О росте ВВП на 5%

Русранд Сергей Николаевич Блинов 2.08.2019 15:14 | Экономика 115

К устойчивому росту ВВП на 5% можно прийти в течение 3–6 месяцев. Как этого достичь?

Чтобы добиться наконец от правительства и Центрального банка экономического роста, президенту Путину достаточно контролировать один показатель: реальную денежную массу (РДМ). Объясним почему.

С 2000 года[1], то есть с момента избрания Владимира Путина президентом, 99% изменений ВВП в России объясняются изменениями реальной денежной массы, или, сокращённо — РДМ (график 1).

График 1. Динамика реальной денежной массы (РДМ) объясняет 99% изменений ВВП России

Источники: ЦБ, Росстат, расчёты С.Блинова

Читается график просто: чем больше объём РДМ (чем правее мы по горизонтальной шкале), тем больше объём ВВП (тем выше мы по вертикальной шкале). О почти стопроцентной корреляции ВВП и РДМ говорит показатель R-квадрат, равный 0,9958, или 99,58% (максимально возможное значение — единица, то есть 100%).


ТАБЛИЦА УМНОЖЕНИЯ ВВП, СТАВИМ ЦЕЛИ

Жёсткая взаимосвязь между ВВП и реальной денежной массой (РДМ), показанная на графике 1, позволяет рассчитать своеобразную «таблицу умножения ВВП»[2]. Эта таблица говорит нам, как должна расти РДМ для того или иного роста ВВП (таблица 1)

Таблица 1. «Таблица умножения ВВП»

Источник: расчёты С. Блинова

На 1 июня 2019 года среднегодовой темп РДМ равен 6%, что соответствует росту ВВП на 1,2%.

Эта таблица очень удобна президенту России. Достаточно выбрать желаемый темп роста ВВП, и таблица подскажет, какой темп роста РДМ для этого необходим. Допустим, президент ставит цель роста ВВП на 5%. Находим ближайшее соответствующее значение в таблице (5,1%) и определяем, что для такого роста ВВП необходимо и достаточно, чтобы РДМ росла на 26% в год.

Что означает «необходимо и достаточно»? Для тех, кто забыл математику, напомним.

«Необходимо» означает, что если рост РДМ не достигнет темпов 26%, то ВВП на 5% расти не будет. Не будет ни при каких обстоятельствах, даже если бюджет лопнет от переполняющих его доходов, цена на нефть зашкалит за 100 долларов за баррель, все санкции будут сняты, а нацпроекты будут перевыполнены в два раза.

«Достаточно» значит, что если РДМ достигнет темпов 26%, то ВВП вырастет на 5%. Вырастет, несмотря ни на какие другие обстоятельства, даже если нефть будет по 20 долларов за баррель, Запад введёт новые санкции, никаких «структурных и институциональных» реформ не будет проведено, а нацпроекты будут забыты.


ОДНА КАРТИНКА ЗАМЕНЯЕТ ТЫСЯЧУ СЛОВ, ВИЗУАЛИЗИРУЕМ ЦЕЛИ

Посмотрим, как динамика РДМ выглядит на графике (график 2).

График 2. Динамика РДМ объясняет кризисы и взлёты российской экономики при Путине

Источник: расчёты С. Блинова. Столбцы красного цвета показывают периоды падения РДМ

Данные за прошлые периоды хорошо объясняют и взлёты, и падения российской экономики при Путине, на графике этот ряд показан тёмно-зелёным и красным цветом и обозначен как «Факт». Динамика РДМ объясняет и быстрое скатывание экономики в кризис 2008 года (обозначено цифрой 1), и медленное «сползание» в кризис 2015 года (2), и нынешнее постепенное движение к кризису (3), и даже замедления инвестиций 2002 и 2005 годов (А и Б). По-другому и быть не может, учитывая высочайшую корреляцию РДМ и ВВП.

Но нам сейчас важнее будущее, то есть, динамика РДМ, необходимая для роста ВВП на 5%. Она показана светло-зелёным цветом и обозначена в легенде графика как «План Президента». Согласно этому плану, в течение трёх месяцев (август, сентябрь, октябрь) рост РДМ достигает необходимых темпов, то есть +26%.

Может быть, кому-то такое ускорение темпов РДМ покажется неправдоподобным и трудноосуществимым? Но такие резкие взлёты реальны, и они имели место, причём в нашем недавнем прошлом: достаточно сравнить две чёрные пунктирные стрелки на графике.


РАСКЛАДЫВАЕМ РДМ НА СОСТАВЛЯЮЩИЕ, ДЕКОМПОЗИРУЕМ ЦЕЛИ

Чтобы понять, как нарастить реальную денежную массу, надо понимать, что же это такое. Для неспециалистов дадим пояснение: реальная денежная масса — это номинальная денежная масса, скорректированная на уровень инфляции.

Другими словами, реальная денежная масса растёт, если номинальная денежная масса растёт быстрее, чем растут цены (график 3).

График 3. Чем выше зелёная линия по отношению к красной, тем выше рост РДМ и ВВП

Источники: ЦБ, Росстат, расчёты С. Блинова. Зелёные области — рост ВВП, красные области — кризисы. Данные после 1 июня 2019 года — план для роста ВВП на 5%.

График 3 — это преобразование графика 2, при котором РДМ разложена на две составляющие — номинальную денежную массу и инфляцию.

«Читать» этот график легко.

— Когда и насколько количество денег в экономике растёт быстрее, чем растут цены (зелёная линия выше красной — РДМ растёт), тогда и настолько экономика растёт.

— Когда и насколько количество денег растёт медленнее, чем растут цены (то есть зелёная линия ниже красной — РДМ падает), тогда и настолько экономика падает.

— Говоря проще, для ускорения роста ВВП мы должны «отодвинуть» зелёную линию как можно дальше вверх, а красную — как можно дальше вниз, то есть максимально развести эти линии.

Сейчас линии сближаются между собой. Это опасно, их пересечение будет означать начало кризиса.

Последние годы ЦБ очень озабочен стабилизацией инфляции на уровне 4% (то есть, «следит» за красной линией графика 3), что следует только приветствовать. Но при этом Центробанк «не следит» за ростом номинальной денежной массы (то есть упустил из зоны внимания зелёную линию на графике 3).

И это — принципиальная ошибка Центробанка! Ведь необходимым и достаточным условием для роста ВВП в России, как показано выше, является рост РДМ. А он определяется не одной инфляцией, а двумя параметрами: инфляцией и ростом номинальной денежной массы.

На 1 июня 2019 года денежная масса росла темпом +8%, а цены росли темпом +5,1%. Это означает, что РДМ растёт как в преддверии кризиса, всего лишь на 2,8% [3] в год. Это далеко от необходимого роста РДМ на 26% в год.


ЧТО ДОЛЖЕН СДЕЛАТЬ ЦБ ДЛЯ РОСТА ВВП НА 5%

Покажем, как выйти на необходимые темпы за три месяца. Примем инфляцию равной 4,5% (это нечто среднее между текущим уровнем в 5% и целевым уровнем ЦБ в 4%). Тогда для роста РДМ на 26% номинальная денежная масса должна расти на 32%, что и показано в правой части графика 3 и подписано как «план».

Задачи для Центробанка (а денежная масса, как и инфляция — его «епархия») приобретают конкретные очертания:

Первая задача: Поднять рост денежной массы с нынешних 8% до 32%.

Вторая задача: Сохранить инфляцию на уровне 4–5% или ниже.

Задача понятная и школьнику, и президенту, высшая математика здесь не нужна. Но как это сделать?

Очевидно, что бездумное наращивание денежной массы нам не подходит. Ведь если денежная масса вырастет на 32%, а цены при этом тоже вырастут на те же три десятка процентов или выше, то весь прирост денежной массы съест инфляция, и наша цель не будет достигнута.


ПОЧЕМУ СНИЖЕНИЕ СТАВКИ НЕ РЕШАЕТ ПРОБЛЕМУ

В пятницу 26 июля ЦБ снизил ставку на 0,25 процентного пункта (с 7,75% до 7,5%). Между тем снижать ставки для стимулирования роста экономики — вредная ошибка: удержать экономику в состоянии стагнации такое снижение сможет, но для роста РДМ на 26% (и ВВП на 5%) этого явно недостаточно. Объясним, почему.

Во-первых, снижение ставки — это однозначно проинфляционный фактор, к тому же грозящий стабильности курса рубля на валютном рынке. Выполнение второй задачи (сохранить инфляцию на уровне 4–5% или ниже) ставится под угрозу.

Во-вторых, снижение ставки вовсе не гарантирует необходимое нам ускорение роста денежной массы. Напомним, что в период с января 2015 по сентябрь 2018 года Центробанк опустил ставку почти на десять процентных пунктов, с 17 до 7,5 процентов. Но, несмотря на такое масштабное снижение ставок, темпы роста денежной массы смогли подняться всего лишь до 8–12% (см. график 3). Другими словами, первую задачу (поднять рост номинальной денежной массы до 32%) снижение ставки тоже не решает.

Далее расскажем, почему на прошедшем заседании Центробанку ставку лучше было бы поднять, а не снизить.


ДЛЯ КАЖДОЙ ЗАДАЧИ — ОТДЕЛЬНЫЙ ИНСТРУМЕНТ

Возникает вопрос: что же делать, раз снижение ставки разгоняет инфляцию и не помогает увеличить темпы роста денежной массы? Ответ прост: у Центробанка есть иные возможности решать эти задачи. Добавлять деньги в экономику надо путём операций на открытом рынке, а ставкой (повышением ставки) контролировать инфляцию.

Другими словами, для лучшего контроля над инфляцией следует использовать один инструмент — ставку. И правильным решением для ЦБ было не снижать ставку, а сохранить возможность повышать её. А чтобы наращивать денежную массу, нужно использовать другой инструмент (причём гораздо более надёжный) — операции на открытом рынке.

В чём надёжность и действенность таких операций? Пытаясь нарастить денежную массу снижением ставки, ЦБ пытается сделать это косвенно, надеясь на позитивную реакцию банков и заёмщиков. Но эти надежды зачастую не оправдываются. Операции же на открытом рынке — это прямое действие Центробанка по увеличению денежной массы, не зависящее от чьего-то желания брать или выдавать кредиты.

Такое решение будет повторением собственного успешного прошлого опыта. В 2000–2008 и 2010–2011 годах денежная масса росла не из-за низких ставок, а благодаря операциям на открытом рынке: ЦБ «печатал» новые рубли и покупал на них активы, прежде всего валюту. С момента назначения Владимира Путина премьер-министром в 1999 году до августа 2008 года золотовалютные резервы выросли с 11 до 598 млрд. долларов. Но не рост ЗВР разгонял ВВП, а то, что рублей в экономике при этом становилось больше.

Можно назвать такие операции «рублёвыми интервенциями». Они благоприятнейшим образом сказывались на экономике России (в отличие от вредных для экономики «валютных интервенций»). Инфляция же оставалась под контролем благодаря достаточно высоким ставкам.

Таким и был механизм экономического чуда 2000–2008 года! И в 2010 году экономика быстро вышла из кризиса благодаря такому же механизму. Кризис остановился сразу, как только ЦБ прекратил «палить резервы» и начал их наращивать[4], добавляя при этом рубли в экономику и доведя рост денежной массы до 36% к маю 2010 года. Рост ВВП не заставил себя ждать: уже в первом квартале 2010 года он вырос на 4,1%, во втором — на 5%.

Вывод прост: Центральному банку нужно не бояться повторять собственный успешный и опробованный в российских условиях опыт. В этом случае рост ВВП на 5% мы можем увидеть уже по итогам 4 квартала 2019 года.


АЛГОРИТМ ДЕЙСТВИЙ ЦБ

Поможем Центробанку с необходимыми расчётами. Для выхода денежной массы на темпы роста +32% по итогам октября 2019 года (за три месяца август—октябрь), номинальная денежная масса в августе—октябре должна расти в среднем на 2,3 триллиона рублей в месяц (затем, в течение следующих 14 месяцев, до конца 2020 года, достаточным будет прирост на 1,7 триллиона рублей в месяц).

Прежде чем подсказать Центральному банку алгоритм необходимых действий, сделаем две оговорки:

1. Не только доллары. Для простоты изложения в качестве активов, приобретаемых Центробанком на открытом рынке, мы в приведённом ниже примере используем доллары. Важно сразу отметить, что покупка долларов — это не ограничение, возможности ЦБ намного шире. Во-первых, можно покупать не только доллары, но и любые другие валюты (евро, йену, фунт, швейцарский франк, юань и т. п.). Во-вторых, можно покупать и другие классы активов (золото, ОФЗ и многое другое).

2. При прочих равных. Наши расчёты базируются на предположении, что другие каналы изъятия-добавления рублей в экономику взаимно компенсируют друг друга. Другими словами, добавление рублей в экономику покупкой активов на открытом рынке не должно нивелироваться другими действиями ЦБ или правительства (например, операциями Центробанка по абсорбированию ликвидности или изъятием рублей на счета Казначейства в ЦБ путём заимствований и сбора налоговых поступлений).

Итак, алгоритм действий ЦБ.

1. Расчёт объёма покупаемых активов в месяц. ЦБ делает расчёт. Известно: сумма покупки в рублях — 2,3 трлн. рублей. Курс доллара — 63 рубля за доллар[5]. Объём необходимых покупок, это 37 млрд. долларов (2,3 трлн/63) в месяц.

2. Покупка активов. Центробанк покупает примерно 9 млрд. долларов в неделю. «Техника исполнения»: если, несмотря на покупки валюты в таких объёмах, курс рубля укрепляется (привет высоким ставкам), то объём закупок можно смело наращивать. Если рубль слабеет, нужно смелее повышать банковскую ставку (то есть, цену рубля). Но подробнее на технике исполнения останавливаться не будем.

3. Отслеживание реакции. В еженедельном режиме ЦБ отслеживает изменения инфляции, в ежедневном — изменения курса рубля. Ежемесячно подводятся итоги, в том числе по целевому параметру — росту реальной денежной массы.

4. Корректирующие действия.

4.1. Если инфляция остаётся в пределах целевых 4–5%, а темпы роста денежной массы увеличиваются в соответствии с планом, то корректирующих действий не требуется.

4.2. Если инфляция начинает расти, то ЦБ повышает ставку, при этом денежные вливания в экономику (в августе-октябре это 2,3 трлн рублей в месяц) должны продолжаться.

4.3. Если денежная масса не растёт нужными темпами (такое возможно, если коммерческие банки будут продавать валюту Центробанку из собственных средств, наращивая таким образом денежную базу, но не массу), то ЦБ пересматривает в сторону повышения объём покупок.

Ещё раз повторю, что этот алгоритм приведён лишь для образца, чтобы был понятен главный замысел: добавлять деньги в экономику надо путём операций на открытом рынке, а контролировать инфляцию нужно ставкой (повышением ставки).

Тем не менее, представленный алгоритм ясно показывает: чем выше ключевая ставка, тем быстрее ЦБ может наращивать номинальную денежную массу, не опасаясь разогнать инфляцию. Это и есть тот самый парадокс: чем выше ставка, тем больше возможностей у ЦБ!

Справедливо и обратное — чем ниже опустит ставку Центральный Банк, тем меньше денег он сможет добавлять в экономику испытанным в 2000–2008 годах способом.

Именно поэтому на заседании Центробанка по ключевой ставке 26 июля лучше было ставку не снизить, а повысить. И даже просто сохранить её на прежнем уровне было бы меньшим злом, чем пытаться стимулировать экономический рост не только бесполезным, но и вредным снижением ставки.

Повторюсь: в 2015–2018 годах даже намного более масштабное снижение ставки с 17 до 7,5 процентов не дало нужного результата. А для повторения успешного опыта 2000–2008 и 2010–2011 годов ставки нужны не низкие, а высокие.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Российская экономика уже через три месяца могла бы расти темпами +5% и выше.

Чтобы выйти на траекторию такого роста, не нужно умолять Запад снять санкции, ждать прихода мифических иностранных инвесторов или корёжить судьбы людей новыми «институциональными и структурными» реформами. Достаточно применить те же алгоритмы, которые (неосознанно, но успешно!) уже применялись нашими же экономическими властями в 2000–2008 годах.

Следуя формату «инструкции», с которого мы начали, стоит выделить ключевые моменты.

Именно в руках Центробанка, по сути, находятся рычаги и торможения, и роста экономики России, ведь оба показателя, от которых зависит РДМ (инфляция и номинальный рост денежной массы), находятся в зоне ответственности ЦБ. У правительства (которое сейчас отвечает за рост) таких рычагов, говоря по совести, нет. И максимум, что может делать правительство (в лице Минфина прежде всего), это пытаться компенсировать ошибки и огрехи политики Центробанка. Но, говоря словами чеховского героя, правительство супротив ЦБ в денежной политике, всё равно что «плотник супротив столяра».

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Ни место, ни период времени не являются ограничением. Реальная денежная масса отлично объясняет и динамику российского ВВП до 2000-го года (то есть в 1990-х годах, см. например, «Совет экономическому Совету», Эксперт-онлайн 26.05.2016), и динамику ВВП в других странах мира (Япония, Китай, Бразилия, США, Евросоюз, см., например, «Как избежать «японской ловушки», Эксперт-онлайн 10.08.2016).

[2] Самая первая версия «таблицы умножения ВВП» была опубликована в Эксперт-онлайн 26 мая 2016 года в статье «Совет экономическому Совету».

[3] Как это считается: темпы роста номинальной денежной массы на 1 июня 2019 года составили 108% (+8%), а темпы роста цен — 105,1% (+5,1%). Темпы роста реальной денежной массы в этом случае 108%/105,1%=102,8% (+2,8%).

[4] Например, в октябре—ноябре 2009 года ЦБ нарастил резервы на 34 млрд. долларов.

[5] Это курс на момент написания этих строк. Курс может быть любым, причём чем выше курс доллара, тем меньше долларов надо купить для выполнения плана.


Автор Сергей Николаевич Блинов — заместитель руководителя Службы стратегического планирования — руководитель группы макроэкономических исследований и стратегического прогнозирования ПАО «КАМАЗ», г. Набережные Челны.

Опубликовано в аналитическом еженедельнике Эксперт-онлайн.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора