Сели на хвост. Зачем в Россию ввозят токсичный уран и почему экологи против

СЕКРЕТ ФИРМЫ 27.11.2019 15:02 | Политика 81

Чем «урановые хвосты» потенциально опасны для людей?

Россия снова принимает обеднённый уран из Германии в его самой токсичной форме — гексафторид урана. Такие поставки были и раньше, но власти запретили их после массовых протестов начала 2000-х. Сейчас мнения по этому вопросу вновь разделились. Экологи считают, что Россия вновь станет свалкой ядерных отходов. «Росатом» рассказывает о пользе «хвостов» и повышенном спросе на уран на мировом рынке.

Сегодня, 26 ноября, из Амстердама в Санкт-Петербург прибыло грузовое судно «Михаил Дудин» с 600 тоннами отвального гексафторида урана (ОГФУ, т.н. урановые хвосты) — материала, который остаётся после обогащения урана. Всего голландско-немецкое предприятие Urenco планирует отправить 12 тысяч тонн ядерных материалов (так называемых вторичных «урановых хвостов»).

Российские предприятия могут повторно дообогатить максимум 20% урана — это значит, что на территории РФ осядет примерно 10 тысяч тонн «урановых хвостов».

Гексафторид урана — это соединение урана со фтором, летучие кристаллы (от прозрачных до белых, светло-серых). Соединение очень ядовито.

«Росатом» утверждает, что «урановые хвосты» — это ценное сырьё, из которого можно получить дополнительный уран-235. Европейские технологии, в отличие от российских, не позволяют выжать максимум из природного урана.

В природном уране содержится 0,7% урана-235. По данным «Росатома», европейцы выбирают примерно до 0,3%, а после переработки русских остается 0,1% — то есть они забирают еще 0,2%.

Экологи убеждены, что «Росатом» лукавит: немецкие технологии позволяют дообогащать «урановые хвосты», просто Германии это невыгодно. Во-первых, это технологически затратно, во-вторых, для ядерных отходов понадобятся новые хранилища, а в-третьих, Россия и так готова разместить урановые «хвосты» на своей территории.

Уран-235 использовали в бомбе «Малыш» при ядерной бомбардировке Хиросимы. Сейчас его применяют как топливо в ядерных реакторах.

Когда Urenco начала завозить «урановые хвосты» в Россию?

Компания Urenco ввозила «урановые хвосты» в Россию с 1996 года. Обеднённый уран более десяти лет транспортировали через порт Санкт-Петербурга — на открытые склады в Зеленогорске в Красноярском крае, Ангарске под Иркутском и Северске, расположенном в Томской области.

Общие мощности завода на 2018 год составляли 18,6 миллиона кг единиц работоразделения (ЕРР — условная единица, показывает фактические затраты на получение 1 кг низкообогащённого урана).

Контракт действовал до 2009 года. За это время Urenco экспортировала в Россию более 100 тысяч тонн «урановых хвостов».

По состоянию на 2019 год «Росатом» накопил порядка миллиона тонн обеднённого урана. По оценке сопредседателя международной группы «Экозащита» Владимира Сливяка, 15–20% от этого объёма пришли из-за рубежа.

Почему поставки «урановых хвостов» прекратили?

Экологи требовали прекратить отгрузки. В 2006-м активисты из России и Германии на 1,5 часа перекрыли предприятие в Гронау и Посольство Германии в Москве, протестуя против ввоза ядерных отходов.

Активисты предупреждали: обеднённый уран хранят в баллонах под открытым небом, они ржавеют и токсичное вещество может выйти на поверхность. Сам гексафторид урана крайне нестабилен. При контакте с водой он образует плавиковую кислоту, которая опасна для человека. Она поражает дыхательные пути, пищеварительную и сердечно-сосудистую систему.

Ежегодный отчёт Ростехнадзора от того же 2006 года подтвердил: «Хранение ёмкостей с отвальным гексафторидом урана на открытых площадках производится в условиях недостаточного нормативного обоснования и значительной величины риска разгерметизации ёмкостей».

В конце концов «Росатом» прислушался к этим доводам — и обещал не ввозить новые «урановые хвосты», пока существующие запасы не переведут в более удобную и безопасную для длительного хранения форму с помощью так называемого обесфторивания — перевода «хвостов» в закись-окись урана.

«Обеднённый уран не имеет никакой опасности с точки зрения радиационной и уж тем более ядерной. <…> Но он находится в форме газа, это так называемый гексафторид урана. Он со фтором и в виде газа, вот этот газ может иметь риски химической опасности. Эти контейнеры везде в мире — и в Америке, и в Европе, и у нас — хранятся на открытых площадках. И возникает один вопрос — а если вдруг, в силу какой-нибудь техногенной катастрофы, падения самолёта на такую площадку, страшного землетрясения разгерметизируются эти контейнеры. Мы с 2006 года запретили заключение новых контрактов по ввозу этих „хвостов“, и старые контракты истекли в течение нескольких лет», — объясняли в 2010 году в «Росатоме».

Чем опасен гексафторид урана?

Гексафторид урана испаряется при температуре от 20 градусов — и воздух становится опасным для человека. При контакте с глазами и кожей, а также при вдыхании — разъедает ткани. Попадая в организм, поражает почки и вступает в реакцию с кальцием, постепенно разрушая кости. Может вызвать смерть.

В докладе Организации экономического сотрудничества и развития утверждается, что выброс плавиковой кислоты может убить человека в 30 километрах от места ЧП. Даже при минимальных концентрациях фтороводорода в воздухе (0,0005%) человек умирает в течение получаса-часа.

Что не так с обещаниями «Росатома»?

Прошло больше десяти лет — запасы пока не переведены в стабильное состояние, а поезда с гексафторидом урана снова едут в Россию. Более того, как выяснили немецкие СМИ, «урановые хвосты» тайно ввозят в Россию уже с 2016 года.

В нынешнем году возобновились поставки из немецкого предприятия Urenco в Гронау, а его британский филиал начал отправлять токсичные «урановые хвосты» три года назад.

По информации Greenpeace, договор по «урановым хвостам» был заключён в 2018 году между компанией Urenco Enrichment Company Ltd. и её «дочками» Urenco UK, Urenco NL и Urenco Deutschland GmbH и компанией Tradewill Ltd. (дочерней компанией АО «Техснабэкспорт», которая, в свою очередь, является дочерней компанией госкорпорации «Росатом»).

Условия перевозки на судне «Михаил Дудин»

Фото: greenpeace.ru

Правда, в 2014-м нидерландский фонд Laka (Центр документации и исследований в области ядерной энергии) обвинил Urenco и американский банк Goldman Sachs в спекуляциях на уране. На судебном заседании выяснилось, что Urenco заключил с российской Tenex (торговая марка принадлежит «Техснабэкспорту») постоянный контракт на обогащение урана.

Кроме того, по странному стечению обстоятельств в декабре 2015 года Urenco получила лицензию на экспорт в Россию тысячи тонн обеднённого урана.

 Условия перевозки на судне «Михаил Дудин»

Фото: greenpeace.ru

А что «Росатом» говорит сейчас?

Позиция «Росатома» неизменна. Россия никогда не ввозила и не ввозит ядерные отходы. «Уникальная центрифужная российская технология обогащения урана позволяет производить обогащённый уран из обеднённого экономически эффективным способом. Иностранный обеднённый уран ввозится в Россию не „на захоронение“, а на переработку до полезного продукта с его последующим вывозом обратно за рубеж», — сообщает «Техснабэкспорт» (TENEX, входит в «Росатом», экспортёр урана и услуг по обогащению).

Возобновление поставок в «дочке» «Росатома» объяснили тем, что уран пользуется большим спросом на мировом рынке. А ещё подтвердили: вторичные «урановые хвосты» остаются на территории РФ — но хранят их временно, чтобы впоследствии использовать в машиностроении и атомной промышленности.

Впрочем, переработка и использование всех «урановых хвостов» — это очень далёкая перспектива. По данным экологической организации «Беллона», в России хранится 41% от общемирового объёма (2 млн тонн накопленного ОГФУ) — 820 000 тонн.

Избавиться от запасов гексафторида урана удастся в лучшем случае к 2080 году: четыре установки, необходимые для перевода ОГФУ в закись-окись, планируют ввести в эксплуатацию в 2024 и 2027 годах. Greenpeace отмечает, что реальных планов по использованию и переработке такого количества отходов нет.

«Росатом» купил у французской компании Areva технологию перевода отвального гексафторида урана в закись-окись — и построил завод в Зеленогорске. Мощность производства — до 10 тысяч тонн в год. Но достаточно ли такой мощности, если речь идет о почти миллионе тонн уже накопленных урановых «хвостов»?

Какая позиция у властей Германии?

Первыми тревогу забили немецкие СМИ. Они написали о первых отгрузках «хвостов» из уранообогатительного предприятия Urenco в немецком городе Гронау. Минэнерго земли Северный Рейн — Вестфалия подтвердило эту информацию.

«На ваш запрос отвечаем: 600 тонн обеднённого гексафторида урана были отправлены на обогащение в Россию. Там уран обогатят для коммерческого использования и вернут в Urenco Ltd. По состоянию на 15 августа 2019 года на складе компании Urenco в Гронау размещены 22 тысячи тонн обеднённого гексафторида урана (приблизительно 1850 ёмкостей)», — сообщили в министерстве представителю Федерального союза гражданских инициатив в защиту окружающей среды Удо Буххольцу.

Депутаты Бундестага от «зелёных» и левых осудили компанию Urenco за ввоз радиоактивных отходов в Россию. «Urenco поступает безответственно. Компания давно могла бы прекратить эти поставки», — заявила депутат Бундестага, председатель комитета по экологии и охране окружающей среды Сильвия Коттинг-Уль. Представитель левых Хубертус Здебел добавил: «Экспорт, очевидно, возобновили из-за того, что ядерные отходы дешевле утилизировать в России».

Что говорят российские активисты?

У экологов есть весомый аргумент против импорта «урановых хвостов». Они утверждают, что в Германию возвращают только обогащённый уран (10–20% от поставки) — а остальные ядерные отходы остаются на хранении в РФ.

Сопредседатель международной экологической группы «Экозащита» Владимир Сливяк уверен, что «Росатом» лукавит, утверждая, что Urenco не хватает мощностей для дообогащения.

«На любой вид обращения и хранения им надо было бы потратить на два порядка больше денег, чем нужно заплатить в Россию, где все эти отходы остаются и даже не считаются иностранными. Мы знаем, что в этом году компании Urenco надо было строить новые хранилища для ядерных отходов, но она вдруг отказалась от получения соответствующей лицензии, а потом выяснилось, что Urenco вновь решила отправлять отходы в Россию», — говорит он.

Эксперт российского отделения Greenpeace Рашид Алимов подтверждает, что услугой по дообогащению обедненного урана прикрывают размещение ядерных отходов в РФ.

«Что-то там, конечно, дообогащается и действительно возвращается назад в Германию. Но порядка 90% от массы „хвостов“, которые ввезли оттуда изначально, никакой вторичной переработке уже не поддаётся и после дообогащения остаётся в России», — пояснил он.

Основательница общественного движения «Экозащита!» Александра Королева говорит ровно о том же: «Правда заключается в том, что уран от Urenco останется на территории российских компаний в дополнение к почти миллиону тонн ядерных отходов собственного производства в России. Опыт показывает, что более 90 процентов урана остаётся в России».

Что думают немецкие активисты?

Немецкие активисты возмущены сделкой между «Росатомом» и Urenco не меньше российских. В октябре стало известно о первых поставках «урановых хвостов» — и в Германии начались акции протеста. Полсотни активистов растянули у завода в Гронау гигантский плакат с надписью на русском «Россия — не полигон для урановых хвостов из Германии» и расставили вокруг жёлтые бочки со знаком «радиоактивная опасность».

Трое активистов-альпинистов задержали очередной поезд с «урановыми хвостами» на 7,5 часа — они повисли на деревьях над железнодорожными путями и отказывались слезть, пока поезд не развернут обратно. Но безрезультатно: сотрудники полиции сняли активистов с высоты, а состав продолжил свой путь.

Во время вынужденной стоянки поезда в лесу представитель российского Greenpeace Рашид Алимов замерил радиационный фон. У головы состава было 116 микрорентген в час, в центре — около 120 микрорентген в час (норма — 20 микрорентген в час).

Какие-то аварии уже были?

В мировой и российской атомной индустрии не было зарегистрировано ни одного инцидента, существенного с точки зрения безопасности по шкале INES (её применяют в отношении объектов атомной промышленности). Но утечки бывают. В августе на предприятии в Новоуральске зафиксировали выброс гексафторида урана. Токсичное вещество могло попасть в Нейво-Рудянский пруд.

Превышения радиационного фона у поездов с отвальным гексафторидом урана фиксировали в 2006, 2008 и 2010 годах. Все три инцидента произошли в Петербурге — при перегрузке «урановых хвостов» с судов на железнодорожные платформы.

В 2006 году Greenpeace обнаружил урановый поезд у питерской платформы Капитолово. Радиационный фон возле него был в 100 раз выше естественного — 2 тыс. мкР/час. История повторилась в 2010-м. Радиационный фон возле контейнеров с урановыми хвостами на платформе Капитолово был превышен в 40 раз (800 мкР/час).

В 2008-м экологи обнаружили состав с «урановыми хвостами» вблизи станции питерского метро «Автово». Замеры возле контейнеров показали превышение радиации более чем в 30 раз — 680 мкР/час.

Россия — единственная страна, которая завозит отвальный гексафторид урана в промышленных масштабах. В чём выгода?

Подробности контракта с Urenco не раскрываются. Но эксперты говорят, что дообогащение «урановых хвостов» может быть выгодным по двум причинам: первая — это прекрасный рычаг давления на Германию, и вторая — ядерные сделки приносят неплохую прибыль.

«Один из бывших руководителей Росатома заметил, что приём на хранение иностранных радиоактивных отходов позволит России получить новые инструменты влияния на своих иностранных партнёров. На самом деле, я уверен, что речь идёт о попытке занять свободную бизнес-нишу», — говорил Марк Левинсон, эксперт по проблемам ядерной безопасности Массачусетского технологического института (MIT)

За сколько Россия продавала и покупала уран

По калькулятору WISE Uranium Project, на дообогащении 12 тысяч тонн «урановых хвостов» Россия может заработать примерно $145 млн.

Руководитель энергетической программы Greenpeace в России Владимир Чупров подтверждает, что «Росатом» неплохо зарабатывает на импорте «урановых хвостов» в Россию. И при этом получает «ценное сырьё» бесплатно.

«На дообогащение 1 кг ОГФУ нужно примерно 0,1 ЕРР. Цена за 1 ЕРР находятся в пределах $40. Получается, что немцы платят до $4 тыс. за тонну ввозимого ОГФУ. И наши берут с удовольствием потому, что себестоимость ЕРР в России гораздо ниже, чем в остальном мире», — объяснил он.

По словам Чупрова, по контрактам 1990-х годов было ввезено свыше 100 тысяч тонн ОГФУ — и маржа исчислялась в миллиардах долларов: «Кстати, эти деньги потом как-то не дошли до решения проблемы утилизации ОГФУ, то есть не были направлены на конверсию нашего почти 1 млн т ОГФУ в менее опасные соединения. В сухом остатке: ввозили чужие отходы в течение 15 лет, получили миллиарды и ничего не сделали».

Фото: shutterstock.com/vostock-photo.online

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора