Производители сегодня – это армии в бою…

Вазген Авагян 27.10.2020 13:55 | Экономика 193

Что происходит с человечеством ОБЪЕКТИВНО? А вот что: производительность оборудования растёт чудовищными темпами, количество персонала, нужного этому оборудованию, сокращается. Соответственно, происходит деление территории на закрытые зоны возрастающего процветания и обширные пространства экономической нецелесообразности с «ненужными», «лишними» людьми.

Людей, которые реально нужны, реально себя окупают по итогам производственной деятельности – всё меньше и меньше. Производят-то они всё больше и больше, но их самих – всё меньше и меньше! И возникает вопрос: куда девать остальных? Притом, что этих остальных, лишних, ненужных, потенциально-обездоленных – всё больше и больше, их количество растёт в прогрессии?

Можно ли в этих условиях «влиться в мировую экономику»? Только с сырьём или на очень постыдных, незавидных ролях. Мировая экономика не нуждается в новых руках: мировая экономика не знает, куда девать уже имеющиеся у неё руки.

Людей мировой рынок делит на нужных и ненужных: нужных всё меньше, ненужных всё больше. Борьба за право попасть в круг востребованных – всё жёстче и беспринципнее. Но основное правило востребованности мировым рынком едино, как базовый закон: рынок примет тебя, сделает тебе предпочтение перед другими производителями, если ты – каким-то другим недоступным или неизвестным способом – научился делать востребованный продукт лучше или дешевле. Особенно, если совпадёт: И лучше, и дешевле. Но можно взять и чем-то одним: или очевидным сверхкачеством продукта, или существенным демпингом отпускной цены.

Тогда произойдёт «измена» оптовиков прежним поставщикам и их разворот к новому. Та «измена», с которой политическими и военными средствами пытается сегодня бороться Трамп, пытаясь одолеть китайское товарное предложение в пользу сдувшихся производителей из США.

Китай, КНР – самый яркий в XXI веке пример успеха государства и нации. Достигнут он без всякой «демократии» и вопреки её требованиям. Он достигнут по объективному закону спроса: научить делать дешевле (или лучше) других, и покупать придут к тебе, а не к другим.

Китай раздавил либеральную толпу «демократизаторов». И тем спас своё будущее, своё право стать сверхдержавой, успешной нацией XXI века…

Если Китай с его тяньаньмэньской бойней – ярчайший пример успеха нации в современном мире, то самые яркие примеры неуспеха, неудачливости, лузерства демонстрируют страны победивших демократических движений. Чем ближе к методичке «строительства демократии по рецептам из США» страна была – тем более жалкое зрелище в итоге являет. Посмотрите на побирушку, проститутку и оборванку Украину, пошедшую вразнос, пробивающую дно за дном! Вот вам победа «прозападной демократии», а вот, для сравнения, КНР с красным знаменем и компартией во главе, демократизаторов намотавшая на танковые гусеницы…

+++

Это случайность? Почему экономический успех и демократизация по-американски противоположны? Это так совпало (победа прозападных либералов и обнищание страны) или же за этим стоит закон экономики?

За этим стоит закон экономики. Тот, которым я начал статью.

Современные производители НЕ НУЖДАЮТСЯ ДРУГ В ДРУГЕ. Они – как армии, находящиеся в бою друг с другом. Лучший подарок для автомобильной корпорации – банкротство другой автомобильной корпорации. А поскольку своя рубашка ближе к телу (и свои сограждане дороже правительству) — уничтожать стараются производителей в ДРУГИХ странах.

Ларчик-то открывается просто: ни действующие, ни потенциальные конкуренты производителям ведущих западных держав не нужны. А потому вся их политика направлена на то, чтобы уничтожить иностранное производство, «выдавить периферию» своей страны в каменный век.

Теория либеральной демократии – это ВСЕГО ЛИШЬ оружие разложения и деморализации армии-противника. Вы поняли, что производители воюют между собой, как армии на фронте? А какая мечта армии относительной вражеских коллег? Правильно: чтобы у противника разложились и фронтовые, и тыловые части. Чтобы они впали в буйство массового дезертирства, полковых бунтов и «выборов командиров».

Там, где такую работу по разложению производителя-противника пресекли (КНР, Тянь Ань Мэнь[1]) – там сохраняется конкурентоспособное, организованное и дисциплинированное производство. А там, где толпы придурков внесли в Кремль поддонка вроде Ельцина – там мы видим «мерзость запустения». Миру не нужна сильная Россия? Нет, надо смотреть шире:

-Если миром правят США, то им не нужна никакая сильная страна, кроме США.

Россия в том числе, но не она одна.

Потому что либеральная демократия со всеми этими площадными кривляньями и карнавалами психопатов и уголовщины – не более, чем средство разложения и деморализации культуры производства у потенциального противника.

Если вы пойдёте этим путём – то вы превратитесь в экономически-ненужный, экономически-лишний, выбывший из соревнования производителей элемент мировой экономики. Говоря языком народа – в «клоаку мира», или в Украину, что то же самое.

Вам нечего предложить на внешнем рынке – чтобы было дешевле или лучше тех, кто уже там. Но и ваш внутренний рынок раскрыт, обеспечивая сбыт иностранным производителям! Вы не нужны вообще ни в каком качестве – вы оказываетесь неспособны быть партнёром, но самих себя прокормить вы уже не в состоянии. От лишних – избавляются. Если вы утратили производство (и на внешнем, и на внутреннем рынках) – то вы теряете долю и в мировом распределении благ. Для всех бесполезные люди могут получить разве что милостыню, или грязную работу, которой все остальные брезгуют. Да и то, если повезёт.

Совершенно очевидным образом, карнавал майдана – это путь к нищете, вымиранию, угасанию, стиранию народа. Производители сегодня – как армии в бою. Ваша армия сперва разложена «свободами и открытостью», потом пленена или распущена, и чем вам защищаться?

В пост-майданной стране распространена только одна «профессия»: больше всего в ней «профессиональных безработных», или прекариата. Всякое перспективное производство в сломленной «демократией улиц» стране добивают до уровня, с которого она подняться не сможет уже никогда. Люди для мирового рынка бесполезны, а внутреннего, закрытого от мирового, где они могли бы обслуживать хотя бы друг друга – не имеют, лишены «открытостью».

А мы помним, что в силу особенностей современного высокотехнологичного производства зоны растущего благополучия, где живут люди востребованные, вовлечённые в дела – сужаются. Напротив, зоны растущей ненужности, гетто лишних людей – стремительно расширяются.

Патриот своей страны не хочет, чтобы его сограждане попадали в зону безнадёги и в каменный век гетто ненужных, «профессионально-безработных». Стремясь задействовать как можно больше своих сограждан в производстве востребованных мировым рынком благ — им пытаются передать удовлетворение ВСЕГО СПРОСА. Так, чтобы иностранцам от этого спроса не осталось бы НИЧЕГО.

Например, чтобы все самосвалы – только немецкие. И никаких белорусских! Каждая белорусская машина – это упущенная прибыль немецких машиностроителей. То же самое касается белорусской мебели или холодильников, масла или швейной продукции, всего. И как только в руки Запада попадает какая-то страна, как РФ при Ельцине или Украина – там не остаётся НИЧЕГО: ни машин, ни текстиля, ни бытовой техники, ни масла, ни хлеба, всё только импортное.

Главная цель либерализации и демократизации – размягчить страну для удаления, вырывания из неё, словно зуба из десны, всякого производства, чтобы было в плане технологий – шаром покати.

Как только страна (неважно, Беларусь или Китай) попадают в руки прозападных политиков – в них торопливо уничтожают всякую конкуренцию импорту из высокотехнологичных центров производства. Была у СССР собственная электронная промышленность – а у РФ её нет даже для строки в статистике, ноль целых, ноль десятых!

Они, наши «заклятые партнёры», конечно, пользуясь «дружбой и победой демократии на майдане», забрали бы и сырьё, и недра, и почву. Но это, в отличие от машиностроения, недвижимое имущество. Его получают более сложным путём.

Вымаривая, сводя в ноль местное (туземное) население, как индейцев в США, и прибирая вымороченные недра и земли к рукам. «Было ваше – стало наше».

Цель ясна и понятна. Количество занятых, нужных мировому производству, сокращается, и сокращается катастрофически. Выжить сможет лишь тот, кто в упорной экономической борьбе отстоит своё право что-то производить, хотя бы замкнувшись, хотя бы на внутренний рынок.

А там, чем чёрт не шутит, глядишь, и как КНР – научится производить дешевле других и «украдёт» оптовый сбыт у прежних производителей, что так беспокоит Трампа!

Нужно понимать эти «качели»:

Работающий Китай – это безработные в США.

Работающая Беларусь – это какой-то процент безработных в ФРГ и в Англии. И много где, вплоть до Турции, в последнее время зубастой.

Что не возьми, даже тапочки: если вы купили турецкие тапочки, то не купили вьетнамских, факт! И вьетнамским производителям лучше всего, чтобы турки тапочек не шили. И наоборот.

И вот в эту жестокую, пыхтящую и потную борьбу мировых производств – придурки майдана влезают со своими «свободой и демократией». В полном соответствии с планами заграницы разложить и дезорганизовать (например, забастовками) производство у конкурента. Избавить своего производителя от возможной конкуренции с вашим.

Надежнее и проще всего это сделать – организовав руины на местах бывших заводов и фабрик. Что и делает прозападная власть в любой из столиц своего торжества. Прихлопывает ВСЯКОЕ национальное производство.

Возьмите Украину – там остались только школьники, пенсионеры, отъехавшие на заработки в другие страны и профессиональные нацисты. Там вообще нет экономики! А в Прибалтике есть? Тоже нет! 70-80% бюджета – подаяние из ЕС. Фабрику шпрот – и ту закрыли!

Вывод в «лишние» чужих производств – это подготовка к выводу в «лишние» целых народов. Народ без экономики – или калека под капельницей внешних вливаний (как Латвия) или зловонный разлагающийся труп (как Украина).

Нации, лишившиеся (благодаря «свободе») права на труд – лишаются через то и права на жизнь. В самом деле, зачем они нужны, если ничего не производят? Если даже их внутренний рынок – и тот забит импортом?!

Платить им извне – как Эстонии за русофобию? А зачем – если, к примеру, русофобия выйдет из моды? А у Эстонии ни индустрии, ни даже сельского хозяйства, вообще ничего, одни грантополучатели…

Отстоять собственное производство – это отстоять своё право на жизнь. Понятно, что никому, кроме белорусов, не по кайфу в мире белорусские машины или станки, телевизоры или молочные продукты, мясо или яблоки! Понятно, что конкуренты со всего света спят и видят (и всё делают для того, чтобы) этой продукции не стало!

Тем отчаяннее нужно славянам (ныне истребляемым, как индейцы) – бороться за своё право сохранить у себя производство. Особенно высокотехнологичное, как билет в будущее, но и вообще – хоть какое-нибудь.

Спасение заводов и фабрик, полей и тепличных хозяйств, научных лабораторий любой страны – это Тянь Ань Мэнь.

Давите либеральную мразь – и будете жить завтра.

Не раздавите этих кровавых клоунов…

Посмотрите на Украину (а до неё на Грузию) – чем это кончается.

Пока совсем не кончилось, а до полного вымирания тех же укров совсем уж недалеко…

——————————————————

[1] Собы́тия на пло́щади Тяньаньмэ́нь 1989 года, также известные как «события 4 июня» — серия акций протеста на площади Тяньаньмэ́нь в Пекине, продолжавшихся с 15 апреля по 4 июня 1989 года, главными участниками которых были студенты. Во время так называемой резни на площади Тяньаньмэнь войска с автоматами и танками открыли огонь по демонстрантам и тем, кто пытался блокировать продвижение военных на площадь Тяньаньмэнь. Оценки числа погибших варьируются от нескольких сотен до нескольких тысяч и тысяч раненых

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора