Дежавю по-МИДовски или «новая метла»?

Владимир Викторович Волк Русранд 27.03.2019 23:30 | Политика 43

Дежавю — это психическое состояние, при котором человек ощущает, что он когда-то уже был в подобной ситуации. Но данное состояние свойственно не только человеку, но и обществу. Если очистить чешую кремлёвского агитпропа, смакующего российско-белорусские отношения как очередную дипломатическую «пэрэмогу» президента Путина, то в сухом остатке получится не самая изящная картина. А именно: Москва в лице Минска всё дальше отдаляет от себя последнего верного союзника на просторах бывшего СССР. Даже не союзника, а часть государства, если считать, что номинально между Россией и Белоруссией существуют отношения в рамках единого политико-экономического пространства.

Часть Русского мира — Украину — Кремль проиграл шумно, позорно и с большим международным скандалом. Да, конечно, Путин пояснил сие «небольшое недоразумение» (равное геополитической катастрофе для России и русского народа) непорядочностью западных партнёров. Которые уговорили его повлиять на тогда ещё действующего президента Украины Януковича, чтобы тот смирился с участью битого и не разгонял экстремистов майдана силовым методом, заключив «мир» с теми, кто тут же совершил силовой захват власти. Что беспрекословно и было сделано. Но Запад, как сказал Путин, обманул.

Интересно, президент реально такой наивный или это просто игра на публику, хорошая мина при плохой игре? Любой российский школьник, читавший Фенимора Купера и Константина Симонова, знает, что «партнёрам» за большой тихоокеанской «лужей» верить нужно с большой степенью осторожности и прагматизма. На этот счёт китайский аналитик Лю Чжицин сказал прямо: «Китай не должен слепо верить капиталистам и политиканам с Запада. Пока ты повинуешься, они — „посланники небес“, но стоит что-то сделать наперекор, эти посланники в один миг превращаются в худший кошмар».

Любой нормальный российский студент левых, центристских или националистических взглядов всеми фибрами своей души чувствует, что Россия должна на международной арене держать свою линию и ни на шаг не отступать от национальных интересов, при этом опекая, стимулируя и мотивируя весь постсоветский пояс государств, где проживают соотечественники и союзники. В этом и есть сила, величие и мудрость России. Нет отступать, а договариваться, не удаётся второе — стоять стеной.

Иначе крах. Иначе сомнут.

Киевские события 2014-го года (и всё, что им предшествовало на протяжении двух десятилетий) — это сдача одной из русских крепостей, в которой участвовали не столько «крестоносцы» со своими долларовыми стенобитными машинами, сколько, прежде всего, местные колаборанты, открывшие ворота для входа врага. А также их кремлёвские советники, насоветовавшие не сопротивляться. Или просто промолчавшие. Если ретранслировать известную цитату пастора Мартина Немёллера, то нельзя молчать и бездействовать. Когда в 90-е Запад уничтожал Югославию, Кремль молчал. Ельцин не был югославом. Когда Запад в 2004-м захватывал Прибалтику, Кремль молчал. Путин не был ни эстонцем, ни латышом. Когда Запад захватывал Украину, Кремль молчал. Точнее прислал в Киев в качестве парламентёра ничего не решающего человека, который к тому же ничего не подписал. Сейчас в социальных сетях прокремлёвской направленности этот «игнор» звучит как мейнстрим, сопровождаемый римскими овациями. Раз Россия не подписала, то Путин молодец, значит, Россия и никакой ответственности не несёт за то, что случилось в 2014 году у «небратьев».

Но тут заминочка: оккупировавший Украину коллективный Запад, как бы ни билась в истериках кремлёвская пропаганда, таки возложил на Россию ответственность за всё, что произошло и происходит на Украине.
Завтра Запад придёт в Россию. Да он уже здесь, пятая колонна ждёт не дождётся, когда западные хозяева ликвидируют последние остатки суверенитета и ядерная кнопка будет передана под контроль инспекторов ООН и ОБСЕ. И вступиться за Россию будет некому, ибо последние друзья русских — армия и флот — получат приказ олигархии «ни шагу вперёд». По принципу «Минска-2» в Донбассе. И вот тогда придётся с горечью вспоминать об упущенных возможностях и дипломатических провалах путинской властной группировки.

Автор программы переустройства России Степан Сулакшин три с половиной года назад писал: «Российско-белорусские отношения давно уже считаются скорее субъективным явлением, нежели объективной закономерностью. Они во многом определяются настроением и личными взаимоотношениями первых лиц государства… Лишенные какого-либо идеологического и ценностного начала, они постепенно вырождаются во взаимодействие в формате «кто кому больше должен или обязан».

Кстати, именно на этом постулате строили свои отношения кремлёвские рулевые и с Киевом, направляя туда послов не с миссией интеграции народов и сближения государственных идеологий, а решать сугубо узкие и абсолютно частные интересы российской олигархии. Как, впрочем, и украинской, которая и свои капиталы-то поднимала и сбрасывала в общие оффшоры (назовём их «общаки») преимущественно на транзите и продаже российских энергоресурсов и сырья. Такая политика и привела к известным результатам.

Отношения с Белоруссией всегда были непростыми, но стали особо натянутыми несколько лет назад, в связи с антироссийской санкционной кампанией, из-за которой европейские товары начали поступать в Россию под маркировкой белорусского производства. Тогда Россией в отношении Белоруссии введен специальный фитосанитарный режим на ввоз продукции растениеводства через Белоруссию из ряда стран. Белорусских производителей начали обвинять в поставках некачественных продуктов, включая их в стоп-листы, но тем самым противореча основам Евразийского экономического союза и договорным обязательствам союзного государства.

Если кто-то забыл, то подобные шаги руководство РФ применяло и в отношении украинских товаропроизводителей ещё во времена правления вполне себе лояльного к России Виктора Януковича. Ну, и, естественно, в тот период не снимался с повестки постоянный газовый шантаж и давление. Путинская Россия не несла Украине идеологию новых, братских, союзных отношений, постоянно скатываясь в формат бизнесовых «тёрок». При этом зачастую в случае фиаско обвиняя не своих и украинских «барыг», а весь народ. Мол, это он ворует газ и не хочет за него платить. Хотя, по сути, ни 99% граждан России, ни столько же граждан Украины от мутных схем энергопоставок никакой выгоды не имели.

Сейчас эти отношения (или, скажем, контрольный пакет такого формата) перенесены на Белоруссию. Лукашенко как президент нелиберального и социально ориентированного государства, безусловно, вынужден занимать сдержанную и прагматичную позицию. Многовекторность Белоруссии во внешних отношениях тем и объясняется, что она находится в окружении либерально-капиталистических систем. И путинская Россия идеологически не может предложить Белоруссии ничего, кроме приватизации и распродажи любых ресурсов, и готова в этих предложениях идти на обострение отношений.

Михаил Бабич / Фото РИА Новости

Собственно, очередной раунд этого обострения пришёлся на эпизод с назначением посла России в Минске Михаила Бабича в статусе спецпредставителя президента по торгово-экономическим отношениям, которого пресс-секретарь МИД Белоруссии Анатолия Глаз сравнил с «подающим надежды бухгалтером». Белорусу не понравился не только менторский тон плохо понимающего специфику страны российского коллеги, но и находящийся в его арсенале «искусственный, подтасованный набор цифр», за которые регулярно хватается российский дипломат.

Что сказал Бабич? Микс его выражений в адрес белорусского президента (после встречи Лукашенко и Путина в Сочи) был достаточно резок: «Россия кормит Белоруссию», «нелепые упреки», «не надо учить Россию и ее правительство, как жить», «анекдотичный пример», «мобилизация электората путем формирования образа врага», «кому-то не хочется признавать очевидные факты». В Белоруссии, привыкшей за время работы со старым послом Александром Суриковым к комфорту и полному пониманию, такой тон был воспринят как генерал-губернаторский. Хотя в целом Михаил Бабич, наверное, впервые за всю постсоветскую историю позволил себе заговорить о российских интересах. И это несколько шокировало белорусскую элиту, привыкшую к тому, что посольтво России сквозь пальцы смотрело на удаление Минска от Москвы. Идёт вялотекущая дерусификация — посол не вмешивается. Происходит отмежевание от общих исторических сюжетов — посольство молчит. Исчезает российский сегмент в СМИ и в Интернете — всё всех устраивает. Так, не вникая в суть событий, в декабре 2016 года прежний российский посол А.Суриков поспешил обвинить задержанных пророссийских публицистов Дмитрия Алимкина, Сергея Шиптенко и Юрия Павловцав радикализме и фактически одобрил их арест в Беларуси.

Этто случай стоит особняком в политическом досье бывшего посла. О чем таком опасном писали Шиптенко, Павловец и Алимкин? О том, что подменяется подлинная история Белоруссии, периоды, когда белорусские земли находились в составе Российской Империи, объявлены чуть ли не оккупацией. Что в Белоруссии идет насильственное вытеснение русского языка, в том числе из топономики, при том, что русский язык — основной язык общения в стране, и 80% жителей Белоруссии считают его родным. Что братский белорусский народ уводят от России, причем делается это по инициативе властей. О том, что в Белоруссии полным ходом идут деструктивные процессы, схожие с теми, которые происходили на Украине. Разве такие «мелочи» должны были пройти мимо самого пристального внимания со стороны дипмиссии России?

Белоруссия как союзник не поддержала Россию в событиях 08.08.08, да и в признании суверинитета Абхазии и Южной Осетии. Совершенно возмутительно вёл себя Александр Лукашенко в период Русской весны, не поддержав Россию в вопросе Крыма и протянув руку помощи не восставшему против хунты Донбассу, а врагам Русского мира — нацистскому режиму Порошенко-Турчинова-Парубия-Авакова. Ну, и вишенка на торте — под занавес работы в Минске Александр Суриков был награжден белорусским орденом Почета.

Критический стиль работы нового посла, во всяком случае, стартовый период, оказался неприемлемым для Минска. Наверное, это было ожидаемо. Но в целом такая позиция — тревожный сигнал, чреватый новыми всплесками взаимной неприязни. Что не играет на руку ни российскому, ни белорусскому народам.

Настороженность официального Минска вызвали контакты российского посла с белорусской оппозицией. Почему-то снова возникли ассоциации с личной домайданной дружбой экс-посла РФ в Киеве Михаила Зурабова и олигарха Петра Порошенко, впоследствии в результате госпереворота оказавшегося в кресле президента? Архивы СМИ хранят информацию о том, как в 2013 году, когда Россия объявила «таможенную войну» Украине, Зурабов за ручку водил Порошенко по высоким российским кабинетам, чтобы не был затронут бизнес его товарища — шоколадки и грузовики.

Многие российские бизнесмены охотно пользовались услугами российского МИД РФ в Киеве для того, чтобы «зецепить тему» на Украине. Автору сих слов приходилось в то время немало общаться с представителями российского бизнеса. И когда мы выходили к ним с предложениями поддержки общественно-политических проектов интеграции двух стран, то видели в глазах бизнесменов полное недоумение и непонимание. Их это не интересовало ни в каком виде, и ни под каким соусом.

Одна из причин такого поведения посла — в двуличности и переменчивости политики Кремля и всё в той же позиции официального Киева периода правления Януковича. Поддавливаемый со всех сторон неоднозначным окружением и оппозицией, Виктор Фёдорович охотно играл в многовекторность и соблюдал линию на политическое дистанцирование от России, при этом вполне лояльно относился к развитию межклановых отношений олигархических и бизнес-структур двух государств в ущерб народам и общественной интеграции. И коль такая постановка устраивала Москву, то и у посла на Украине не было стимулов для ведения иной линии. Она соответствовала моменту.

Нечто подобное на протяжении длительного периода наблюдается и в Белоруссии. Поэтому и возникает ощущение дежавю. Во всяком случае, до прихода на должность посла РФ Михаила Бабича оно не пропадало ни на день. РФ и Белоруссия формально находятся в т.н. Союзном государстве, но что с реальной интеграцией? Совершенно не ясно, на каких условиях, в каком формате, на какой идеологической основе?

Все годы Россия присутствовала и на Украине, и в Белоруссии номинально, не неся через своих послов национальную идею, которой, собственно, нет. Но которая могла бы не по правилам питерских подворотен, а по обязательству брата честно исполнять договоренности, не выставляя счетов и не включая «счётчиков» своим единокровным родственникам. И которая была бы привлекательнее, весомее, глобальней и перспективней любых национально-«свидомых» проектов и бизнесовых междусобойчиков.

Михаилу Бабичу будет непросто. Ему уже непросто — своими категорическими оценками положения дел он серьёзно пощекотал нервы белорусской элите. Но как при отсутствии идеологической основы объединения и интеграции ему выстраивать отношения — большой вопрос. Если в системе управления и смыслах существования путинской России всё останется так, как есть, то недолог час и нового посла ждут «лавры» Михаила Зурабова, а Россия потеряет Белоруссию по тому же сценарию, что и Украину. Только без майдана и войны.


Автор Владимир Викторович Волк — Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора