.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора