Есть Путин — есть Россия, есть Сечин — есть нефть?

Владимир Викторович Волк Русранд Самое интересное 31.10.2019 18:49 | Экономика 171

Как-то слишком дробно выстрелило: сразу несколько ресурсов и блогеров дружно написали о том, что негоже «сирому быдлу» поднимать, а тем более рассуждать на тему многомиллионной зарплаты президента корпорации «Роснефть» Игоря Сечина. Ведь «про 20 млн рублей месячной зарплаты Сечина говорить куда удобнее, чем про 4 трлн обеспеченных им налоговых поступлений. Аналогично зарплата Миллера куда важнее, чем 2,7 трлн налогов от „Газпрома“».

Сразу обратим внимание, что политический обозреватель и эксперт по вопросам международной военной безопасности Александр Запольскис как-то уж слишком фривольно жонглирует фактом, что это именно лично Сечин платит огромные налоги государсту, а не многотысячные коллективы хозяйственных субъектов, работающих в составе корпорации. И налоги эти образуются от реализации природного сырья, по конституции принадлежащего всему народу.

Это не государство зависит от лично Сечина и чуть ли не на коленях должно стоять в мольбах перед ним — „спаси и сохрани меня, Игорь!“. Получается как в отлитой в граните речёвке про президента: „Есть Путин — есть Россия“ (есть Сечин — есть нефть?). Пора бы уяснить, что это Сечин живёт за счёт деятельности (минуточку) государственной корпорации „Роснефть“, пусть и с достаточно мутным составом акционеров. Граждане России (а политические обозреватели и эксперты по вопросам международной военной безопасности — тоже граждане) по умолчанию смирились с фактом, что правление Путина страной было определено новой прослойкой людей, чье богатство и власть зависят от их верности „главному телу“. Но это никак не означает, что весь народ должен падать ниц и вычеркнуть из повестки обсуждения размер умопомрачительной зарплаты президента государственной корпорации.

Кстати, какая она? Официальную цифру найти попросту нереально. Хотя это более, чем странно, учитывая, что Игорь Сечин находится (чисто формально, конечно) на службе государства. Можно сказать, бюджетник. А значит, обязан перед этим государством не только отчитываться налоговой декларацией, но и отвечать на вопросы о своей зарплате „сторожевым псам общества“ — средствам массовой информации.

Источник: Ведомости

Источник: ТАСС

Знаем, что Игорь Сечин питает весьма неприязненные чувства ко всему, что так или иначе задевает его личную жизнь. И даже организовал несколько судебных процессов против СМИ. А на его пресс-конференциях уже давно задаются только заранее согласованные вопросы. Поэтому воспользуемся информацией, ранее опубликованной и многократно обсуждённой.

Источник: РБК

Источник: Газета.ру

Примерно такой же цифрой (20 млн рублей) апеллирует и Запольскис, публикуя свой «мастер класс» о том, что обсуждать сумасшедшую и не отвечающую российским реалиям зарплату топ-менденжера — это минимум провокация, максимум — призывы к баррикадам.

Не слишком ли заигрались в охранительство придворные эксперты? Не забыли, что вообще-то назначение руководителя госкорпорации происходит при участии главы правительства, который, в свою очередь, подотчётен президенту и Госдуме, которые, в свою очередь, подотчётны избравшему их народу? То есть «Роснефть» юридически пока ещё не частная лавочка, хотя близка к тому.

Источник: РИА Новости

Но остановимся указанной цифре зарплаты в 20 миллионов. Не будем её ни оспаривать, ни подтверждать. Это ж только нищие оклады учителей и врачей можно обговаривать в комиссиях и комитетах, министерствах и ведомствах, а государственных топ-менеджеров — ни-ни.

Президент Путин, например, с этой темы «свалился», как всегда, элегантно и технично. Отвечая на вопросы «Прямой линии» рассказал, что его самого задевает, когда он видит разницу в ежемесячных зарплатах между руководителями некоторых компаний и рядовых сотрудников. Но выразил опасения, что в случае выравнивания зарплат управленцы высокого уровня, «разбегутся по частным компаниям или уедут за границу» и тогда резко появится дефицит управленческих кадров.

Не понятно, что пугает Путина и почему у нас дефицит управленцев, которых вузы за время только одного путинизма выпустили под несколько миллионов? Людей больше пугает разница в доходах граждан России, которая одна из самых высоких в мире! Росстат в минувшем году сообщил, что доходы самых богатых россиян в 15 раз выше доходов самых бедных.

Но, думается, что эта цифра не совсем верна, если сравнить 20-миллионную зарплату Игоря Сечина и минималку в 11 280 рублей у какой-нибудь санитарки в районной больнице. Разделим первую цифру на вторую и получим 1773 раза. Проще говоря: на одну зарплату государственного топ-менеджера Сечина может жить (а МРОТ у нас считается соответствующим жизненным потребностям человека) целых 1773 санитарки! А их, к слову, катастрофически не хватает в российских больницах. А они ещё и детей кормят!

Топ-менеджеров в стране, как говорил Давид Маркович Гоцман, «за гланды», а вот младший медперсонал стал благодаря реформам Путина и его министра Скворцовой дефицитом. Вот, что должно пугать Путина и его охранителей, боящихся баррикад. А не обсуждение зарплаты Сечина.

Писатель и публицист Алексей Горшков посмотрел на доходы тех, кто руководил добычей нефти и газа в России под другим углом. И, сославшись на данные «Форбса», посчитал, что в 2016 году г-н Миллер зарабатывал на нефти в 11600 больше величины «среднего дохода на душу населения России от добычи нефти и газа», а доход господина Сечина превышал это показатель в 7500 раз, а, возможно, и ещё больше.

Почему больше? Да потому что доходы Сечина состоят не из одной зарплаты. В 2017 году совет директоров нефтяного гиганта утвердил «Стандарт о выплатах и компенсациях топ-менеджерам», который предусматривает возможность выплаты Сечину разовой премии по итогам года — 150% от суммы годового денежного вознаграждения (т. е. от 270 до 360 млн руб.); доплаты за участие в работе правления — 5% от оклада (от 9 до 12 млн); иных видов вознаграждений, установленных решением совета директоров компании.

Также «Стандартом…» предусмотрены премии: за работу с гостайной (размер определяется отдельным внутренним документом компании); за реализацию значимых проектов (размер устанавливается на основании приказа по компании и может составлять 6 и более должностных окладов); в случае награждения государственными и ведомственными наградами (размер определяется приказом по компании; в случае награждения наградами компании — от 50 до 150 тысяч рублей).

Ещё немного: Игорь Сечин владеет почти 13,5 миллионами акций «Роснефти», которые также являются источником дохода, поскольку компания регулярно выплачивает дивиденды своим акционерам. Участие Игоря Сечина в уставном капитале ПАО НК «Роснефть» только в 2018 году принесло ему более 196 миллионов рублей.

Но у «Роснефти» есть еще и опционная программа: топ-менеджерам могут быть переданы в качестве поощрения или проданы пакеты акций компании. То есть, получая установленную «партией и правительством» неимоверную зарплату за счёт добычи и продажи принадлежащих по большей части всему народу ресурсов, Игорь Сечин инвестирует заработанные деньги в российское предприятие, потихоньку становясь собственником его долевых частей.

А теперь переходим к наводящим на размышления вопросам: а рискует ли Сечин своими личными доходами, (насчитывающими десятки и даже сотни миллионов в год), когда «Роснефть» вкладывается в какие-то новые проекты? Ну, к примеру, в добычу, переработку и реализацию венесуэльского чёрного золота? Как известно, Венесуэла переживает критические моменты своей истории и находится в глубочайшем экономическом кризисе, попросту неплатежеспособна. Думается, что не рискует. Потому как все риски подпираются Фондом национального достояния России. То есть, резервным фондом государства, всем народом. Даже многотриллионный проект «Роснефти» в Арктике страхуется ресурсами бюджета и, ни много, ни мало, существенными налоговыми льготами. О которых обычный российский бизнесмен мог бы только помечтать.

Льготы сии — это недополученные (или очень низкие) зарплаты граждан, пенсии, социальные пособия, не построенные дороги, не отремонтированные мосты и т.д. Так что если «Роснефть» в лице Игоря Сечина вовсе — не бесплатный благодетель, а крупный пользователь народным достоянием.

И должник немалый. Долг «Роснефти» растет практически без остановок все время, что существует компания. В 2003-м году она была должна около 100 млрд рублей, в 2005-м — 560 млрд рублей, в 2011-м — уже 748 млрд рублей. В 2014-м на фоне девальвации рубля долг взлетел до 2,5 трлн рублей, в 2015-м — до 3,3 трлн рублей, в 2016-м — до 3,5 трлн. Сейчас — 4,4 триллиона рублей.

«Роснефть» зафиксировала по итогам 2018 года рост чистой прибыли в 2,5 раза, но долговая нагрузка остается пугающе большой. Даже несмотря на то, что Сечина признают эффективным топ-менеджером.

Возникает следующий вопрос: кто будет погашать(прощать) долги в случае падения цен на нефть, ухудшения работы «Роснефти», форс-мажорных обстоятельств? Лично Сечин из своей зарплаты или акционеры, в числе которых российское государство (а, значит, бюджет и весь народ)? А компенсирует ли Сечин ущерб российским лесам и экологии в целом? Ущерб здоровью граждан от деятельности предприятий корпорации? А все ли дивиденды «Роснефть» отдает в бюджет России? Насколько известно, не все.

Вопросов много, но главный из них: насколько эффективно работает «Роснефть» в стратегических интересах России? Все помнят, что добыча нефти в СССР помогла в кратчайшие сроки залечить раны Великой Отечественной войны и выйти на первые места в мире по темпам экономического развития. Стремительное развитие экономики США стало возможно благодаря бурным успехам американской нефтяной промышленности. Обедневшая после Второй мировой войны Франция вышла на нарастающую прямую в результате работы серогазоконденсатного месторождения Лакк.

Видим ли мы сегодня, что в нашей самой ресурсодобывающей стране в мире происходит качественное обновление индустриальных мощностей? Этого не наблюдается совершенно. Путинская Россия начинается всё больше походить на поздний СССР, допускавшей ту же ошибку и реализовавший формулу «нефть в обмен на продовольствие и товары ширпотреба». В конце концов, убив своего производителя, а затем и страну.

Но это уже вопрос не к Сечину, его доходы — это вопрос убитой в стране нравственности, морали, справедливости, ценностей, здравого смысла. А к тем, кто предлагает рукоплескать его гению, и подобно Чубайсу, благодарить олигархов. Кто стыдит граждан за справедливую критику заоблачных и несправедливых (унижающих весь народ) доходов топ-менеджеров государственных корпораций.

Это вопрос и к федеральной власти. А кому, как не к ней? Несколько лет назад Сечин судился с газетой «Ведомости». Ему не понравилась фраза о том, что он может влиять на принятие государственных решений. В общем, берём за основу утверждение от обратного: не может влиять. А кто может? Друг Путин? Тогда все вопросы к нему и его правящей аристократии. А каждый не разрешённый вопрос рано или поздно родит серьёзный спрос. По Гамбургскому счёту.


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союза народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора