К 30-летию Вашингтонского консенсуса

Валентин Катасонов 20.02.2019 14:18 | Экономика и политика 19

фото отсюда


О «символе веры» глобалистов и сторонников экономического либерализма …

«Термин «Вашингтонский консенсус» (ВК) ассоциируется с Международным валютным фондом (МВФ), — отмечает д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф.Шарапова Валентин Катасонов в статье «Мрачная дата: 30 лет Вашингтонскому консенсусу», опубликованной на сайте Фонда стратегической культуры. — Под ВК понимается набор рекомендаций Фонда в области макроэкономической и финансовой политики, адресуемых тем странам, с которыми он работает (предоставляет кредиты и займы, техническую помощь, консультирует). На сегодняшний день членами МВФ являются 189 государств. Примерно 90% из этого списка относятся к странам развивающимся и с переходной экономикой. К ним и адресуются рекомендации ВК».
Профессор напомнил, что «впервые Вашингтонский консенсус был сформулирован в 1989 году английским экономистом Джоном Уильямсоном, сотрудником частного Института международной экономики (Institute for International Economics), называемого также Институтом Петерсона (Peterson Institute). Рекомендации ВК были изложены в работе: Williamson, John. Latin American Adjustment: How Much Has Happened? – Washington: Institute for International Economics, 1989. Как видно из названия, работа содержала рекомендации для стран Латинской Америки, но подразумевалось, что их можно распространить на все страны. После выхода этой работы в свет термин «Вашингтонский консенсус» быстро утвердился в политическом лексиконе».
«Решение о создании МВФ было принято на международной валютно-финансовой конференции в Бреттон-Вудсе в 1944 году. Краеугольным камнем послевоенной международной валютно-финансовой системы, согласно решениям конференции, должен был стать золотодолларовый стандарт. С его помощью обеспечивались стабильные валютные курсы денежных единиц разных стран. Для того чтобы держать валютные курсы на стабильно заданном уровне, странам следовало иметь равновесные платёжные балансы. В случае возникновения существенных дефицитов или профицитов платёжных балансов страны должны были принимать соответствующие меры. Последней линией обороны для стран с дефицитными балансами должны были стать кредиты МВФ. Собственно, Фонд для того и создавался, чтобы с помощью кредитов помогать странам выравнивать свои платёжные балансы», — пояснил эксперт.
«В 1970-е годы валютно-финансовая система Бреттон-Вудса рухнула. На Ямайской конференции в 1976 году было принято решение отказаться от золотодолларового стандарта и фиксированных курсов. Валютам было позволено свободно «плавать». Строго говоря, с этого момента МВФ должен был прекратить своё существование, ибо отпала необходимость в кредитах для выравнивания платёжных балансов. Многие ожидали, что «лавочка» будет закрыта. Однако МВФ устоял, а в 70-80-е годы подвергся радикальным метаморфозам, которые для многих оказались незамеченными. Из международного финансового института, призванного обеспечивать стабильность мировой валютной системы, Фонд превратился в инструмент политики Вашингтона. На момент развала Бреттон-Вудской системы США и их ближайшие союзники сохраняли контрольный пакет акций (доли в капитале и голосах) МВФ. Переход к Ямайской валютно-финансовой системе открывал неограниченные возможности для разворачивания курса на экономическую и финансовую глобализацию. Збигнев Бжезинский как-то признал, что глобализация – не что иное, как продвижение интересов США по всему миру. Пользуясь своим привилегированным положением в Фонде, Вашингтон кардинальным образом изменил цели и задачи МВФ. Фонд теперь выступал в качестве бульдозера, расчищающего дорогу глобализации», — отметил профессор.
«Выполнять функцию бульдозера Фонд стал уже в начале 1980-х годов, когда в мире разразился долговой кризис. Он особенно болезненно затронул страны Латинской Америки, которые во второй половине 70-х годов подсаживались на иглу кредитов банков Уолл-стрит. МВФ приходил в страны, поражённые долговым кризисом, под видом спасителя и предлагал кредиты в обмен на реформы экономической и финансовой системы. Это был набор мер по либерализации экономики, которые в конечном счёте окончательно загоняли страну в финансовую зависимость от транснациональных банков и корпораций. Постепенно стал формироваться набор самых важных условий, которые должны были быть приняты странами, рассчитывавшими на кредиты Фонда. В 1989 году появилась работа британца Джона Уильямсона, в которой был представлен полный список условий, которые должны выполнить страны-получательницы кредитов МВФ. Работа должна была придать этим условиям видимость академической благопристойности, но, по сути, это было обобщением той глобалистской и бандитской политики, которую МВФ в 1980-е годы проводил в отношении стран Латинской Америки», — подчеркнул Валентин Катасонов.
«Данный набор условий и получил название Вашингтонского консенсуса; он был согласован и одобрен рядом организаций, расположенных в Вашингтоне. Это Минфин США, сам МВФ, Институт Петерсона (откуда вышла работа Джона Уильямсона) и некоторые другие. Антиглобалисты называют ВК «символом веры» глобалистов и сторонников экономического либерализма. За три десятилетия он не претерпел никаких изменений. В нём содержатся десять незыблемых пунктов (догматов):
1. Поддержание фискальной дисциплины (минимальный дефицит бюджета);
2. Либерализация финансовых рынков для поддержания реальной ставки по кредитам на невысоком, но всё же положительном уровне;
3. Свободный обменный курс национальной валюты;
4. Либерализация внешней торговли (в основном за счет снижения ставок импортных пошлин);
5. Ликвидация ограничений для прямых иностранных инвестиций;
6. Приватизация государственных предприятий и госсобственности;
7. Дерегулирование экономики;
8. Защита прав собственности;
9. Снижение предельных ставок налогов;
10. Приоритетность здравоохранения, образования и инфраструктуры среди государственных расходов.
Некоторые догматы ВК, на первый взгляд, кажутся справедливыми. Однако дьявол прячется в деталях. Взять, к примеру, десятый пункт. Кто станет возражать против него? Однако пункт 10 надо рассматривать с учётом других пунктов, особенно 1 и 9. Если расшифровывать пункты 1 и 9, то они предполагают уменьшение масштабов государственного бюджета. При резком снижении всех бюджетных расходов ничто не спасёт от того, что расходы на образование и здравоохранение в абсолютном выражении тоже будут снижены», — сказал доктор экономических наук.
«А за программами образования, навязываемыми Фондом, скрываются не только повышение так называемой финансовой грамотности и освоение основ «экономического либерализма», но и «сексуальное просвещение», развитие «толерантности» по отношению к ЛГБТ-группам, другие способы духовно-нравственного развращения детей и молодёжи, — предостерег он. — В последние годы эксперты Фонда, приезжающие в страну и проводящие строгую ревизию бюджетов, настаивают на том, чтобы в них предусматривались расходы лишь на начальное образование. А что касается приоритетности расходов на здравоохранение, то здесь, по мнению Фонда, достаточно оставить ассигнования на первоочередную медицинскую помощь. Соцобеспечение по старости и инвалидности в перечень обязательных бюджетных расходов, устанавливаемый Фондом, не входит. Согласно ВК, получение образования выше начального, качественной медицинской помощи, пенсии и социального обеспечения по инвалидности – личное дело человека. Государство ему тут не помощник. Пусть сам зарабатывает, копит нужные деньги, обращается к родственникам или частным благотворителям. Здесь мы видим упразднение социальной функции государства».
«В качестве приоритетных бюджетных расходов пункт 10 определяет развитие экономической инфраструктуры. Имеется в виду создание транспортных путей, портов, объектов логистики, электросетей и т.п. Это та инфраструктура, которая необходима транснациональным корпорациям, которые будут грабить страну после того, как она снимет все барьеры для иностранного капитала (пункт 5), — подчеркнул эксперт. — Расходы на культуру, науку, развитие высокотехнологических отраслей экономики не приветствуется или даже запрещается. При этом Вашингтонский консенсус никаких исправлений своей догматики не терпит; более того, его приверженцы считают, что пункты Вашингтонского консенсуса верны всегда и везде, в любой точке Земного шара».
«О результатах деятельности МВФ можно судить по некоторым независимым исследованиям. Есть, например, исследование Heritage Foundation американцев Брайна Джонсона и Бретта Шефера: Brett Schaefer and Bryan Johnson. IMF Reform? Setting the Record Straight Heritage Foundation November 25, 1998. Оно охватывает деятельность Фонда в период с 1965 по 1995 год. В этот период МВФ оказывал помощь 89 странам. К моменту завершения исследования (1997 год) 48 из них оставались примерно в такой же ситуации, как и до помощи МВФ, а в 32-х ситуация ухудшилась. Авторы констатируют, что деятельность Фонда носила деструктивный характер. Критика в адрес ВК звучит с разных сторон. Прежде всего, со стороны тех стран, которые стали жертвами этого самого «консенсуса». Последний пример – Украина, которая в последние годы вошла в список крупнейших клиентов Фонда, исправно выполняя все условия МВФ. Сейчас на Украине усиливаются протесты против дальнейшего сотрудничества с Фондом. Так, депутат Верховной рады, лидер партии «За жизнь» Вадим Рабинович требует немедленного разрыва всех отношений с МВФ. Фонд загнал Украину в такую долговую ловушку, что теперь несколько поколений украинцев будут вынуждены трудиться только на благо Международного валютного фонда (МВФ)», — не сомневается профессор.
«Против ВК выступают некоторые политики и финансисты и на Западе. Среди наиболее известных критиков ВК − лауреат Нобелевской премии, бывший главный экономист Всемирного банка Дж. Стиглиц. Он называл Вашингтонский консенсус причиной финансового кризиса 1997-98 гг. в Азии. Кстати, в апреле 2011 года тогдашний исполнительный директор МВФ Доминик Стросс-Кан констатировал, что причиной кризиса 2008-2009 гг. стало именно выполнение правил Вашингтонского консенсуса. Что касается России, то она стала членом Международного валютного фонда с мая 1992 года, и с самого начала согласилась на условия ВК в обмен на несколько кредитов Фонда (начиная с 1992 г. до конца 1990-х годов Россия в общей сложности восемь раз воспользовалась кредитами МВФ на общую сумму около 22 млрд. долл. США). По общепринятому мнению, наибольший разрушительный ущерб России в 1990-е годы нанесла приватизация предприятий государственного сектора. И главным аргументом в пользу тогдашней приватизации было то, что она являлась условием получения Россией кредитов МВФ. Текущая стоимость активов, ставших объектом приватизации, исчислялась триллионами долларов. Теперь сравним эти астрономические суммы (триллионы) с 22 млрд. долларов кредитов МВФ. Разница двух величин – это цена выполнения Россией правил Вашингтонского консенсуса», — заключил Валентин Катасонов.
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Популярное за месяц