Магистраль Москва — Питер «похоронит» десятки деревень

Виктория Катаева 17.04.2021 20:59 | Регионы 216

В Тверской области зреет в буквальном смысле народный бунт. Камнем преткновения стал проект ВСМ — высокоскоростная железнодорожная магистраль Москва — Санкт-Петербург.

ДЕРЕВНИ ПОД СНОС

Сейчас от одной столицы до другой можно добраться «Сапсаном» за 3,5-4 часа. ВСМ позволит сократить время еще вдвое. С точки зрения технического прогресса, экономической выгоды проект, наверное, имеет некоторую целесообразность.

Однако почти два десятка населенных пунктов Тверской и соседней Новгородской областей, где проложат магистраль, фактически идут под снос. То есть рельсы лихо пролягут по судьбам нескольких тысяч семей. И ведь речь не о заброшенных деревнях с 3-5 домами на округу, а о довольно крупных. Во многие из них лишь недавно начала возвращаться из больших городов активная работящая молодежь, семьи с детьми — возрождать сельское хозяйство и российскую глубинку! Теперь же люди обескуражены и ропщут.

«НЕ СНОСИТЬ, А ИЗЫМАТЬ…»

В деревне Даниловское Калининского района Тверской области столичных журналистов уже ждали — в местном ДК собрались все жители. Подтверждают: разговоры о прохождении здесь магистрали действительно ходят давно. Лет десять назад даже рассылали (от губернатора области) по сельским администрациям предполагаемый план будущей дороги: во-о-н за тем полем.

Но вдруг в конце декабря ковидного 2020-го, за несколько дней до Нового года, рассказывает даниловчанка Раиса Валентиновна Корпина, в деревне появилась незнакомая «машина-буханочка». Останавливалась возле домов, выходили мужчины, о чем-то эмоционально, размахивая руками, беседовали.

«Мне стало интересно, подошла, спрашиваю: а вы к кому? — вспоминает Корпина. — Отвечают: мы, мол, проектировщики, а здесь у вас пройдет железка. «Как, прямо здесь?!» Ну да, говорят, по деревне. Побежала оповещать соседей… А с 11 января — по инстанциям в Твери. В областной администрации мне предъявили карту с подробным описанием проекта дороги, которая действительно по новому варианту пройдет не «за тем полем», а прямо по нам. Спрашиваю: «Вы что, нас сносить будете?» «Что вы, конечно, нет, — отвечает любезная женщина в областной администрации. — Не сносить, а изымать дома и участки…»

Собственно, больше всего вопросов к районной и областной администрации, лично к губернатору Тверской области Игорю Рудене. Почему о событии, кардинально меняющем судьбы и жизни людей, они узнают почти случайно? Где необходимые общественные слушания с подробными разъяснениями гражданам текущего положения дел? Почему губернатор Игорь Руденя, вопрошают люди, публично через СМИ отрапортовал президенту, что ВСМ проляжет всего лишь по огородам, то есть всерьез никто не пострадает?! И много других почему и где…

В феврале, рассказывают жители, обращались к главе Калининского района Андрею Анатольевичу Зайцеву, Никулинского поселения — Ивану Юрьевичу Сариеву. Оба уверяли, что, мол, достоверно еще ничего не известно. Но незваные гости на «буханочке»-то уже ездят, прикидывая, какие дома лягут первыми?!

СОСЕДСТВО С ЖЕЛЕЗКОЙ

Слово на собрании взял местный житель Александр Николаевич Беляков: «Важно прояснить следующие моменты. Первый: целесообразность строительства магистрали именно в данном варианте. Ведь ВСМ можно проложить за Некрасовом, там болота, а не жилые деревни. Почему не рассмотреть тот, бескровный для нас вариант? Потому что для строительства там пришлось бы осушать часть болот, а это затратно. Выселить жителей с насиженных мест дешевле? Второй: изъятие земли с последующим сносом домов предполагает компенсацию. Есть опасения, что выплатят копейки, и живите как хотите. Третий: люди, чьи дома не попадут непосредственно под дорогу, получается, будут теперь жить рядом с магистралью, некоторые — в 100-200 метрах от нее. 100-200 метров, пусть даже 500, все равно радости мало, когда мимо летят поезда на скорости 560 километров в час!»

«В деревне много детей, они по природе любопытны… Раньше бегали свободно на свежем воздухе, а теперь хоть к калитке привязывай, чтобы не ушли смотреть на поезда и, не дай бог, под них не попали», — опасается Наталья Анатольевна Ильина, местная жительница, мать троих детей, старшие уже взрослые, но живут здесь же в Даниловском.

Едем дальше. В деревню Опарино. Там жители собрались в центре населенного пункта, тоже шумят и возмущаются.

«Я о ВСМ узнала в маршрутном такси — висело объявление на листочке, кто-то из активных граждан написал. Мол, такая беда у нас и надо что-то делать, — рассказывает Наталья Викторовна Оплеухина, ей лет примерно тридцать, и подчеркивает: — У нас действительно проживает много молодых семей. Некоторые в Твери квартиры продали, чтобы купить здесь дома, родителей перевезли, детей… Возрождение села, о необходимости которого часто говорит в своих выступлениях уважаемый Владимир Владимирович Путин, у нас идет полным ходом! Свежий воздух, собственные хозяйства, возможность растить детей не в «городских джунглях», а в любви к земле и родной природе — то, ради чего я с мужем и ребенком переехала сюда девять лет назад. И что получаем теперь?! Губернатор доложил, мол, магистраль пройдет «по огородам». Вы сами можете убедиться, какие здесь «огороды», — крупные жилые деревни одна за другой! Нашей, к примеру, больше 100 лет, до Великой Отечественной войны стояла, войну пережила… Магистраль ее уничтожит. Мы уважаем власть, но хотим, чтобы и она нас уважала ответно, считалась бы и с нашим мнением».

Едем далее. Деревни Ребеево, Новоребеево (крупный поселок, есть даже несколько многоэтажек), Новопрудищи, Красново, Дмитровское, Щербово… В каждой нам твердят одно и то же: ВСМ, вероятно, нужна, но, пожалуйста, не по нам. Тем более есть ведь альтернативный вариант за Некрасовом.

В Щербове староста Роман Валерьевич Кутепов эмоционально повествует: «Наша деревня старая, еще до революции существовала. В Великую Отечественную оказалась разрушена до основания. Жители восстановили дома. Рядом поля совхоза «Калининское» — успешное работающее предприятие. Есть храм в деревне Отмичи, он также был разрушен, но восстановлен. Рядом детские летние лагеря — действующие, отремонтированные. И деревня расширяется, люди переезжают из городов насовсем, строят новые дома. Заводят хозяйство, обрабатывается земля. Так и я с семьей переехал шесть лет назад. Места здесь красивейшие, рядом Волга. Живем: мы с женой, ребенок, мои родители и бабушка. Деньги вложены последние».

РЕЛЬСАМИ – ПО СКОТОМОГИЛЬНИКУ

Строительство ВСМ опасно не только массовыми народными волнениями, но и кое-чем пострашнее.

«За нашим Щербовом, ближе к деревне Дмитровское, располагается закрытый скотомогильник — захоронение сибирской язвы, — подчеркивает староста Кутепов. — Захоронение еще довоенное. Время от времени экологи и представители санэпиднадзора проводят исследования. В прошлом году тоже проводили — забором обносили, приезжали люди в масках, обливали могильник разными жидкостями. Потому что, говорят специалисты, сибиреязвенная зараза внутри жива, нельзя тревожить могильник. Однако и по нему планирует пройти магистраль. Страшно представить, какого джина выпустят из бутылки…»

(Продолжение расследования следует.)

Виктория Катаева,

фото автора.

Подробнее на: mirnov.ru

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю