Таланты сражающегося Донбасса

Юнна Мориц 7.04.2017 22:50 | Творчество 13

Иногда  это кажется сном. Ночным кошмаром, когда слишком устаёшь и снится нечто невозможное. Но скоро зазвонит будильник, и в комнате появится мама, поцелует, скажет, что кофе ждет, папа выйдет из ванной с полотенцем на голове, шутливо кивнет, усядется за стол. Потом мы все разбежимся по своим делам. Нормальный  рабочий день. А о ночном кошмаре уже некогда будет вспоминать…

Наш край, Донбасс, всегда был национально и религиозно терпим. Так уж сложилось исторически, что разные люди из большой России собрались на этой земле, чтобы заполнить свою жизнь новым делом. Сейчас в Донбассе проживают представители более ста разных национальностей. И ничего. Многие между собой переженились, так что говорить о «чистоте» происхождения  здесь просто никому не приходит в голову.  Но если какой-нибудь иностранец спросит о национальности, очень многие скажут, что они — русские. И это будет правдой. У нас русские гены, мы думаем и говорим по-русски, являемся приверженцами русской культуры, но в Донбассе можно и не быть русским: говори на своем национальном языке, исповедуй свою религию. Никто тебя не тронет и спиной не повернется. Веди себя по-людски, вот и всё.  Может это плохо, но Донбасс еще был и аполитичным.  Люди много трудились, стремились заработать своим детям сначала на школу, потом на институт, потом на свадбу… Трудно представить себе более безобидный и миролюбивый край, чем наш. Вот уж воистину.

Но если на тебя идет войной человеконенавистник, то уже не имеет значения, кто его загипнотизировал и послал на бойню. Приходится защищаться и это так же нормально, как ходить на работу, растить детей, обнимать близких. Так делали наши предки, когда на  Родину напали гитлеровцы. Мы понимаем, что ситуация теперь иная. Тогда был огромный и дружный Советский Союз, а сейчас есть лишь маленький Донбасс, на который со всех сторон обрушились партнеры-олигархи. Уничтожение Донбасса стало самоцелью: «чтобы неповадно было». А потом уже бонусы в виде сланцевого газа, ископаемых, пахотных земель, территорий для военных баз. Но это не значит, что надо опустить руки и позволить потрошителям и их партнерам установить здесь нацистскую власть.

Донбасс стал пробным камнем человеческой натуры, По нему можно судить о себе и других. Он является индикатором всех людских качеств. Скажи мне, как ты относишься к Донбассу, и я скажу, кто ты.

Тяжелые испытания подвигли людей не только на невероятного героизма поступки, но и на творчество. Профессиональные писатели и поэты сменили тему и стиль, посерьёзнели, постарели. Из народа родились новые творцы. Некоторые пишут наивно, несмело, с трудом рифмуя слова. Другие оттачивают свой талант и становятся известными. Их имена звучат на конкурсах и фестивалях, а произведения попадают в печать. Появились и новые песни, новая проза, новые фотографии и картины. Святой, мужественный, преданный, но несломленный Донбасс творит, и его душу понимают и поддерживают лучшие люди планеты.

Давайте не будем строго судить военные произведения наших соотечественников. Сейчас не так уж важно, насколько профессионально и отточенно они звучат и выглядят.  Рядом с талантливым, мощным стихом вполне может ужиться скромное, с трудом рифмованное четверостишье. У них есть главное — это суть. Суть души и силы защитника.                                                                                                                                

А НАШИ НЕ ПРИДУТ

       

А наши не придут… Такое время ныне –
Не тот сегодня год, война совсем не та.
Никто не слышит глас, взывающий в пустыне.
Да и пустыни нет — сплошная пустота.

И в этой пустоте дорога будет долгой –
Закончились давно короткие пути.
Не вспыхнет Сталинград, и есть земля за Волгой…
Но наши не придут. Откуда им прийти?

Не выведет никто «За Родину!» на бомбах,
Никто не прохрипит: «Даёшь стране угля!»
Гуляют сквозняки в одесских катакомбах,
Зашторен мавзолей под стенами Кремля.

Не встанет политрук, не ткнёт наганом в небо,
Труба не позовёт на подвиг и на труд.
Коль отдали себя комфорту на потребу,
Пора уже понять, что наши не придут!

Так выпьем за дедов по чарке русской водки
И снова в интернет – оттачивать умы,
Развешивать флажки, терзать друг другу глотки.
А наши не придут…  Все наши – это мы.

Андрей Шигин, 2016 г.                                                                                                                               

ИСКРЫ ОБЛАКОМ  КРАСНЫМ ВЗЛЕТЕЛИ

Искры облаком красным взлетели, потревоженные сквозняком.
Очень странный камин, я такой же не хотел бы в гостиной своей.
Сложен он из голов убегавших, не успевших, забытых потом.
Лица их перекошены болью. И не все благородных кровей.

Что молчишь, так похожий на брата? Мы с тобою почти близнецы.
Нет веселья в высоком бокале. Я не пью ни вино и ни кровь.
Здесь вода не в почёте, конечно. Ведь не любят её мертвецы.
Делай ход королём неумело. К отступлению путь приготовь.

В самых жарких баталиях наших изучили друг друга давно.
Ты о пешках не думаешь вовсе. Я забочусь о каждой почти.
Написал, как просил, откровенье. Там на кровь заменяют вино.
Люди любят несложные сказки. На досуге попробуй, прочти.

Этих сказок вокруг слишком много. Хочешь — можешь добавить ещё.
Одурманены толпы идеей о своём превосходстве в миру.
Кто-то видит знамения в небе, и мечтает, что будет прощён.
И летит, окрылённый мечтами, через чёрную пропасть-дыру.

Всё не так. И не здесь. И не вечно. Не для всех. Не понять никому.
Скоро стану опять человеком — буду тем, кто спасает от бед.
Из преступных надежд на спасенье возвели на могилах тюрьму.
Только если себя забываешь, получаешь и путь, и ответ.

Что ж, молчи, так похожий на брата. Твой ответ мне не нужен сейчас.
Ухожу. В старом мире подлунном постарайся меня отыскать.
Мы столкнёмся в безудержной битве. Это нужно не только для нас.
Мне всегда интересней сражаться, чем с тобой у камина играть.  

Станислав Толчаницын, 2017 г. 

ДЕТИ

Почему я не воспринимаю всерьёз большинство из тех, с кем общаюсь? Потому что для меня они как дети. Не те дети, которые на Донбассе взяли в руки оружие, чтобы защитить свой народ, свою землю. Не пионеры-герои вроде Зины Портновой. А дети с серьёзными умственными отклонениями, отказывающиеся принимать окружающую действительность.

О чём с такими детьми разговаривать? Пожалеть можно, шоколадку дать. Они не видят реальность, не видят войн и ужаса. В каком-то смысле они счастливы. Пока сами не оказались в кошмарной ситуации. Объяснять им что-то бесполезно, они будут цепляться за свой придуманный мир до последнего.
Только вот на самом деле они не дети, а выглядят внешне вполне взрослыми здоровыми людьми. Казалось бы, главное, что их должно волновать — это безопасность и счастливое будущее их детей. Но нет. Им нужно, когда кто-то расскажет им про какие-нибудь страшные события, чтобы дали шоколадку и успокоили.

Ну как можно эти недоразумения ходячие всерьёз воспринимать? Когда вокруг столько беспредела, столько негодяев… Им главное — не видеть и не волноваться. Их не затронет же…

Рад, что знаком с многими настоящими людьми, людьми дела. С теми, кто принимают жестокую реальность, помогают другим, рискуют жизнями, дабы защитить всех от негодяев. Хорошо, что так. Иначе было бы очень грустно среди детского сада для умалишённых.

Станислав Толчаницын, 2017 г. 

ТИХИМ ГОЛОСОМ, ОТЗВУКОМ, ЭХОМ

Тихим голосом, отзвуком, эхом
Я скажу: «Повтори про Донбасс…
Ты считаешь себя человеком…
Хоть кому-то помог или спас?

Где ты был в час нужды небывалой?
Кто-то скажет «спасибо» тебе?
На словах стать героями — мало.
Поучаствуй в ближайшей войне…

Ты пройди по разбитым дорогам.
По сгоревшей траве проползи.
Да и этого будет не много…
Хоть и весь перемажься в грязи.

Побывай под обстрелами часто.
Пусть к тебе подбирается смерть.
Сделать шаг из окопа опасно.
И опасно на месте сидеть.

Не по чьим-то призывам, приказам,
Добровольцем отправься в тот край,
Где фашистская бродит зараза,
Где минута спокойствия — рай.

Там узнаешь, на что ты способен.
Там себя до конца ты поймёшь.
Пусть кому-то твой путь неудобен,
Но не зря ты на свете живёшь.

Ради чести спасения ближних.
Ради новых надежд в мире тьмы.
Позабудешь о помыслах лишних.
Возродишься в горниле войны.

Или просто всегда, постоянно,
Помогай тем, кто в страшной беде.
Их увидеть легко, как ни странно…
В этом мире несчастье везде.

И когда ты, смертельно уставший,
С грузом тяжким, что давит на грудь,
Всем себя по кусочку раздавший,
Продолжаешь опаснешний путь,

Всё становится сразу понятно.
Первый руку тебе протяну.
Но не будет дороги обратно.
У войны мы навечно в плену.

Кто впустую года проживает,
Никому не помог и не спас,
Не поймёт, что для нас означает
Это слово простое — ДОНБАСС…»

Станислав Толчаницын, 2017 г. 

ТЕЛЕФОН

На столе замигал телефон. Без звонка, и вибрации нет.
Отвернусь я к окну, закурю, посмотрев на потёртый экран.
Да, отвечу, конечно… Потом… Через час будет новый рассвет.
Не для всех снова солнце взойдёт. Кто-то вечером умер от ран.

В тыл врага уходили не раз. Сделал дело — спокойна душа.
И не каждый сегодня поймёт. Не про всё я могу рассказать.
Сколько стоит солдатская жизнь? Кто-то скажет — совсем ни гроша.
Пусть оценят её только те, за кого мы идём погибать.

Я себе представлял пару раз, что вот так же лежит телефон.
И звонок от любимой моей. Курит молча товарищ седой.
И не может ответить, сказать: «Не вернулся с задания он…»
Но мобила чужая… другой никогда не приедет домой…

Я отвечу… конечно… сейчас… Что геройски погиб… объясню…
Промолчу про подставу… про то, что предчуствовал что-то боец…
Помогу… чем смогу… не впервой… И себя я давно не виню.
Каждый выбрал дорогу себе. Смерть в бою — вот достойный конец.

Я отвечу… за всё… много раз… Я отвечу… и солнце взойдёт.
И усталость дрожащей рукой мне предложит прерывистый сон.
Я готов каждый день умирать, проходя сквозь огонь, через лёд…
Лишь бы реже пришлось говорить о героях в чужой телефон…

Автор Станислав Толчаницын, 2017 г.
 

УЛЫБАЙСЯ, ПРИГЛАСИВ НА ТАНЕЦ СМЕРТЬ

Улыбайся, пригласив на танец смерть.
Веселись и смейся. Жизнь – всего лишь сон.
И в глаза своей партнёрше посмотреть
Ты не бойся. Ведь для битвы ты рождён.

И танцуй легко, свободно, от души.
Пусть враги твои от ужаса дрожат.
На войне за мир все средства хороши.
Будь умнее, откажись от всех наград.

Время бросить кости. Время выбрать Свет.
Тьма отступит, если спляшешь до конца.
Смерть споткнётся – поддержи её в ответ.
И спокойно кровь сотри с её лица.

То, что сделаешь, не будет жить в веках.
Что ж, людская память очень коротка.
Есть надежда, прогоняющая страх.
Автомат поднимет крепкая рука.

Не забудь про ту, в кого давно влюблён.
Жаль, не сможет этот танец посмотреть.
Веселись и смейся. Жизнь – всего лишь сон…
Улыбайся, закружив в объятьях смерть…

Станислав Толчаницын, 2015 г.                                                                                                                              

ПИСЬМА ПРЕЗИДЕНТУ (заметки из Недонецка)
 

В почтовом отделении аншлаг, народ толпится хмурый и упрямый,
За полчаса прогресса ни на шаг, мужик газету требует с программой
На год ему по льготе подписать, посылки получает молодежь,
Письмо скорей отправить просит мать – дитя орет, стоять уж невтерпеж.
А оператор к вечеру устал (на всю толпу всего одна лишь касса),
Ее поток людей уже достал и каждый начинает придираться –
Не тот конверт, не знают — как писать почтовый адрес, индекс забывают,
Посылки не приходят забирать, уведомлений будто не читают.

Но вот уже, наверное, предел, пенсионер конверт пихает в руки,
Кряхтит: — А глянь ка, дочка, я б хотел, письмо отправить. Это не со скуки,
А ради дел, конечно, очень важных. Взяла, вгляделась, и решила – шутит.
Письмо в Москву, а на боку бумажном написан адресат – Владимир Путин.
-Дедуля, бросьте, это что за бред, кому письмо, скажите адрес точный.
Серьезно на девчонку глянул дед: — Письмо ему, отправь, мне нужно очень…
Десяток в месяц я пишу всегда. Он – президент, все знать о нас обязан —
Какая в холодильнике еда, чем бутерброд мой нынче был намазан,
Что в среду в полдень выключили свет, что не было в аптеке «Корвалола»,
Что новый джип вчера купил сосед, а дочь его татушку наколола,
Как я с утра малину обрезал, надеюсь, будет урожай отменный,
Как внук купить машинку наказал, макет ему купил – «Газон» военный.

-Помилуйте, какая ерунда! (кричала ему очередь в запале)
Он – президент, читать ему когда — то, что вы от безделья написали?
И адрес глупый — «Президент, Москва», зачем вы только путаете почту?
Старик вздохнул, перечеркнул слова, и дописал – «на Красную, на площадь»…
Хихикал потихоньку молодняк, пытаясь снять разборку на мобильный,
Никто, увы, понять не мог никак, за что старик обиделся так сильно.
Ему вопросы стали задавать, с такою явной злобой и издевкой:
-Вам президент пытался отвечать? Старик стоял, ссутулившись неловко.
И вдруг сказал претензиям в ответ, толпу заставив замолчать в момент:
-Сомнений у меня подобных нет, всегда мне отвечает президент.
Хоть пару слов, но весточка идет, порой раз в месяц, и раз в год порой,
Мне Вова пишет, как он там живет и спрашивает: – Как, старик, живой?
Волнует что тебя, и что болит, не траться ты на марки и бумагу,
Чем давеча лечил радикулит, почем картофель был в универмаге?..

И он ушел, стараясь не хромать, письмо оставил с маркой возле кассы,
Толпа молчала, и молчала мать, молчал малыш, заснув в своей коляске,
Молчал мужик, затихла молодежь и только почтальонка тетя Тома,
Сказала всем: — Что подняли галдеж, он ветеран, не пациент дурдома…
Он письма эти носит пятый год, переживает, спрашивает часто,
Давно ответ от адресата ждет. Такое вот его простое счастье.
А с той поры, как начал он хворать (пускай немного это не этично)
Решила я на письма отвечать, пишу ему от президента лично.

Так что не стоит, граждане, язвить, пока стоите – пользуйтесь моментом
Сознательность и смелость проявить, и написать посланье президенту,
Ведь точный адрес можете сейчас на сайте посмотреть спокойно сами
И сочинить письмо онлайн за час. Куда же нам до вас со стариками.
Вот только время не щадит людей, быстрее с каждым годом вскачь несется,
Не расслабляйтесь, становясь взрослей, вдруг кто-то и над вами посмеется,
И не оценит ваш энтузиазм, величие и значимость момента,
Когда судьба вам даст последний шанс писать ночами письма президенту…

Алина Баева, 2017 г. 

 
«ДО» И «ПОСЛЕ»
 
 
«До начала войны»… Фраза стала до боли привычной.
Произносим ее, вспоминая о прошлом порой,
Говоря о работе, о разном – публичном и личном,
Об обычном и памятном, будто из жизни другой.

Столько радостных дат было выжжено пламенем взрывов,
Столько искр потухло в сияющих прежде глазах…
Не хватает тех дней – беззаботных, беспечных, счастливых,
Иногда по ночам приходящих к нам в красочных снах.

Где найти тот покой, что был напрочь за годы утрачен,
Смогут ли возместить нам все то, у чего нет цены,
Наш лимит на беду по каким прейскурантам назначен,
Все ль получим назад, что имели «до этой войны».

Скажет кто-то — пустяк, все однажды закончится, право,
Будут мирные дни, жизнь напишет нам новый сюжет,
Только «мы до войны» – на другой стороне переправы,
А мосты сожжены, возвращения к прошлому нет…

Да, мы сможем найти утешение в ценностях вечных,
Полный целей, путей и побед мир построим взамен.
Но забыть не получится – нас довоенных, беспечных,
Не поверивших в знаки грядущих больших перемен…

И когда-нибудь, годы спустя, соберемся, конечно,
Годовщину отметим создания новой страны,
Вдруг заметим случайно, что в нашей беседе неспешной
Наконец обсуждаем себя «после этой войны».

 
Алина Баева, 2017 г. 
 
ДОНБАСС СТОИТ И БОРЕТСЯ ЗА ВАС
 

Запутывая след, петляют годы.
Кому какая разница сейчас,
Что бури пережив и непогоды,
Донбасс стоит и борется за вас.
И сотни глаз, уставших, но спокойных,
С надеждой смотрят в будущее с ним,
Где мирный день, где позабыты войны,
А край родной лелеян и любим.

А что у вас? Озвучьте ка прогнозы?
Пять лет пройдет, десяток пролетит,
А вы все также, будто под наркозом,
Кричите, что уклад ваш устоит,
Что прыгать – это сложная наука,
Что и бомжей обрадует «безвиз»,
Что воспитали вы детей и внуков
Так, чтобы легче им катилось вниз.

А что у тех, кто вроде бы в ответе?
Наверно, вновь признают паспорта,
Которые получат наши дети,
Но почему-то не откроют рта,
Когда враги привычно забалуют.
Традиция такая — подставлять
Вдогонку за одной щекой вторую,
Упреки слушать и при том молчать.

Не отрицайте будущее слепо,
Дорога в нем у каждого своя.
Как можно предавать бездумно скрепы,
Лежащие в основе бытия?
Ищите только верные ответы,
Что выбрать в перспективе и сейчас.
Петляют годы… Сохранив заветы,
Донбасс стоит и борется за вас… 

 
Алина Баева, 2017 г. 
 
ТРИ МЕСЯЦА В ПУТИ УДАЧА ПЯТЬ НА ДВА (эмоция из жизни)
 

Три месяца в пути… Теряется посылка… Куда-то не туда отправил продавец
Подарок для тебя… Опять иду по ссылке, отслеживаю трек, читаю наконец,
Что отгрузил Китай, что вскоре принял Питер, пакетик небольшой размером пять на два
Доставлен был в Ростов, там сбой какой-то нити, и вот уже мою посылку ждет Москва.

Копеечный сюрприз в конверте серой масти, пупырчатом внутри, обыденном вовне,
Таит внутри чуть-чуть загадочного счастья, что как-то на Али Экспресс попалось мне.
Кулончик для тебя – в стекле запаян клевер, четыре лепестка – предвестники удач,
Уехал не туда, свой путь избрав на север, логистам подогнав задачу из задач…
Три месяца в пути… И тайное томленье, когда в почтовый ящик лезу поутру,
Пытаясь отыскать свое уведомленье, нащупываю вновь одну лишь пустоту.

Так до сих пор кулон катается по свету, за розою ветров проследовать решив,
Забыв про адресат, разменною монетой за прихоти судьбы невольно заплатив.
И я плачУ вдвойне, порой бывает – плАчу, но дело не в пропаже, даже не в цене,
Пыталась докупить тебе твою удачу, пока ее запас ты тратил на войне.

Три месяца в пути. Звонок от почтальона, заполнена графа, держу в руках пакет –
Удачу пять на два в конверте пропыленном, не нужную теперь… Тебя уж месяц нет…

Алина Баева, 2017 г. 
 
ТЕРРИТОРИЯ ПРАВ
 

Территория прав – нам давно туда выход заказан,
Полномочий не будет у тех, кто не бросил Донбасс,
Не отринул идеи, не выехал вон по приказу,
Не признал олигархов, систему и правящий класс.

Льгот не будет для тех, кто политикам путает карты,
Под сомнение ставит фальшивый, надуманный мир,
Кто не верит в законы и те правовые стандарты,
Что транслирует нам полупьяный конфетный кумир.

До фильтрации – шаг и почти эфемерны границы,
Враг стоит на пороге, беспечно плюет на крыльцо.
У него есть мандат – он был послан из бывшей столицы,
Потому не боится, свое не скрывает лицо.

Мы не сможем открыть, повиниться и снова поверить,
Потому супостат непременно решится на бой,
Выбивая ногами непрочно прикрытые двери,
Угрожая при встрече всех нас отвести на убой.

Нет доверия тем, кто однажды решился на выстрел,
Кто вломиться пытался бездумно в наш запертый дом.
В территории прав – беспредел, в территории смыслов
Враг танцует канкан, разбивая наш мир сапогом.

Алина Баева, 2017 г.
                                                                                                                                

 
ЖАЖДАЛ ПРАВДЫ, ИСКАЛ ЕЁ?
 
 
Жаждал правды, искал её? Получай
Кочергой по хребту, дверью в кровь по лицу.
И небрежно, монеткой, оставленною на чай.
Будешь с правдой не ко двору, и не ко дворцу.
Редко правда дефибриллятор, а чаще шокер.
Её яды меряют пьяницы, не гомеопаты.
Ты садился за шахматы, а с тобою играли в покер.
Правда часто сметает и полнит шестые палаты.
Знаешь, Боже, мир удушливо мал, и целого мира мало.
Я же в правде выносил его от предела и до предела.
Но, молю, никогда не дай мне узнать, кого она целовала,
Когда я ожидал расстрела… 
 
Владислава Броницкая, 2017 г.  
 
МЫ ОТ ВСЯЧЕСКИХ ВЁСЕН НА ТЫСЯЧИ ЛЕТ ПРИВИТЫ
 
 
Мы от всяческих вёсен на тысячи лет привиты.
И мы знаем, какие слова наносят на ящик Пандоры.
Мы убиты, увы, не взаимно. Мы с врагами не квиты.
В коридорах решений у нас без решений одни коридоры.
Из весны выбываем по-всякому. Кто-то в тень, кто-то в вечность.
Кто и в смерти сияет звездой, кто горенье сменил на гниение.
Пока в высях космических плавится звонкая млечность,
Для того, чтобы выжить, мы давно выбираем терпение.
Мы застыли, замолкли, мы выбыли. Не до знамён.
Но приснятся вдруг плачи берёз и пылает отвага,
Когда в сны попадают друзья наши павшие, и герои былых времён,
И из прошлого красный флаг на руинах Рейхстага…

Из грядущего — на континентах пожары нашего флага.

 
Владислава Броницкая, 2017 г. 
 
КУТЫРЕВУ
 

Избыточная я для современности,
Я снова выпадаю из нее,
Здесь «архаичны», неформатны ценности
И в чем-то ретроградно бытие

Мне чернота саврасовских грачей
Милее мрака черного квадрата,
А ключ от вечности мне всяческих ключей
Дороже. И мне большая утрата
Своей души, ни шанса на успех
«Успех» – меня пугает это слово,
Им меряют и исчисляют всех.
Замена счастья, и всего основа.

Несовершенна так, не толерантна,
Жалею нищих, ненавижу подлость,
Коль о конкретном говорят абстрактно,
Коль симулякром заполняют полость.
Коль убивают Моцарта в рингтонах,
Коль унижаться и пошлить –банально,
Коль выражают в битах и геномах
Что сокровенно, что вовек сакрально.
Пугает, что не отвратить прогресса,
И глушат как неоном акварельность,
Что смерть не боль, статистика и пресса,
И что дробят и расчленяют цельность.
Что красота крошится от гламура
В глобально-виртуальном постмодерне,
В котором, я с любовью — трижды дура
В не виртуальной, а реальной скверне,
Притрушенной, как стразами «Сваровски»
Слезами с кровью вперемешку с глянцем,
В успокоеньях псевдобогословских,
«Служителей», украшенных румянцем.
Но, сквозь ударную волну экрана,
Паучье, электронное вранье,
Сочится вечность, как это не странно,
Сияет звездно сквозь небытие.


Владислава Броницкая, 2011 г.
                                                                                                                            
 
ИЗ БЛИЖНИХ РЯДОМ ТОЛЬКО БОГ И КОТ
 
  

Из ближних рядом — только Бог и кот .

Дом разбомбили, душу растоптали.

Нет, не назло, а вопреки живёт —

Ведь из живых её уже изгнали. 

Смотри, убогий, нищий духом укр —

Прозренье неминуемо придёт. 

Пусть твою душу падшую спасёт 

Старушка мать… А с нею — Бог и кот.

Снежана Аэндо, 2017 г.                                                                                                                             

ПАЛАЧ

Раздался вой и стон, и плач.
Я оглянулся, оказалось,
То плачет связанный палач
О жизни, что ему досталась.

Он столько люду перебил,
Он относился к ним, как к тлену,
И преспокойно сыто жил,
Да сам вот оказался пленным.

И понял сразу: все хана.
Пощады? Нет, ему не будет.
А на дворе стоит весна…
Стоят на баррикадах люди..

Ему уже в них не стрелять,
Не зарабатывать на этом…
А как же хочется гулять
Не тем, а этим белым светом.

И утренний встречать рассвет…
И наслаждаться небом звездным…
А в голове один ответ:
«Мечтать об этом поздно, поздно!»

Осталось жить ему чуть-чуть
И тело стало, словно вата.
Да ужасом сдавило грудь
Пред неизбежною расплатой.

За все ответственная власть
Зайдется скоро в плаче жалком.
И палачи не сменят масть.
За ними едут катафалки. 

 
Игорь Шпарбер, 2015 г.                                                                                                                        
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина