Смысл игры. Часть вторая.

Канал «Аксиома» 29.09.2016 23:05 | Важное в блогах 44

Прочитав первую часть, можно было подумать, что высокий уровень жизни представителей элиты все-таки уравновешивается высоким уровнем риска, которому они подвергаются. Собственно, именно этот аргумент и приводят защитники подобного общественного устройства: дескать, пускай они получают больше, нежели остальные – но зато имеют и ненулевую возможность потерять все разом. Удивительно, но для многих подобное утверждение кажется весьма убедительным – причем, даже для тех, кто обычное объяснение о «сверхчеловечности элиты», о том, что они представляют лучших представителей рода человеческого, не принимает во внимание. Однако вот таким объяснением они вполне удовлетворяются: дескать, богатые – это такие же люди, что и все остальные, только они не бояться рисковать (действовать), и поэтому вознаграждаются судьбой. Так что все честно – кто не боится играть, тот выигрывает…

Однако, как уже говорилось в прошлой части, в данной игре есть одна странность. А именно – как раз упомянутые любители «рисковых стратегий» в реальности как-то очень часто выигрывают. Нет, конечно, случаются и проигрыши – очередной Цезарь получает свои Мартовские Иды, очередной банкир разоряется. Однако частота подобных событий не превышает частоту тех бед, которые посылаются пресловутой Судьбой на головы мирных тружеников. Вернее, наоборот – это последние страдают намного сильнее, нежели «сильные мира сего». Да, конечно, бывает, что крестьянину проще спрятаться, убежать от врагов, нежели аристократу – но такие случаи редки. Гораздо чаще бывает, что последний может удачно «пересидеть» нашествие в своем замке – а вот беднякам приходится терпеть грабежи и убийства осаждающей этот замок армии. Да и рабочему вылететь со своего места и остаться без средств к существования на порядки легче, нежели разориться банкиру.

Получается, что пресловутый «риск» оказывается гораздо менее рискованной стратегией, нежели кажущийся столь безопасным «мирный труд». Налицо очевидное противоречие. Так почему же выигрывают господа? Впрочем, как уже говорилось в прошлой части, если кто начинает выигрывать намного чаще, нежели проигрывать, то не стоит искать у него «третий глаз» или недюжинные аналитические способности. Гораздо логичнее повнимательнее посмотреть на его карты – на предмет «краплености». Поскольку вероятность того, что мы имеем в этом случае дело с жуликом на порядки выше, нежели то, что рядом с нами сидит ясновидящий. То же самое можно сказать и про элитариев. На самом деле, в картине, даваемой апологетами «атлантов», которые, по их мнению, не боятся идти на риск – и получают за это достойное вознаграждение, есть одна маленькая тонкость, которая, по сути, и ломает всю эту идиллическую картину.

* * *

Это тот факт, что, как правило, этот риск приходится не только, и не столько, на них. Напротив, большая часть огромной опасности, несомой пресловутой конкурентной борьбой, падает на тех людей, которые в нее никогда не собирались вступать. На самом деле, все достаточно очевидно – ведь в той же войне царь, конечно, рискует. Но намного больше рискуют простые солдаты, которые и становятся основными жертвами с обеих сторон. Именно их тела, как правило, покрывают любое поле, становящееся полем боя – а царь, даже в случае поражения, имеет немалую возможность сохранить себе жизнь. Более того, даже если он попадет в плен – всегда есть возможность освободиться за выкуп. А платить за это, понятное дело, должны были простолюдины, с которых драли три шкуры ради спасения жизни своего правителя. Впрочем, даже если война заканчивалась победой, то те же самые три шкуры с подданных все равно драли – на военные нужды. Поэтому неудивительно, что последние мерли, как мухи – несмотря на то, что производили хлеба (или иных сельхозкультур) больше, чем могли потребить сами.

Собственно, то же самое можно сказать и про более позднее время. Нет, конечно, капиталист имел определенный риск разориться. Однако гораздо большую возможность испытать всевозможные лишения имели его рабочие, которые первыми испытывали на себе удары всевозможных кризисов. Собственно, даже в самые удачные годы их благополучие не превышало некоторый предел – поскольку львиную часть создаваемых ими богатств хозяин пускал на развитие производства. (Результатом данного процесса и становились указанные кризисы.) В случае же серьезных проблем вначале уменьшалась зарплата, а затем рабочего вообще выставляли за ворота, предлагая питаться «подножным кормом». И все это ради того, чтобы повышать эффективность производства, чтобы увеличивать возможную прибыль хозяев –или, хотя бы ради того, чтобы дать им возможность оставаться на прежнем уровне. И лишь тогда, когда сила рабочего движения достигла некоего паритета с силой хозяев, эту самую ситуацию удалось переломить – и рабочие смогли получить хоть немного сытой жизни.

В общем, подобные ситуации показывают, что ни о какой «честной игре» в случае классового общества говорить не приходится. На самом деле, «господа» могут позволит себе играть лишь при условии того, что большее число рисков переносится ими на якобы «не играющий» народ. Собственно, поэтому мысль о том, что богатство элиты есть плата ей за риск, является такой же ложной, как и уже упомянутое представление о том, что это значит некое «изначальное превосходство» ее перед остальными. Таким образом обесценивается и известное предложение, которое сторонники разделенного общества делают «недовольным»: дескать, никто не заставляет тебя оставаться «внизу». Хочешь стать богатым – стань им, открой свое дело, возьми риск на себя – и, может быть, тебе повезет. На самом деле, подобную идея, как знаменитая морковка перед мордой осла многих заставляет надеяться, что «им повезет». Некоторые же реально решают «вступить в игру» в надежде войти в круг избранных.

Но, как известно, играть с шулерами – себе дороже. Нет, определенное количество выигравших все-таки будет – поскольку, если «там» ну дураки, то должны создавать видимость «честной игры». Впрочем, зачастую эти выигравшие являются «выигравшими», т.е., чисто подставными лицами, должными показывать «лохам», что еще не все потеряно. Причем, порой забавно наблюдать, как это происходит в областях, казалось бы, далеких от игр в наперстки. Например в случае с Илоном Маском, который построил ракету на государственные деньги и по технологиям NASA, с помощью «насовских» же спецов – а теперь изображает то, как любой человек с улицы, якобы, может стать главой космической корпорации. (То, что реально Маск был не с «улицы», а как бы уже состоявшийся миллиардер так же обыкновенно опускается.)

* * *

Таким образом, подводя итоги, можно сказать, что основная стратегия, характерная для субъектов классового общества, действительно состоит в вовлечении в свою деятельность областей, связанных с высоким уровнем риска. Т.е., не предсказуемых полностью или частично. Но при этом данный риск автоматически переносится на низшие классы, которые от данного переноса не получают абсолютно ничего. Разумеется, какая то часть данного риска остается и на «господах» — но незначительная. И конечно же, чем выше данный субъект находится на вершине иерархической пирамиды, тем меньшая доля данной опасности приходится на него. Именно поэтому, вопреки обыденному представлению, человек «наверху» имеет большую свободу в использовании высокорисковых стратегий, нежели представители низов. Подобный момент создает некую иллюзию «предвиденья высших»: дескать, то, что они до сих пор живы после совершения крайне малопредсказуемые действий, свидетельствует об их недюжинных способностях. Хотя на самом деле, все гораздо проще – за их ошибки ответили другие.

Можно сказать, что само существование «игры», как сознательно принимаемого выбора непредсказуемых, стохастических процессов в надежде на высокий уровень выигрыша зависит исключительно от того, существуют ли способы указанного переноса «ответственности» за поражение на других. Если такого способа нет, то попытки применять данные методы могут привести к весьма неожиданному результату. Причем, очень часто – к фатальному для «применителей». (Собственно, вести разговор о подобной ситуации надо отдельно. Тут же можно отметить только, что очень часто даже полная ответственность субъекта, при которой «на кон» ставиться не только его имущество, но и сама жизнь, по понятным причинам не позволяет покрыть все потери, несомые при проигрыше. Так что вырабатывать методы «коллективного распределения» этих потерь все равно придется. Но это, как сказано выше, тема отдельного разговора.) Именно поэтому для поддержания основ существования классовых обществ так важно поддержание мифа о «честности игры» — не важно, в «традиционалистком стиле», основанном на идее «богоизбранности» верхушки, или в «либеральном варианте», при котором утверждается, что капиталистом может стать каждый, кто не боится рисковать. В любом случае важным остается сокрытие упомянутого шулерства. Которое, впрочем, давно уже не тайна для любого, кто желает увидеть истинное положение вещей.

На этом можно было бы и закончить тему, однако стоит сказать еще несколько слов о том, что и как изменяет указанная возможность или невозможность игры (применения непредсказуемых процессов) существование нашего мира. На самом деле, это очень важно – ведь, как уже говорилось в начале, сама возможность существования человека связана с возможностью предсказания будущего. Поэтому ввод в область активное его деятельности непредсказуемости (т.е., отказ от тактики ее избегания, характерной для доклассовых обществ), изменяет сам этот базис. Собственно, именно поэтому переход из бесклассового общества к классовому и обратно, представляет собой событие «общеэволюционного» значения, воздействующее на саму суть человеческого разума. И, следовательно, он кардинальным образом изменяет всю человеческую психологи – намного сильнее, нежели это вообще можно представить. Собственно, это замечалось и ранее, при общении с представителями «примитивных культур», которым приписывали как отрицательные, так и положительные качества – к примеру, невиданную для европейцев честность. Впрочем, «чистые» первобытные культуры, не охваченные классообразованием, и при этом достаточно развитые, европейцам не попадались – так что можно сказать, что они могли увидеть лишь жалкие остатки того, что было когда-то.

Однако то же самое можно сказать и про первые постклассовые общества, возникшие после Революции 1917 года. В них так же можно увидеть лишь первые робкие признаки будущих изменений – хотя и их для внимательного наблюдателя достаточно. Разумеется, подробное рассмотрение этой темы требует отдельного разговора – но, судя по тому, что происходило в том же СССР, можно с уверенностью утверждать, что именно отказ от классового устройства ответственен за все его успехи. И наоборот, торможение данного процесса явилось основой случившейся со страной катастрофы. Впрочем, тут нам важно именно первое – поскольку оно позволяет предположить, каким будет результат «общества без шулеров». Хотя, конечно, описывать мир, в котором отношение к стохастическим процессам изменится на противоположное, надо описывать отдельно. Пока же стоит сказать, что, к счастью, попытки промоделировать его совершались неоднократно. Правда, как правило, акцент при этом делался на отсутствии иерархического деления и изъятия прибавочного продукта (прибавочной стоимости), а вопрос о применимости тех или иных стратегий оставался за кадром.

* * *

Однако существуют «модели мира», в которых рассматривается и этот момент. Из последних наиболее ценными для нас выступают произведения величайшего коммунистического мыслителя и фантаста Ивана Антоновича Ефремова. Наверное мало кто подходил к указанной проблеме (предсказуемых и непредсказуемых стратегий) столь внимательно, нежели он. Итогом данной работы стал совершенно особый мир, не похожий на «популярные» модели коммунизма, построенные на «обыденном» его восприятии (как, например, очень хорошо прописанный «мир братьев Стругацких»).

Впрочем,  писательское творчество этого великого русского фантаста надо рассматривать отдельно. Тут же можно отметить только то, что именно в них прекрасно показан тот самый мир после «конца игры», мир, в котором человек нашел возможность существовать без постоянного обмана окружающих, и без использовании их в своих корыстных целях. И, если честно, подобный мир выглядит намного привлекательнее, нежели современный.

Разумеется, если не рассматривать его с точки зрения «шулеров». Хотя последних, как известно, всегда не любят, даже в классовом обществе – и даже порой бьют. На этой жизнерадостной ноте, пожалуй, можно и закончить…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора