На краю земли

ИА СеверПост 11.06.2019 11:06 | Регионы 47
Фото: СеверПост

Жизнь в глубинке – это значит, что почти все местные знакомы друг с другом, магазин, а не Интернет — площадка для встреч, и обязательно есть свои местные «фишки». О новом уникальном месте Кольского края наш сегодняшний рассказ.

Железнодорожная станция Лопарская находится всего в 48 километрах от Мурманска.

Красота такая, что дух захватывает.  Сосновый бор, по которому белки ручные скачут. Речка Кола, а над ней, будто сошедший из сказки, навесной мост.

На весеннем солнышке кажется, что все светится. Перед такой красотой русский человек безоружен — замирает на месте.

Ещё в начале XIX века на карте появилась точка – становище лопарей, получившее название Лопарская, чьи потомки живут и поныне здесь.

Среди них семья Герасимовых. Глава семейства Константин во дворе дома установил саамскую куваксу с горящим очагом посередине. А вскоре во дворе появились несколько оленей.

Прирученные, и потому хорошо воспитанные, Бэмби разрешают гостям себя погладить, покормить с ладошки ягелем и сделать селфи. Такой вот малый бизнес в Лапарской.

Ну а мы идем в магазин. Начинаем допытываться, сколько стоит хлеб с маслом.

Впрочем, в магазин в поселке приходят не столько за покупками, сколько для того, чтобы пообщаться друг с другом, узнать новости и почитать… объявления, которые разложены на столе магазина. В одном — приглашение на субботник, в другом — продают оленьи рога, в третьем — оленью кожу.

— Скажите, а зачем нужны оленьи рога?  — отвлекаю продавщицу глупыми вопросами.

— Ну что вы! — обиженно надувает губки бантиком та в ответ. Оленьи рога – это оберег и проявление уважительного отношения к предку оленю. Считалось, что рога принесут удачу на охоте. То есть на работе, говоря современным языком.

Тихо хихикнув и передернув плечиками, незаметно записала телефон.

Тем временем людей все прибывало и прибывало. Реагируют на диктофон молниеносно и говорят все одновременно. И про то, что продукты дешевле в «городе» — так они называют Колу, и что там есть банкомат, который отсутствует в Лопарской.

И что здешняя коммуналка кусает больнее гнуса. Отопление в «двушке» свыше 4,5 тысяч. Квартплата — от 7 до 9 тысяч. При этом лишь в единственном доме есть горячее водоснабжение. У остальных стоят водонагреватели.

«Высокая стоимость коммуналки из-за того, что населения у нас мало. По бумагам — чуть более 200 человек. Если в девятиэтажке раскидывается на всех плата за отопление, то у нас двухэтажки», — вздыхают местные жительницы.

Кстати, первые многоквартирные дома появились в поселке в 70-х годах.

Сегодня недвижимость в виде «двушки» или «трешки» можно приобрести за 870 тысяч рублей…И по заявлению местных, городские раскупают квартиры как горячие пирожки. Но живут только летом, а на «зимовку» уезжают на ПМЖ.

Интересное дело вышло с названиями улиц. Их попросту нет. Только нумерация домов.

По словам жителей, дороги чистят на отлично. Во-первых, начальник ДРСУ живет по соседству. А во-вторых, если клиентов немного, то они всегда будут держать ответственного на курке.

Наступаю на больную мозоль — интересуюсь медициной. Выясняется, что аптеки нет, в местной амбулатории работает один фельдшер, который принимает и детей, и взрослых.

А узких специалистов местные жители видят раз в год, а то и раз в 2 года, когда приезжает «Поезд здоровья».

«Если что-то экстренное случится, то «скорая помощь» приедет из Колы. Если быстро соберется, то быстро приедет, а если нет, то долго», — доходчиво объясняют жители.

Если кто надумает рожать, то придется ехать в Мурманск. В Коле, как мы уже писали, на роддоме висит амбарный замок.

С особой ностальгией местные жители вспоминают оленеводческую станцию, где научные сотрудники изучали оленей, ягель и все, что им для счастья было нужно.

«Оленей было тысячи голов, но всего лишились в «нулевых». Много оленей потом продали за границу…» — рассказывают жители.

Некогда была и богатая животноводческая ферма «Восход», а потому местное население буренки баловали и парным молочком, и нежнейшей тушенкой. Потом все стало сходить на нет.

«Я приехала с Украины на год к дяде, а осталась на… 44 года. Замуж вышла за саама. Работала на животноводческой ферме дояркой. Какие умные коровы были — по шагам узнавали, кто идет, какое настроение. Дверью только хлопнешь, а они все головы к тебе повернут и здороваются: «Мууу». Помню, одну подоишь, вторая идет к тебе. И так и шли по очереди сами. 90 буренок всего у нас было, ой, и любимицы свои были, и баловали их. Работали в 2 смены, а отдыхали на… танцах», — с ностальгией вспоминает тот период жизни пенсионерка Татьяна Кобелева.

— Как бы сделать так, чтобы туристы к вам ехали, и деньги здесь свои оставляли, а не в Финляндии и Норвегии? — задаю посконный вопрос.

— Нужно возродить оленьи стада. В них вся жизнь саамов, — не задумываясь, отвечает Татьяна Кобелева.

О делах духовных

 

Есть свои особенности и с проводами в последний путь — покойного несут на кладбище по мосту, так как погост находится на другом берегу, и мост — единственная переправа через морщинистые воды Колы.

А обряд отпевания проходит в деревянной церкви с резными ставнями, которая выросла перед мостом в конце прошлого года, спустя 10 лет после решения о ее возведении. Настоятель храма, названного в честь одной из икон Божьей Матери, приезжает из Колы по первому звонку прихожан.

Нет на станции и сотрудников правоохранительных служб.

— В случае чего из Колы приедут, — добавляют жители.

«21 век, а Интернет еле живой. Пользуемся флешками -модемами. У моей сестры на работе вовсе его нет. Не пропускает здание. Нина бегает со своими отчетами домой. Документ отправит, вернется, потом через какое-то время опять бежит домой», — отметила Лидия Большунова.

Оказывается, Лидия вместе с двумя сестрами и братом являются представительницами древнего саамского рода Шаршиных. Их мама провела все детство на побережье среди оленьих стойбищ. И лишь в 1942 году ее семью переселили вглубь полуострова из-за обстрелов фашистских налетчиков.

Сестры родились в животноводческом поселке Канёвка Кольского района. В 1964 году семья Шаршиных переехала в Лопарскую. И здесь они научились делать практически все из того, что умели их прародительницы: изготавливать из кожи щуки или семги сумки, чехлы, кошельки, вышивать бисером диковинные узоры, делать украшения из оленьего меха и выделывать койбу (шкура с ног оленей, используется для верхней одежды саами).

Мы отправились в Дом культуры станции Лопарская, где Нина Канева — сестра Лидии Большуновой — основала музей саамского быта.

На минуточку, Дом культуры находится в здании, где соседствуют: спортивный зал, библиотека, музей, детский сад и местное представительство ЖКХ. А еще 3 раза в неделю работает почтовое отделение. При этом кабинет директора находится там, где раньше была раздевалка.

Но а мы попросили подробнее остановиться на гардеробе саамских женщин.

«Раньше у саамов не было пуговиц и ниток, поэтому пуговицы делали из костей оленя, а в качестве ниток использовали жилы животных. Их размачивали в воде, чтобы они стали эластичными, а затем женщины катали их у себя на лице. Существовало даже поверье, что саамские женщины красивы и не имеют морщин именно по этой причине», — раскрывает карты Канева.

По словам женщины, их одежда — это образная летопись жизни народа, которая языком цвета, формы и орнамента рассказывает о нем. Так все цвета национального костюма очень символичны. Они вторят цветам саамского флага, где синий — цвет полярной ночи, а все остальные цвета — краски такого долгожданного и короткого лета. Круг посередине — это солнце. Саамы считают себя детьми огненного светила, энергия которого позволяет им преодолевать тягучую и холодную зиму.

К слову, саамские женщины были теми еще модницами. Каждая деталь, даже маленькая снежинка, вязалась, плелась или вышивалась вручную. Использовались: атлас, мех, кружево, бисер и жемчуг.

Вот и к своему сарафану они  относились очень бережно — хранили в сундуках, передавали по наследству. К сарафану шился передник и яркой расцветки кофта с невысоким стоячим воротником.

С головными уборами тоже не все так просто. До наступления совершеннолетия девочки перевязывали голову лентой. Во время свадебного обряда девушке заплетали две косы и надевали из красного тонкого сукна шамшуру, которую они шили сами, придумывая собственный рисунок из бисера или жемчуга. Сверху завязывали платок. В холодное время года надевали теплые пыжиковые шапочки из мягкой шкуры оленят.

«Знаете, почему длительный период времени саамов называли лопарями? Лопь — край Земли. Лопарь — человек, живущий на самом краю земли. Но как же у нас интересно и здорово…», — добавляет женщина.

В свое время семья Шаршиных – Нина Владимировна, ее мама, сестры и брат — стала одним из инициаторов проведения ежегодных Осенних саамских игр в Лопарской.

А уж там можно помериться силами в метании аркана, стрельбе из арбалета, прыжках через нарты, ловле семги  «на банку». Представительницы прекрасного пола играют в женский саамский футбол, в котором «спортивная форма» — длинные сарафаны, а мяч сшит из шкуры оленя и набит его шерстью.

Маленькая ремарка: в Лопарской Саамские игры проходят в сентябре, в то время, как в Ловозере, они проводятся в июне.

И именно Шаршины всегда варят ту знаменитую уху, которой на фестивале угощают всех участников и гостей. Готовят они ее из царь-рыбы — семги уже более 20 лет, и ни разу не пропустили это почетное, но хлопотное занятие.

СеверПост узнал все хитрости ее приготовления.


Большая уха

 

400 литров бульона, или 500 порций супа варят из 25 кг рыбы, выловленной в Коле. В состав блюда входят: форель, сиг, щука, семга. Основу, то есть бульон, для ухи варят из сигов, щук.

Потом их убирают и в тот же котел опускают семгу, форель, потому что, по словам поварих, каждая рыба придает вкусу ухи свой неповторимый «оттенок», но варить надо именно в такой последовательности.

Далее идет картофель. Его, кстати, понадобится мешок (25 кг).

А для того, чтобы бульон был тягучим, наваристым, будет высыпана пачка манной крупы. И завершающий штрих — добавление лаврушки и душистого перца.

Кстати, с луком поступают по-своему. Варят целиком, а потом достают и выбрасывают. Варят уху всю ночь на кухне детского сада. В четырех- пяти котлах. В 5 утра  добавляют уже картошку, чтобы к полудню было все готово, а в час дня можно было начать разливать по тарелкам.

«За столько лет ни одного замечания. Только благодарности», — смеются сестры.

Закончить наше путешествие хочется строчками из стихотворения поэта, писателя и барда из Лопарской Ивана Матрехина:

— Тундра прекрасной нежности полна

— Тундра — в ней заблудилась тишина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора