Йеменские мурманчане: Побег из ада — в ад?

СЕВЕРПОСТ 8.04.2019 21:16 | Регионы 36

Она бежала с четырьмя детьми из воюющего Йемена, но не может спастись от российского бюрократизма.

Женщина пытается восстановить российский паспорт своего сына. Бумаги сгорели в российском посольстве в Йемене. 23-летнего парня в любой момент могут депортировать из Мурманска и из страны. О бумажной волоките и перипетиях судьбы — в материале СеверПост.

44-летняя Инна Исмаил родилась в СССР, городе Славянске Донецкой области. В 12-летнем возрасте мама, приехавшая на заработки на Север, привезла её в Мурманск.

В заполярной столице Инна училась в школе, потом получила специальность повара в местном профучилище. А затем захотела учиться, как тогда было модно, на курсах секретаря-референта, для чего и отправилась в Санкт-Петербург.

Там, в окружении общих знакомых, она познакомилась с Вагди Исмаилом – студентом-метеорологом из Санкт-Петербургского университета, приехавшим по обмену опытом из далекого Йемена.  У них завязался роман, и через год влюбленные расписались.

В возрасте 20 лет Инна вместе с мужем улетела в Йемен, где родились её четверо детей и где в городе Адене (второй по величине город Йеменской республики), она прожила 23 года.  Муж работал метеорологом в аэропорту, а Инна шила на заказ, сидя дома.

Последние 5 лет она провела в аду, из которого сбежала к маме – в Мурманск. Правда, даже в такой ситуации быстро ничего не получилось.

«Билеты на самолет из Йемена надо заказывать за 2 месяца. На безвыходной ситуации людей спекулируют: цены на билеты подняли до небес. Так, из Йемена до Египта, один билет стоит 600 долларов, причём, летает старенький самолёт. Ещё во столько же обошелся билет до Мурманска через Москву», — объясняет Инна.

Напомним, в Йемене уже свыше четырёх лет идут сражения с повстанцами-хуситами. Ожесточённую борьбу с ними ведут объединённые войска Саудовской Аравии и ещё ряда стран-союзников.

Под натиском боевиков из страны бежал президент, который обратился к арабской коалиции с просьбой ввести войска. За время конфликта в Йемене от боевых действий пострадали десятки тысяч человек, включая мирных жителей.

По-средневековому жестоко, но с современным оружием

«Когда Северный Йемен напал на Южный, там перестреляли кучу народа. Однажды мы спали на крыше. Помню, повесили противомоскитные сетки, а я лежу и нервно смеюсь: война идет, с неба, с земли стреляют, а я от комаров детей своих защищаю», — рассказывает Инна.

По словам Инны, они хотели убежать из страны ещё в 2015 году. Собрали вещи, готовились к эвакуации. К слову, Россия во время войны эвакуировала своих граждан из Йемана на кораблях ВМФ.

«Уже стоя с чемоданами на пороге, я увидела слёзы Вагди. Мне стало так жалко его оставлять в одиночестве, тем более, что он болен — у него сахарный диабет. И мы остались ещё на 3 года. Сейчас обстрелов, как таковых, нет, и бесплатно больше никого не вывозят», — добавляет Инна.

После этого Инна чуть не потеряла младшего сына: он играл с друзьями на пляже в мяч, когда там прогремел взрыв от бомбы, прикрепленной к припаркованному автомобилю. И тогда она окончательно решилась бежать.

«Шииты, находясь под действием наркотиков, неадекватные. Они нападают с оружием на продавцов в магазине. Они убивают своих же соотечественников, насилуют детей, взрослых обоего пола, казнят с особой жестокостью на площадях «пособников». В некоторых городах там сейчас с голоду умирают. Я слышала историю про мужчину, который убил жену и четверо своих детей потому, что ему нечем было их кормить. После он застрелился. По улицам с оружием ходили все, кому не лень. Я смертельно боялась за своих детей, поэтому начала планировать побег», — рассказывает Инна.

Кроме того, в городе из-за сломанной системы канализации началась холера.

«Не работала почта, в больницы принимали только за деньги. В школьных классах по 70 детей. Впрочем, в школу можно было и не ходить – никто искать не будет. Вечная жара 40 градусов, при этом электричества в городе месяцами нет, не работают кондиционеры, кругом мародёры», — перечисляет весь ужас Инна.

Понимая, что война там вряд ли вообще прекратится, и будущее детей в этой стране обречено, Инна собрала все накопленные деньги и побежала, не оглядываясь.

Она бросила страну, большой частный дом, но сегодня, живя в съёмной квартире, в тесной «двушке», счастлива от того, что её дети в безопасности.

Чтобы прожить в дорогом Мурманске, женщина устроилась сразу на две работы. С утра метет дворы, после обеда — кассир в кинотеатре.

Бумажная волокита

 

Все четверо детей Инны появились на свет в Йемене.  Все они имеют двойное гражданство.

Старшему  сыну – Ибрагиму – 23 года.

Он закончил Йеменский институт по специальности предпринимательство, прекрасно говорит на трёх языках. Но без российского паспорта не может устроиться на работу.

У дочери, 18-летней Фатимы, российский паспорт действителен до июня 2019 года. Без документа она не сможет учиться в институте.

Только двойняшкам, 16-летним Исмаилу и Иосифу, повезло – у них есть все необходимые для жизни документы, они прописаны у бабушки, и спокойно сейчас учатся в 10 классе мурманской школы.

«Ещё до истечения срока действия российского паспорта мы полетели в Египет, так как в Йемене уже не было ни посольства, ни консульства. Из-за военного положения их сотрудники были эвакуированы. Заявление у нас приняли, мы полетели обратно в Йемен. Ответ пришел cms-кой на телефон».

Денег лететь в Россию не было. Поэтому в Мурманске они оказались только в ноябре 2018 года. Здесь первым делом семья обратилась в миграционный отдел регионального УМВД, где им сообщили о том, что в Йемене все документы сгорели, поэтому и не смогли подтвердить гражданство Ибрагима.

Между тем, по словам Инны, у старшего сына есть на руках и российское свидетельство о рождении, и просроченный паспорт России. Однако МИДа РФ с ответом не спешит.

В январе 2019 года сын прилетел к матери по гостевой визе. 14 апреля она заканчивается. Максимальный срок продления – месяц, то есть, до 12 мая молодой человек в безопасности, а потом — полная неизвестность. И большие перспективы быть выдворенным из страны.

Всё, что ему «посоветовали» — подать документы на временное убежище. Однако, как уверяет Инна, этого разрешения надо ждать полгода. А ещё могут и отказать.

«В это период времени без каких-либо документов его могут депортировать из страны. И тогда он не сможет въехать сюда 5 лет», — объясняет Инна.

Между тем, у дочери Инны заканчивается срок действия паспорта этим летом. А значит,  она следующей  может оказаться в подобной ситуации.

СеверПост обратился к Уполномоченному по правам человека в Мурманской области Михаилу Шилову и к начальнику регионального Управления по вопросам миграции УМВД Борису Макаревичу. Журналиста СеверПост и Инну Исмаил пригласили уже сегодня во всем разобраться. Мы обязательно вернемся к этой теме.

Фото: из личного архива И. Исмаил

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю