Без Си в голове. Как китайские технологические компании осваиваются в России

Анастасия Муравьёва Василий Лемутов 12.01.2021 20:49 | Общество 27

Если взглянуть на крупные инвестиции Китая в России, то нетрудно заметить, что почти все проекты получают поддержку на высшем уровне — из стратегических соображений. Поэтому неудивительно, что большинство из них сосредоточены в энергетике и осуществляются государственными гигантами вроде CNPC, Sinopec или Фонда Шелкового пути.

Однако из этого правила есть исключение. Это частные технологические компании из Китая, которые часто оказываются намного динамичнее, чем получающие бюджетную поддержку государственные. Китайские технологические гиганты Huawei и Alibaba, руководствуясь рыночной логикой, потихоньку встраивают Россию в технологический Pax Sinica, а санкции Запада лишь ускоряют этот процесс.

Попутно эти компании постепенно меняют имидж Китая в России — вместо огромной страны с многомиллионной армией дешевых рабочих, способных делать лишь игрушки и кроссовки, он все чаще предстает как мощная научно-промышленная держава, стоящая на переднем крае борьбы за командные высоты экономики будущего.

Российским компаниям такая ситуация не нравится. Конкурировать с мощными Huawei и Alibaba трудно, поэтому в дело идут просьбы к властям о помощи и лоббирование законов против китайских конкурентов, что обосновывается национальными интересами и кибербезопасностью.


ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ОФИЦИОЗ

Соглашение о научно-техническом сотрудничестве между Россией и Китаем было подписано еще в 1992 году, но долгое время страны очень ограниченно взаимодействовали в сфере технологий — за исключением военно-промышленного комплекса, примеров сотрудничества было крайне мало.

В 2010 году совместные проекты были в основном в сфере фундаментальной науки: около 30 институтов Российской академии наук работали с Китаем (среди прочего исследовали физику плазмы, астрофизику, полимерные материалы и порошковую металлургию). Российские ученые также изучали нефтегазоносность бассейна реки Янцзы и загрязнение воздуха в Пекине.

Гораздо меньше примеров практического сотрудничества в высоких технологиях. В списке приоритетов значится около 40 проектов в различных отраслях, но значимое в сфере технологий среди них разве что строительство АЭС в Тяньване (田湾), начатое в 1999 году. В 2010-х оно было дополнено новым пакетом крупных контрактов «Росатома» и его «дочек». Даже Чаньчуньский технопарк, на который стороны возлагали много надежд, стал лишь площадкой для научных и образовательных конференций.

Однако в последние годы ситуация стала быстро меняться. В Китае в 2012 году новым лидером стал Си Цзиньпин (习近平), а в России вслед за ссорой с Западом после украинского кризиса стартовал «поворот на Восток». Во время визита председателя Си в Москву в 2015 году было подписано заявление о сотрудничестве по сопряжению Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути, а через год на уровне правительств был запущен российско-китайский диалог по инновациям.

С тех пор стало появляться больше практических проектов, но большинство из них по-прежнему связаны с межгосударственным сотрудничеством. Например, в 2015 году началась работа по обеспечению совместимости спутниковых систем ГЛОНАСС и Beidou (北斗), а в 2016-м Москва и Пекин подписали договор о совместной разработке широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета (правда, тут пока далеко от завершения из-за разногласий между сторонами).

В 2019 году Москва и Пекин подписали совместное заявление о всеобъемлющем партнерстве и стратегическом взаимодействии, а также объявили 2020 и 2021 годами научно-технического и инновационного сотрудничества, запланировав провести больше тысячи различных мероприятий. Особое внимание стороны уделяют биотехнологиям, искусственному интеллекту и робототехнике.

Как видно, официальное сотрудничество в основном ориентировано на научную и образовательную сферы и в меньшей степени — на предпринимательство и инновации. Среди инициатив бизнеса, официально представленных на межправительственных мероприятиях, превалируют проекты в области энергетики и инфраструктуры. Такое положение не скоро изменится: согласно целям на 2021 год планируется и дальше делать упор на эти две сферы. При этом крупные и высокотехнологичные компании из Китая активно работают на российском рынке, заключают сделки с местными фирмами и расширяют свое присутствие. Но их деятельность не отражается в официальных двусторонних документах, и на господдержку они рассчитывают куда меньше, чем находящиеся в госсобственности банки развития или нефтегазовые гиганты.

БЕЗГОСПОМОЩНЫЕ

Из всех технологических компаний, работающих в России, самая известная — это гигант электронной коммерции AliExpress (глобальный аналог китайской платформы электронной коммерции Taobao (淘宝), один из проектов техногиганта Alibaba Group). Одна из главных причин его успеха в том, что он пришел в Россию раньше многих других, еще в 2010 году.

Российский рынок электронной коммерции тогда еще только зарождался, предложение сильно отставало от спроса. В Москве, Санкт-Петербурге и ряде других крупных городов российские интернет-ретейлеры были серьезными конкурентами «Али», но вне мегаполисов китайский гигант работал почти один. Кроме того, российские компании не могли похвастаться таким же богатым ассортиментом, низкими ценами и доставкой куда угодно, поэтому успех AliExpress был предрешен.

Экономический кризис 2014-го помог китайской платформе — количество покупок на AliExpress составило 55% всех заказов в зарубежных онлайн-магазинах, и Россия стала для компании ключевым рынком. К 2018 году доля AliExpress в онлайн-покупках россиян за рубежом превысила 70%.

В 2019-м компания стала размещать товары и российских производителей. На 2020 год этой возможностью воспользовались более 20 тысяч продавцов. Для сокращения сроков доставки запустили прямые рейсы из Китая.

Однако если брать российский онлайн-рынок в целом, то доля AliExpress на нем невелика — по данным Morgan Stanley, всего 1% в 2018-м. За последнее десятилетие российская интернет-торговля стала достаточно развитой и сегментированной. К тому же средний чек на AliExpress довольно низкий по сравнению с внутренними платформами.

Чтобы укрепить свое положение, с октября 2019 года AliExpress Russia объединил в себе площадки Tmall, Pandao и стал работать в качестве совместного предприятия Alibaba Group (47,8% доли в СП), с одной стороны, и Mail.ru Group (15% доли), РФПИ (12,9%) и «Мегафон» (24,3%) — с другой.

Это уникальный для Alibaba формат — в других странах китайский гигант не отдавал существенных пакетов акций местным компаниям. Создав СП, Alibaba приобрела местных союзников в негласном противостоянии с российскими онлайн-ретейлерами, лоббировавшими «налог на AliExpress». Впрочем, беспошлинный порог ввоза с начала 2020-го все-таки был снижен с €1000 до €200, однако покупателей на китайской площадке это почти не затронет: средний чек находится на уровне 1,5 тысячи рублей.

Вторым крупным игроком на российском технологическом рынке стала Huawei. Компания всегда была заинтересована в России, но последние годы на фоне санкций и запретов на использование продукции Huawei на Западе ее интерес к России вырос в разы.

Huawei пришла в Россию в 1996 году — на тот момент это был первый офис компании за пределами КНР и Гонконга. Тогда Huawei была скорее заинтересована в доступе к российским кадрам в области программирования и не собиралась покорять зарождающийся рынок сотовой связи, а потому опасалась инвестировать много.

В 2001 году Huawei открыла первый учебный центр в России на базе Московского технического университета связи и информатики. Сегодня у компании более двадцати партнерств с российскими вузами со стажировками и грантами для студентов, совместными исследовательскими центрами и образовательными программами. Такое сотрудничество помогает привлекать ценные кадры.

Пока местные компании вынуждены маневрировать между эпидемией и экономическим кризисом, китайские гиганты продолжают расширять свое присутствие. Такое поведение китайцев не нравится их российским конкурентам. В июле 2020 года премьеру Мишустину на Huawei жаловался CEO компании Group-IB, расследующей киберпреступления, Илья Сачков. «По иностранным компаниям, которые находятся в России — в первую очередь Huawei, — я просил бы обратить внимание, что эти компании несут функцию двойного назначения: мало того, что подрывают суверенитет РФ в плане информационной безопасности, они полностью рушат рынок труда. Специалисты с зарплатой 250 тысяч рублей получают от Huawei в России оферы на 1,2–1,5 млн рублей», — говорил Сачков.

Однако Huawei успешно подает свои действия, наоборот, как борьбу с утечкой мозгов из России. После того как в мае 2019 года США ввели против Huawei санкции, компания направила 140 технологических предложений по сотрудничеству разным российским вузам. Компания договорилась о сотрудничестве с МФТИ в сфере развития технологий искусственного интеллекта, а с МТС — о развитии технологий 5G и о пилотных запусках в России сетей связи пятого поколения.

Huawei получила поддержку в России на самом высоком уровне: в 2019 году на Петербургском международном экономическом форуме президент Путин раскритиковал санкции США против техногиганта Китая.

Сами российские работники Huawei признают, что предпочли бы работать в известной западной или российской компании, так как тяготятся китайской корпоративной культурой, однако никакая другая компания не может предоставить сопоставимые зарплаты.


ЗА ЗАБОРОМ

Китайские техногиганты, очевидно, успешны на российском рынке — и все это без поддержки со стороны китайского государства. Скорее они сами вступают в союзы с местными игроками и занимаются джиаром. Помимо примера СП Alibaba, есть и другие.

В марте 2020 года Huawei стала стратегическим партнером облачной платформы Сбербанка, отказавшись от собственного облачного бренда в России. Компании также активно сотрудничают друг с другом по мелочам: Huawei предустанавливает на свои смартфоны приложения Сбербанка, а банк открыл сервис моментального кредитования для покупки техники Huawei.

Китайские компании меняют имидж Китая в глазах российских потребителей. Если еще 10 лет назад из Китая в Россию шли в основном дешевые товары легкой промышленности, то теперь это китайская электроника — от смартфонов Huawei, бытовой техники Haier и до умных устройств Xiaomi. Меняется и отношение россиян к китайским IT-товарам — они уже не воспринимаются как дешевые и низкокачественные.

Для обычного потребителя Huawei — это не высокие технологии и 5G, а доступные качественные смартфоны, которые успешно обошли Siemens, Nokia, Sony, HTC и конкурируют с гигантами Samsung и Apple. На российском рынке смартфонов китайские производители лидируют с 2015 года. За это время их доля на рынке России выросла с 30% до почти 60%. На рынке ПК в России лидирует другой китайский техногигант — Lenovo, который держал 23,5% рынка ноутбуков в первом квартале 2020 года.

Китайский частный хайтек-бизнес постепенно встраивает Россию в Pax Sinica и, самое главное, готовит к этому общество. Учитывая, что санкции Запада при президенте Байдене сохранятся и, возможно, даже усилятся, а балканизация глобального технологического регулирования из-за противостояния Китая и США — все более вероятная перспектива, китайские частные технокомпании вносят важный вклад в то, чтобы Россия осталась за цифровым забором на китайской стороне.

Источник


Авторы Анастасия Муравьёва — китаист, Yenching Scholar в Пекинском университете, соавтор спецпроекта ИД «Коммерсантъ» «Силы Поднебесные» и телеграм-канала «Sina Tech: Китай, бизнес и технологии»; Василий Лемутов — китаист, соавтор спецпроектов ИД «Коммерсантъ» спецпроектов ИД «Коммерсантъ» «Силы Поднебесные», «От желтых морей до пустынного края», «Вся китайская рать» и телеграм-канала «Sina Tech: Китай, бизнес и технологии» / Московский Центр Карнеги

Фото: Действующий председатель правления Huawei Го Пин и президент МТС Алексей Корня на церемонии подписания соглашение о развитии технологий 5G. Фото: Getty Images

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю