Невозможно поверить

Владимир Викторович Волк Русранд 1.10.2021 21:39 | Политика 101

Существует ли в путинской России программа революционных перемен, следуя которой у народа есть шанс изменить и облик самого государства, и уровень своей жизни? Программа, содержащая полный макет юридических, идеологических и организационных перемен и перечень пошаговых действий, рассчитанных на годы вперёд? Существует. Увы, она на сегодня одна. Вне конкуренции, если не брать во внимание всевозможные и бессистемные «шаги», «рывки» и «прорывы», созданные пиара ради и во имя сохранения действующего правящего режима и себя при нём.

Но, вот, известный политолог, кандидат политических наук Аббас Галямов почему-то считает, что такой программы в России нет. Целина. Пустыня. И нам всем только ещё предстоит когда-то взяться за ум, за перо, и создать такой документ, следуя которому мы бы реально могли изменить свою страну, а не прозябать в резервациях путинизма. На «Эхе Москвы» Галямов задаётся вопросом, на который ответ, правда, уже давно существует:

«Путин настолько зациклен на проблемах удержания власти и борьбы с врагами, что ни о чём другом думать уже не в состоянии. Ради этого он разрушил буквально все институты в стране. Беда в том, что и оппозиция настроена не менее конфронтационно. Ни о чем другом, кроме как о борьбе с Путиным, она тоже не думает. Но ведь тот рано или поздно всё равно уйдёт. Так вот, на следующий день после того, как это случится, страна поймёт, что никакого понимания относительно того, что делать дальше, у неё нет. Просто потому что раньше никто об этом всерьёз не размышлял».

Почему «на следующий день»? Неужели сегодня Галямов и иже с ним, исправно публикующиеся на «Эхе Москвы» и других либеральных ресурсах политические правдоборцы не понимают, что без образа новой России любой слом старого не имеет никакого смысла? Против кого сегодня бороться? Тут всё понятно. Критикуй в рамках свежих антиэкстремистских коридоров, и, благо, власть сама своими действиями и бездействием даёт неограниченные поля для такой критики.

А за что бороться? Уже вчера, даже не сегодня, на активно задавливаемых айтишниками путинского режима Интернет-ресурсах Центра Сулакшина народ задавал и продолжает задавать этот вопрос. И не ждали многозначительных констатаций Аббаса Галямова пера осени 2021 года. Ведь любой здравомыслящий человек осознаёт, что школьные митинги и пасквили в сети — это не идеологическая платформа, которую можно предложить обществу в качестве альтернативы путинскому проекту «приватизированного государства» (приватизированного — согласно теории Центра Сулакшина).

«А ведь менять придётся очень многое, пишет Галямов. — Не важно даже, кто окажется во главе государства — назначенный ли Путиным преемник или кто-то из лидеров оппозиции, — ему всё равно нужно будет восстанавливать государственные институты и общественные связи. К этому лучше подготовиться заранее. В российской политике должна появиться сила, которая уже сейчас приступит к разработке стратегии будущих реформ».

Почему же «не важно»? Неужели кульбит с уходом Ельцина и приходом Путина никого не убедил в том, что преемник в России «многое» менять не будет. А много на сегодня — это та система ценностей и ориентиров, с которыми ведут государство и народ. Много ли наменял в пользу страны и народа преемник Путин в этой системе? Не слышно ответа. Потому что реально что-то серьёзное вспомнить не получается.

Но, однако, менял Путин кое-что, конечно. Сроки своего правления. Повышал налоги. Отдавал во владение друзьям лакомые куски российской экономики. Подписывал репрессивные пакеты Яровой и Клишаса. Увеличивал пенсионный возраст. Конституцию поменял, в конце концов, «всенародно поддержанную» на пеньках и капотах ради главной цели — реализации предложения Валентины Терешковой. Ради обнуления самого Путина.

Сила, которая ещё вчера приступила к разработке стратегии будущих реформ, в России уже есть. Это общественно-политическое движение под условным названием Партия нового типа. Чтобы было понятно, название сие возникло не случайно. Просто политики старого типа, окружающие ныне путинский трон, в этой силе быть не могут. Не потому что не умны или проштрафились за время своего царствования. Скелеты в шкафах здесь совершенно не при чём. А потому что в глаза людям нужно смотреть честно. Потому что новые правила жизни государства в новой России должны изначально выстраиваться на основе доверия со стороны народа и уважения к нему.

А доверия к власти, пришедшей в результате применения админресурса, угроз, предвыборных раздач бюджетных денег и фальсификаций, нет.

«Вот, например, в прошлом году в Конституцию был внесён ряд явно вредных поправок — про „президентских сенаторов“, например, или про право президента увольнять судей Конституционного суда, размышляет Галямов. — Поправки эти нарушают принцип разделения властей. Наверное, их надо отменять. А каким образом? Надо определиться с процедурой. И вообще, если уж менять Конституцию, то может заодно надо и другие изменения вносить? Чтобы не каждый год ее по частям править, а всё зараз сделать. Или лучше не зараз, а именно по частям?»

Неужели среди оппозиционных политологов ещё есть такие, кто искренне верит в то, что какими-то мелкими поправками и штрихами к действующей конституции можно изменить Россию? Вернуть ей то управленческо-идеологическое наполнение, которое приведёт к возвращению в жизнь государства его истинных ценностей вместо шкурных интересов правящих элит? Центр Сулакшина потому и занялся лет десять назад разработкой научного макета, а затем и проекта-под-ключ будущей Конституции России, чтобы предложить её соотечественникам. И стоит заметить, что данный проект стоит того, чтобы его изучить и за его реализацию всенародно побороться. Во всяком случае его интеллектуальный вес равен более, чем 400 человеко-лет. Как же Галямов просмотрел этот проект? Нету, мол в стране ничего. Никто еще даже не думал как строить Россию после Путина.

«Надо заранее наметить потенциальные конфликтные зоны и думать, как их минимизировать. У нас ведь за что ни возьмись — везде противоречия: центр против регионов; государство против МСУ; силовики против гражданского общества; труд против капитала и т. д. и т. п.« — пишет Аббас Галямов. Удивительно, но всё это (устранение противоречий) уже давно смоделировано в Программе Сулакшина, над которой работали сотни российских учёных (вплоть до академиков) в течение порядка двух десятков лет.

Когда по поводу статьи Галямова в прямом эфире был задан вопрос профессору С.С.Сулакшину, он с грустью сказал: «Как-то даже возмущаться и смеяться не хочется по поводу этой темы. Что раньше никто всерьёз не размышлял и о нашем проекте не знают. Не могу в это поверить».

По словам Степана Сулакшина, причина, по которой проект «Настоящий социализм» находится в тени, кроется в борьбе с ним. Кто борется? Понятное дело, правящая группировка, которая желает править вечно. Да и идеологически враждебна, поскольку крайне либеральна, и еще более крайне коррумпирована, то есть криминальна. Готова бороться с любой реальной угрозой и, практически, любыми методами. Именно для борьбы с Программой Сулакшина запускаются и всевозможные спойлеры на левом фланге. Будь то «шаги» прикорытных коммунистов или «Новый социализм» Николая Платошкина.

Проект Сулакшина опасен для благосостояния системных леваков, хорошо прикормившихся у режима, ибо показывает их убогость и демагогию, показывает их профессиональную недееспособность и политическую окаменелость. Проект опасен и для системных либералов, кто грабит сейчас страну, коллаборационистов, кто растоптал и продолжает растаптывать суверенитет России.

Проект опасен и тем внешним силам, кто ведет гибридную войну против нашей страны. Вот такая круговая оборона Программы возникает на политической карте. А на карте человеческой, гражданской Программа Сулакшина — это проект для каждого в нашей стране, в нем так и написано — «в интересах всех и каждого». И такие же новеллы прописаны в проекте Конституции России, предлагающей совершенно иную модель государства.

«Чтобы Галямов не знал об этом, не слышал фамилии Сулакшин, никогда не поверю. Скорее всего, это говорит о том, что он либо на службе известного рода (там, где Хазины, Делягины, Платошкины), либо в рядах тех, кто не идёт на дебаты с нами, а делает вид, что ничего нет, они ничего не видели и не слышали», — констатирует Степан Степанович.

Один из комментаторов на «Эхе Москвы» выразил мнение, что «вообще-то очень интересная идея… устраивать круглые столы и обсуждения по вопросу переустройства страны „после Путина“ в период его авторитаризма». Человек, видимо, тоже не в курсе о существовании такого проекта, альтернативы которому в России на сегодня нет.

«В принципе, если это будет происходить в научном контексте, корректно и без оскорблений действующей власти, а участие в этом примут как представители разных идеологий, так и экономической и правовой науки — будет крайне сложно хватать этих людей и тащить в суды, сажая за решётку. Ну, а публикацию стенограмм таких обсуждений в интернете вообще не остановишь. Причем, на подобные обсуждения надо приглашать и идеологов сегодняшней Вертикали — отказ в участии будет смертелен для них. Ну, а идти на запрет высказывания корректных мнений в информационный век для власти будет означать потерю огромной части её сторонников», — рассуждает комментатор. Тогда почему Эхо Москвы абсолютно отгородилось от интервью и дебатов с Сулакшиным?

Обсуждение это уже идёт несколько лет. Правда, побаиваются представители экономической и правовой науки «светиться» на дебатах. А представители действующей власти — так и вовсе включили Программу Сулакшина и самого профессора в стоп-лист любых медиапроектов. Но тема-то открыта. Где они, эти представители разных идеологий, готовых говорить о будущем России в научном контексте и нести гражданам благую весть, что жизнь после Путина всё-таки есть? И за неё надо бороться.

Вообще, если говорить о политологе Аббасе Галямове, то нельзя не упомянуть, что он является автором диссертации «Лидер и имидж лидера в современном политическом процессе: проблемы концептуализации и медиатизации». Опять имидж… Все ныне только и озабочены своим имиджем, а не будущим России. Но кроме этого в 2020 году Аббас Галлямов вошел в Экспертный совет партии «Новые люди».

«Новые люди» — это кремлёвский проект, за кулисами которого стоят друзья Путина. Кремлю нужна была иллюзия конкуренции, они её в целом создали. И даже позволили кое-кому попасть в Госдуму. Но если рассмотреть данную партию с точки зрения её идеологической платформы, то ничего нового в системе путинизма она не представляет.

«Мы предлагаем коренные изменения во всех сферах. Выборность и конкурентность — в политике. Повышение доходов людей и развитие предпринимательства — в экономике. Свобода слова и собраний — в общественной жизни. Это наши приоритеты, ради которых мы создали партию и которые отстаиваем сегодня в политической борьбе», — говорится в Программе партии, не блистающей новаторскими идеями и смыслами.

Другими словами, никакой политической борьбы нет. Есть её иллюзия. Нанайские мальчики. Дай Бог, чтобы борьба шла хотя бы в умах. Иначе — крах нашей стране.


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора