Бизнес живет 3 года. Почему половина ставропольских фирм закрывается на старте

newstracker.ru 22.12.2019 20:39 | Экономика 63

Не меньше половины новых организаций на Ставрополье ликвидируют в течение первых 3-5 лет после регистрации. От чего бегут местные предприниматели, которые закрывают свое дело, разбирался корреспондент NewsTracker.

Минимум половина юрлиц закроется за 5 лет

За последние 3 года, по данным СПАРК-Интерфакс, в Ставропольском крае закрылось более 16% организаций, которые открывались с 2016 года. В 2016 году в Ставропольском крае было зарегистрировано более 3 тысяч организаций. В последующие 3 года из них было закрыто 16,6%.

Похожая тенденция сохраняется среди организаций, зарегистрированных в течение той же трехлетки. В 2016-2019 годах на Ставрополье зарегистрировано 9624 организаций. За тот же период ликвидировано 1602 организации, которые в течение этой трехлетки регистрировались. Доля ликвидации составила также порядка 16%.

Это несколько улучшенный показатель в сравнении со статистикой 10-летней давности. В 2010-2012 годах доля ликвидации организаций в течение первых трех лет составляла 18%. Но в перспективе первых 5 лет доля ликвидации организаций в крае вырастает примерно до 50%.

Бизнес стремится уйти в минус

В действительности доля закрывающегося бизнеса в регионе очевидно выше, и рассчитана она может быть только по более сложной методике, нежели простое сравнение числа открытых и закрытых организаций, считает советник бизнес-омбудсмена в Ставропольском крае Сергей Владимиров. Повальное закрытие бизнеса на старте — стандартная ситуация во всех странах.

«Общемировая статистика — что в период первых 5 лет закрывается порядка 70-80% бизнесов, которые появляются», — отметил Владимиров.

После такого отсева небольшая доля нового бизнеса все-таки остается на плаву. Однако на Ставрополье реальные цифры ближе к отрицательной динамике, считает собеседник. Перспектива сокращения предпринимателей и предприятий прослеживается даже в официальной статистике.

Рост индивидуального предпринимательства в последние годы компенсирует сокращение юридических лиц. По мнению Владимирова, это признак того, что более крупные формы организаций перестают окупаться.

«Первое впечатление — растет количество ИП. Но это неправда. Дело в том, что общее количество бизнесменов в крае сокращается — люди уходят в тень или вообще уходят из бизнеса, уезжают из края. А рост ИП он во многом произошел за счет того, что люди закрыли ООО, потому что не тянут более дорогую бизнес-модель и переходят на ИП», — пояснил советник уполномоченного.

Фото: NewsTracker

Риск отрицательной динамики скрывается в новом законе о самозанятых — ниша с еще меньшей налоговой базой может стать выходом для бизнесменов, которые не справляются с оплатой сопутствующих расходов в статусе индивидуальных предпринимателей.

«Мы боимся, что как только появятся самозанятые в крае, вот эти ИП, которые вроде бы даже растут, — будет резкое выбывание. А это за собой влечет еще суммарное уменьшение налоговых поступлений в бюджет», — предостерегает советник уполномоченного.

При этом стратегия развития края на ближайшие годыпредусматривает взрывной рост предпринимательской активности — к 2035 году ожидается, что в сфере МСП будет задействована пятая часть населения края, около 630 тысяч человек. Такие цифры заложены в стратегии развития Ставропольского края на ближайшие 15 лет. Хотя, по данным Минэка, их вдвое меньше — порядка 300 тысяч человек. При этом объемы грантовой поддержки планомерно снижались с 2013 года почти втрое.

Почему бизнес закрывается на старте

Первая очевидная проблема, которая мешает предпринимателям последовательно и долго развиваться, по словам Владимирова, — общая неблагоприятная экономическая обстановка в стране.

«Мы видим общий негативный экономический фон в целом, который состоит из двух вещей. Первое — плохая экономическая ситуация. Вторая — административное давление, уголовное преследование и постоянно меняющееся законодательство», — отметил советник уполномоченного.

Объем денежной массы влияет на то, какие ниши развивает бизнес. Снижение денежной массы серьезно ограничивает новых предпринимателей в том, какой бизнес следует открывать.

«Тяжелая экономическая ситуация в целом в стране. В экономике в принципе мало денег сейчас. У большинства денежные средства тратятся на предметы первой необходимости. Соответственно, для развития бизнесов, параллельных, которые по пирамиде Маслоу идут после первого уровня, который включает минимальные потребности, все меньше и меньше денег остается на любой уровень, кроме первого. И с этим для новых бизнесов не так много ниш, куда можно прийти и с учетом первых ошибок открытия бизнеса существовать какой-то длительный срок — пока набьешь шишек и сможешь дальше развиться», — пояснил Владимиров.

Основным признаком таких проблем, отмечает собеседник, является увеличение доли бюджета в экономике.

«Все больше и больше компании или госкомпании, бюджетные учреждения, если получают деньги, то это деньги, только разыгрывающиеся в рамках 44-го законов. То есть денег в экономике мало, кроме государственных», — подчеркнул собеседник агентства.

Существующая практика грантовой поддержки отдельных проектов, по его мнению, неэффективна, поскольку деньги в таком случае получает лишь небольшая часть предпринимательского сообщества. Но даже грантовая поддержка зачастую оказывается бесполезной, поскольку выделяемых сумму все равно недостаточно для полноценного развития бизнеса.

«Это общефедеральная тема, она одинакова для всех регионов — не создается среда денежных средств, направляющихся на поддержку малого и среднего бизнеса. Они латают разовые дыры или помогают точечно, не формируя экономическую среду в стране или регионе. То есть мы готовы выделить несколько грантов, несколько десятков грантов конкретным людям, но мы не можем создать такие условия, в которых гранты вообще не понадобятся», — сетует Владимиров.

Правительство помогает и отбирает

Дополнительные трудности бизнесменам, особенно начинающим, создает административное давление. Ярким примером стала кадастровая оценка, результаты которой в последние годы вызывают немало возмущения.

«Решения, которые принимаются в сфере экономики, они часто, к сожалению, влекут ухудшение ситуации для бизнеса.. Например, сейчас в регионе проходит кадастровая оценка. У нас огромное количество обращений. Люди, получив определенную стоимость, видят, что их объекты выросли в 5-10-20-30-100 раз, они не понимают, как в этой экономике они будут продолжать, и задают резонный вопрос. При этой стоимости он закроется. Кто-нибудь считал не из математиков, а из экономистов, как это повлияет на среду», — отметил Владимиров.

Проблемы возникают даже на уровне взаимодействия министерств. В случае с кадастровой оценкой

«В этом смысле Минимущества отработало правильно — оно посмотрело те цифры, которые получаются по формуле. Но возникает вопрос — а экономика (этим занимается другое ведомство), насколько оно влияло на анализе кадастровой стоимости? Выясняется, что Минимущества работало самостоятельно, не в связке с Минэком. А в результате к нам приходят десятки, сотни обращений о том, что мы просто сейчас закроемся как бизнес.

«И в чем был смысл, если у нас обявляют о том, что у нас огромное количество программ, губернатор выделяет 500 миллионов рублей в 2019 году, сотни миллионов в 2020 году. Но в реальности к нам приходят ежедневно приходят предприниматели — после проверки штрафы составляют сотни тысяч рублей. Для МСП это неподъемные деньги и ставит их на грань выживания», отметил Владимиров.

Не нужны единороги

Противопоставить этим проблемам, по мнению Владимирова, можно только грамотную стратегию поддержки бизнеса, и она должна ориентирована не на гигантов отрасли, а на малый и средний бизнес.

«Мы боремся не за то, чтобы у нас появился один единорог со стоимостью компании в 1 триллион. Мы хотим, чтобы появилось 100 тысяч компаний со средней стоимостью компании, пускай будет, 3-5 миллионов. Вот они дадут стабильность, возможность увеличения рабочих мест. Одна компания при всей красивости и желанием давать награды, никогда не сделает экономику страны», — заявил Владимиров.

Фото: gubernator.stavkray.ru

В пример он приводит предприятие «Сады Ставрополья», которое продвигается в медиа в том числе через правительственные площадки.

«На всю страну звучит тот же самый “Сады Ставрополья” — с одной стороны здесь достаточно эффективный управленец, с другой стороны достаточно серьезная подпитка с помощью программ, которые через Минсельхоз проводятся», — отметил Владимиров.

Опыт развития этого предприятия, по его мнению, единичный случай, который не влияет на экономическую среду.

«Иногда, когда появляется синергия управленца и точечного вливания денег, появляются достаточно крупные интересные проекты, которые действительно могут являться драйвером экономики. Но мы всегда говорим, что экономика страны сильна не тогда, когда у нас есть 1-2-3 очень сильных предприятия. Экономика страны сильна, когда у нас есть 500 или 5 тысяч средних и малых предприятий, которые создают фон. Такая практика во всем мире», — пояснил Владимиров.

Сейчас на главной
Статьи по теме