Депутаты ЗакСа Ленобласти так боятся народа, что засекретили заседание профильной комиссии, где обсуждали пенсии. Великой тайной они посчитали нежелание стоять попками вверх, а также то, что реформа выгодна премьеру Медведеву. Но скрыть не удалось: с лицемерием, расписанным по ролям, можно ознакомиться и в аудио, и в печатном виде.

Ленинградская область вяло приступила к формальному обсуждению пенсионной реформы. Законопроект о повышении возраста, когда россиянам теперь положено уходить на заслуженный отдых, поступил в Законодательное Собрание региона для изучения в середине июня, как и во все парламенты страны,  и  ‪до 17 июля‬ должен вернуться в Госдуму со своими рекомендациями.

Предполагалось, что его обсудят только на комиссии по социальной политике, но её председатель Владимир Петров разослал коллегам предложение обсудить совместно. Коллективная ответственность у нас всегда считалась лучшим способом уйти от наказания.
Сразу заметим, что даже спикера Госдумы Вячеслава Володина стала раздражать тенденция, при которой регионы игнорируют повестку с обсуждением пенсионного возраста. Он заметил, что часть региональных парламентов ушла досрочно в отпуск, а остальные делают вид, что им нечего сказать.
Между тем, в ЗакСе Ленобласти сложилась парадоксальная ситуация. Комиссии по правопорядку, по местному самоуправлению, по образованию, по строительству и по экологии решение не приняли. С последними тремя всё более-менее ясно, ведь возглавляют их депутаты от оппозиционных партий — Андрей Лебедев от ЛДПР, Александр Перминов от СР, Николай Кузьмин от КПРФ соответственно. А вот почему не смогли обеспечить нужный результат председатель комиссии по правопорядку и лидер фракции «Единая Россия» Олег Петров, а также председатель комиссии по МСУ Владимир Радкевич — остаётся загадкой для них самих. Хитрей всего поступил руководитель комиссии по ЖКХ Михаил Коломыцев, принявший решение «согласиться с профильной комиссией».

Её заседание было назначено на вторник, 10 июля, причем его решили совместить с комиссией по законности Вадима Густова. Хоть так и не положено, но, видимо, испугались, что у одного Владимира Петрова что-то пойдет не так.

Перед началом заседания лидер фракции КПРФ Регина Илларионова громко возмущалась тем, что фотограф 47news запечатлевает чужую обувь. Народные избранники в последнее время вообще очень переживают, когда в их дела лезут журналисты. Накануне появилась информация, что их страх перед прессой настолько велик, что они готовы не только показать, что они думают о Володине с его установками на открытость, но и опозориться на всю страну, проведя обсуждение реформы в закрытом режиме. И стать единственными в России.
Фото: Фото: Валентин Илюшин, 47news

С первых минут заседания эта гипотеза нашла подтверждение, поскольку самый старый с точки зрения опыта тихвинский Александр Петров внес предложение провести мероприятие в закрытом режиме. В минувшую пятницу мы как раз писали, что этот человек не написал за год ни одного законопроекта, а на заседаниях обычно помалкивает. Председатель комиссии Владимир Петров попросил уточнить, от кого именно коллега хочет прихлопнуть двери. Ответ особо не требовался, ведь в помещении было два корреспондента — 47news и «КоммерсантЪ». Десяток помощников народных избранников вряд ли кого-то интересовал. Как и присутствие вице-губернатора Сергея Перминова, которого, по идее, тоже стоило выгнать.

7.JPG
Фото: Валентин Илюшин, 47news
Сергей Перминов (второй слева)

«За» удаление журналистов проголосовали Сергей Бебенин, Сергей Коняев, Александр Петров, Елена Маханек, Вадим Густов, Андрей Шаронов, Людмила Тептина, Никита Коваль, Марина Левченко.

— Вы — единственные в стране, с чем и поздравляю, — сказала я, а фоторепортер громко и искренне расхохотался, на прощание щелкнув вспышкой.

Радовались мы за себя, ведь оказались прямо как в том анекдоте про логику и разум. В том смысле, что депутаты нас выгнали, а сами с нашим включенным диктофоном остались. Так что теперь мы с чистой совестью выкладываем полную аудиозапись закрытого от населения мероприятия. Это был наш запасной план. Минут пять раздумывали, отчего такая секретность — оттого, что парламентарии выдадут удивительные расклады или оттого, что им как раз нечего сказать. Судите сами, какой вариант победил.

Итак, сразу после ухода трех лишних человек Владимир Петров предложил всем высказаться по поводу пенсионного возраста. Начал тот самый тихвинский Александр Петров. Почему он испугался публики — осталось неясно, поскольку он лишь вкратце сообщил, что комиссия по здравоохранению, которую он возглавляет, приняла решение голосовать «за».
26-летний Никита Коваль, сын вице-губернатора Олега Коваля, со знанием дела объяснил, что иного выхода, кроме как повысить пенсию, у нашей страны нет. «Нам придется проголосовать за данное предложение и постараться проработать вместе с Госдумой», — отметил юный политик.

Дальше настало время оппозиции, и от них тоже не ожидалось сюрпризов. Так, коммунист Николай Кузьмин заметил, что общался со многими людьми, и у абсолютного большинства к реформе негативное отношение. «Выходят уже где-то на улицы, чем дальше движемся, тем дальше этот процесс нарастает. Если сегодня мы не будем прислушиваться к своим избирателям, мы подрываем авторитет и к нашему ЗакСу, и в целом к государственной власти. Если мы хотим нанести ущерб, то мы идем верным путем», -попытался вразумить собравшихся он.

Тут встрял Александр Петров — слова об авторитете власти он явно принял на свой счет. «Если мы будем заботиться об авторитете власти, то, конечно, надо рассуждать о митингах. Если мы хотим заботиться о пенсионерах, чтоб они получали лучшую пенсию, то надо голосовать «за», — хитро связал эти вещи он.
Фото: Валентин Илюшин, 47news

Лидер фракции ЛДПР Андрей Лебедев высказался в том духе, что он и его партия будут голосовать против. «Речь не идет об авторитете власти, речь о другом. Многим из нас ничего не грозит, но таким стадным голосованием мы высказываем отношение к нашему населению», — кружил вокруг темы баранов он.

Коллега, лидер фракции КПРФ Регина Илларионова как всегда была многословна и взывала к совести капиталистов. «Говорить о том, что нет денег — это неправда, деньги у правительства есть. Говорить о повышении пенсии — то в среднем повысят на тысячу рублей, а у основной части на 200—300 рублей. Говорить об авторитете власти не хочу, хочу говорить об избирателях», — сказала она. После этого заметила, что мужчины умирают в 67, а на пенсию теперь будут выходить в 65, так что выгоды простому человеку от реформы никакой. «Власть обманывает людей», — заключила она, предложив товарищам послушать хотя бы простых работников ЗакСа, если уж нет возможности общаться с народом.
После этого начался период, напоминающий дискуссию.
9.JPG
Фото: Валентин Илюшин, 47news

Депутат Андрей Шаронов поведал собравшимся о наличии у государства проблем. «Если мы не будем касаться проблем, а будем придерживаться позиции «моя хата с краю», то поддержим или не поддержим реформу — ситуацию не исправит. Поэтому надо как можно профессиональнее подойти к вопросу, создать рабочую группу из экспертов и депутатов, после принятия в первом чтении внести туда поправки», — сказал он.

Тут снова не выдержал Александр Петров и возразил насчет среднего возраста жизни на пенсии. Видимо, вспомнил, что вообще-то по профессии он врач. «Ни мотоциклист разбившийся, ни автогонщик до пенсии не доживают. А те, кто доживают, живут не два года. У меня просьба оперировать цифрами грамотно», — попросил он, впрочем, ничуть не добавив конкретики.

Андрей Лебедев снова взял микрофон и заметил, что статистика — вещь лукавая. «Я говорю об уверенности граждан о том, что будет после пенсии. Если бы люди знали, что о них заботятся, то протестов бы не было. У нас нет условий для стариков. Цифры — это бухгалтерия. Посмотрите по общему настрою. Все отдают себе отчет, что денег нету, но в то же время проводятся чемпионаты мира», — объяснил он.

Тут уже прям обиделся Андрей Шаронов. «Получается, будто члены фракции «Единая Россия» не знают, о чем говорят простые люди, и безапелляционно поддерживают закон. Это не так. Мы знаем, встречаемся, общаемся. Но страусиную позицию мы не можем занять сейчас», — как-то недоговаривал он. Напомним, страусиная позиция — это когда мордочкой в песок, а попкой вверх.
Экс-губернатор Вадим Густов был настолько невнятен, что его слова приводить смысла никакого нет.

Самым подготовленным выглядел Владимир Петров. Зачем-то вслух он высказал предположение, будто все тут ненастоящие, а лишь играют роли, данные в Москве: «Федеральный центр объяснил, как делать. Кабинет министров и единороссы должны голосовать «за». Оппозиция и профсоюзы — «против». Сам я считаю неправильным, что эти роли нам спустили, ведь «Единая Россия» в невыгодном положении. Но будем оттанцовывать то либретто, которое нам выдано. Понятно, для чего это сделано. Лидеру партии, то есть председателю правительства Медведеву требуется поддержка регионов для придания политической устойчивости. Моя позиция — раз наступает время оплатить счета, отдавая себе отчет, что ты это делаешь, то надо платить. Или бросить мандат и выходить из партии».

4 (1).JPG
Фото: Валентин Илюшин, 47news
Владимир Петров — в центре
— Лицемерие, — крикнул Андрей Лебедев, видимо,вспомнив о том, что Петров вышел из партии три года назад.
— А роль президента какова? — поинтересовался Николай Кузьмин.

— Учитывая то, что сейчас пишут в СМИ, то открутят все назад и скажут — давайте сделаем возраст поменьше. Опять «Единая Россия» будет терпеть репутационные риски. Такая уж у нас роль. Но играть ее надо, и я готов. Говорю об этом открыто. Кстати, завтра на заседание ЗакСа не приду, у меня больничный, — сказал Петров.

После заседания автор этих строк поинтересовался у Александра Петрова, отчего ему так понадобилось закрыть заседание. «Мы сами для себя не сформулировали позицию, нам надо между собой обсудить», — признался он.
Может, с этого и надо было начинать.