ГРУСТНО И СМЕШНО: ПРИМЕРЫ ГЛУПЫХ ЗАДАНИЙ ЕГЭ

Владимир Хомяков 7.06.2021 13:19 | Общество 50
ФОТО: АЛЕКСАНДР АВИЛОВ / АГН «МОСКВА»

По всей России прошли торжественные линейки и прозвучали «последние звонки». А это значит, что вопрос о злосчастном ЕГЭ вновь в центре общественного внимания. На какие вопросы отвечают выпускники и почему эти вопросы такие глупые?

Недавно глава Рособрнадзора Анзор Музаев «порадовал» нас новостью, что с 2022 года все выпускники (а не только поступающие в вузы) будут в обязательном порядке сдавать Единый государственный экзамен (ЕГЭ). При этом, как сообщает «Рамблер», по данным опроса сервиса SuperJob, среди 1600 представителей экономически активного населения страны старше 18 лет 68% выступают категорически против ЕГЭ и считают, что его надо отменить. В пользу ЕГЭ высказались при этом 30% респондентов до 24 лет, 20% участников опроса с доходом от 80 тысяч и 15% родителей 11-классников.

Аргументом сторонников сохранения ЕГЭ является навязанное некогда СМИ мнение, что экзаменационная «угадайка» якобы минимизирует коррупцию при поступлении в вузы и является социальным лифтом для абитуриентов из провинции. Насчёт минимизации коррупции – более чем спорно. Особенно если вспомнить, как приехавшие в столицу поступать выходцы из солнечных кавказских республик со 100%-ным (!) баллом по ЕГЭ не могли без ошибок написать даже заявление о приёме в вуз. Как видно, опрошенные обладатели высоких зарплат (от 80 тысяч и более) не просто так поддерживают ЕГЭ – как самый простой «социальный лифт» для своих не шибко грамотных потомков.

Страшилка для школьников – Баба ЕГЭ

По мнению многих опрошенных, ЕГЭ не способствует выработке у ребёнка ни системных знаний, ни умения учиться самостоятельно, ни способности отстаивать аргументированно свою точку зрения. Конечно, не способствует! Ведь если классическая школа строит образование системно, воздвигая его этаж за этажом, то подход с ЕГЭ больше, чем обучение, напоминает т. н. «коучинг», т. е. натаскивание обучаемого в определённых навыках. В частности – как правильно угадать нужный ответ на ЕГЭ. Никакой системности и глубокого знания материала это, естественно, не предполагает. Недаром о подходах к ЕГЭ ходил анекдот:

Анна Каренина – это дворянка, которая изменила мужу с офицером, а потом бросилась под поезд.

Для сдачи теста ЕГЭ – более чем достаточная информация.

Собственно, систему эту никто и не создавал для оценки реальных знаний. Изобрели экзаменационную «угадайку» в 1960-х во Франции, куда после провозглашения независимости французскими колониями в Африке хлынули толпы мигрантов-африканцев. Их поселяли, платили пособия, давали гражданство, но ни научить их толком французскому, ни компенсировать отсутствие образования это, конечно, не могло. И тогда детям иммигрантов пошли навстречу, упростив экзамен до уровня тестов, где правильный ответ, на худой конец, был шанс просто угадать. Причём выпускной экзамен-тест из школы засчитывался и как вступительный экзамен в вуз. Понятно, что коренные французы протестовали и устраивали демонстрации, не без оснований считая, что данная новация способствует «отупению нации». Впрочем, и до правительства через три года дошло, к чему приводит новая политика, и «тестовую» систему отменили.

Зато она очень пришлась ко двору в США, где доступ к образованию всегда носил «классовый» характер, где выходцев из разнообразных Гарлемов считали достаточным обучить программе начальной школы, а президент страны мог запросто перепутать Австрию с Австралией. Ну, а затем, поскольку именно США являлись «законодателем мод» для Запада, новый подход к образованию «два экзамена в одном» стал внедряться повсеместно.

В 90-е годы, в период тотального копирования всего западного как «наиболее передового», сие поветрие докатилось и до нас. Автором идеи ЕГЭ стал Владимир Филиппов, возглавлявший Министерство образования с 1998 по 2004 год. Именно он начал реформировать отечественное образование, пролоббировал присоединение России к Болонскому процессу и разделение высшего образования на бакалавриат и магистратуру. Параллельно вводились и «новые образовательные стандарты», одним из которых стал ЕГЭ, для разработки и внедрения которого был даже создан в 1999 году Федеральный центр тестирования. В 2000 году вышло распоряжение правительства, предусматривавшее

отработку технологии проведения Единого государственного выпускного экзамена и его последующее законодательное закрепление.

Разумеется, не обошлось без протестов учёных, учителей и родителей, но административное и пропагандистское давление через все СМИ было запредельным. Вузам было велено принимать абитуриентов по итогам ЕГЭ, причём документы разрешили подавать одновременно в несколько вузов, засчитывающих результаты ЕГЭ. Дольше всех сопротивлялась Нижегородская область, но к 2008 году сломали и её.

Смешно, но грустно…

Дабы не показаться пристрастным (а я в отношении ЕГЭ весьма пристрастен – у меня трое внуков в школе учатся), перейду сразу к примерам, наглядно демонстрирующим уровень и потенциал этой «вершины современной педагогической мысли».

Как вам, к примеру, этот тест? Математика для 11 класса (!), базовый уровень:

Установите соответствие между величинами и их возможными значениями.

А) Рост ребёнка;

Б) Толщина листа бумаги;

В) Длина автобусного маршрута;

Г) Высота жилого дома.

ВАРИАНТЫ ОТВЕТОВ:

  1. 32 км.
  2. 30 м.
  3. 0,2 м.
  4. 110 см.

Или вот, ещё один тест для 11-классников: Установите соответствие между величинами и их возможными значениями.

ВЕЛИЧИНЫ:

А) Вес взрослого человека;

Б) Вес грузового автомобиля;

В) Вес книжки;

Д) Вес пуговицы на одежде.

ВАРИАНТЫ ОТВЕТОВ:

  1. 8 тонн
  2. 5 граммов
  3. 65 кг
  4. 300 г

Ну, а уж это – вообще фантастика:

Из каждых 100 лампочек, поступающих в продажу, три неисправны. Какова вероятность того, что выбранная вами лампочка окажется неисправной?

Это, заметьте, задание не для пятого класса коррекционной школы для детей с задержкой развития, а для всё того же 11 класса (!) обычной школы, в котором, если кто забыл, по программе дифференциалы с интегралами изучают.

Тесты по русскому языку немногим лучше. Вот один из них — с сайта.

Предлагается определить, в каком выражении выделенное слово употреблено с ошибкой. ВАРИАНТЫ:

  • в ПОЛУТОРАХ верстах
  • десяток ПОМИДОРОВ
  • у СИЛЬНЕЙШЕГО игрока
  • в ОБОИХ углах
  • на ИХ огородах

Не знаю, как вы, а я лично с трудом могу представить кого-то даже из числа нынешнего не читающего книг «компьютерного» поколения, который бы, отучившись в школе 11 лет, не то что написал, а даже выговорил «в ПОЛУТОРАХ верстах», «в ПЯТЯХ минутах ходьбы» или «в ДВАДЦАТЯХ метрах от дома».

Что же касается ЕГЭ по истории, то полученные в ходе «натаскивания» учащихся умозаключения и вовсе можно издавать как юмористическую литературу:

  • «Иван Грозный – первый царь в истории, которому надоел его народ»
  • «Елизавета Петровна была слабая правительница. Например, она не знала, что Англия – это материк»
  • «Екатерина осуществляла политику просвещённого насилия»
  • «Две самых больших социальных группы в России начала XX века – это рабочий класс и пролетариат»
  • «До коллективизации голодали по одиночке, после коллективизации голодали все вместе»
  • «Ельцин отменил 6-ю статью советской конституции, запрещавшую иметь большей одной политической партии на приусадебном участке»

Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно.

В защиту «великого и могучего»

А что творится с егээшными сочинениями на «великом и могучем» русском языке – вообще уму непостижимо. К примеру, одна учительница русского языка (!) попыталась оспорить вывод комиссии по сочинению своей дочери, что фраза «чтобы победу одержал целый народ, людям надо объединяться и бороться вместе» – это якобы речевая ошибка. Почему? Да потому! Потому что так считают так называемые эксперты из разного рода проклинаемых учителями-практиками «методических» центров. Кто не знает, «методист» – это тот, кто учит учителя, как ему преподавать детям и чем отчитываться, зачастую сам не имея педагогической практики вовсе. Типа политкомиссара в Красной армии. Учившего бойцов не «делай, как я», а «делай, как я говорю».

Вот эти-то самые «методисты», сами не шибко владея «великим и могучим», насочиняли кучу самых идиотских инструкций о том, «как писать нельзя». «Нельзя», по их мнению, конечно. Например, в неких инструкциях запрещается употребление вполне грамотной фразы «Автор поднимает проблему» – это «ошибка»: надо писать «выдвигает» или «ставит«. И вообще, желательно сочинения длиннее 200-300 слов не писать – потому что, мол, «в большом сочинении больше ошибок», а главное – чтобы проверяющим читать было поменьше. В итоге наши дети, чтобы написать сочинение по стандартам ЕГЭ, вынуждены изучать отнюдь не правила грамматики русского языка, а список «того, как писать нельзя».

Вы, может быть, думаете, что все сии новодельные грамматические изыскания сотворены людьми, не только освоившими стандарты ЕГЭ, но и безупречно грамотными? Вот для примера лишь одна фраза из сочинённого ими методического материала:

«Являясь продуктивным видом речевой деятельности, говорение в школе развивается в русле коммуникативной компетенции, которая формируется на базе лингвистической и языковой компетенций».

Вы что-нибудь из этого поняли? Я – нет, хотя и в школе сочинения всегда на пятёрки писал, и журналистикой вот уже более четверти века на хлеб насущный зарабатываю.

Право же, после прочтения подобных перлов словесности так и хочется вспомнить пикантный анекдот про Вовочку, который, понаблюдав через замочную скважину за любовными утехами родителей в спальне, произнёс с негодованием: «И эти люди ещё учат меня не ковырять в носу!»

При подобном подходе у меня лично большие сомнения в том, сдали бы нынче ЕГЭ по русскому языку Пушкин, Толстой, Лермонтов, Куприн, Шолохов и весь прочий сонм наших великих писателей. Думаю, нет. Ибо писали они на хорошем литературном русском, не заморачиваясь идиотскими ограничениями.

Отменить? Не тут-то было!

Вдобавок к вышесказанному – насколько система ЕГЭ уродует психическое здоровье ребёнка, даже представить страшно. Вместо того, чтобы в ходе учёбы усваивать и систематизировать знания, ученик, которого лет за пять до сдачи тестов учителя начинают накручивать психологически, пугая тем, какой ужас случится, если он ЕГЭ не сдаст, ни о чём другом, кроме сдачи тестов, и помышлять не должен. Родителей, разумеется, тоже стращают изо всех сил. Не сдать и, как следствие, «выпасть из жизни» ребёнок боится едва ли не больше, чем атомной войны или нашествия инопланетян. Если в наши дни сдача экзамена была хоть и достаточно нервным, но отнюдь не катастрофическим событием, то сегодня это не так. Это нечто на грани психоза – с соответствующими последствиями.

Недавно в Госдуме депутат Максим Зайцев заявил, что система ЕГЭ себя не оправдала, и выразил уверенность в её грядущей отмене. Впрочем, скорее поздно, чем рано. Так уж повелось у нас, что разнообразные идиотские решения принимаются у нас быстро, как часть некой кампании или реформы, а вот бороться за их отмену потом приходится годами. Сколькими ещё поколениями «недоучеников» заплатит за эту медлительность Россия, остаётся только догадываться.

Нужно понимать: вред ЕГЭ наносит всем детям каждый день. Учителя оправдывают свои педагогические просчёты тем, что их дело не научить чему-то, а подготовить к экзамену. Школьники своё нежелание учиться – опять же тем, что надо не знать что-то, а найти в тесте правильный ответ. Наконец, родители пожимают плечами: какая разница, ведь экзамен деточка сдаёт удовлетворительно, а что не знает ничего — так ведь не за знаниями в школу и ходила… Остаётся надеяться, что все это понимаем не только мы.

Сейчас на главной
Статьи по теме