Ташкент выстраивает государственную идеологию на русофобии и нетерпимости

Айнур Курманов 18.09.2021 18:45 | Политика 44

Мы уже писали, что вся Центральная Азия сейчас охвачена русофобией, но Ташкент видимо решил поиграть на этом особенно сильно, рассчитывая сделать её частью своей идеологии. Одновременно с этим идет процесс возвеличивания и героизации эмиров, султанов и главарей басмаческих банд курбаши, которые как раз в 20-х и 30-х резали «неверных» и их помощников из местных.

Дело в том, что в последнее время участились русофобские провокации, организующиеся целенаправленно сверху. Об этих случаях широко известно, как например со скандалом, связанным с журналистом вебсайта Kun.Uz Ильесом Сафаровым. Именно он напал на депутата парламента Елену Бабенко, требуя выступать на пресс-конференции непременно на узбекском языке. Он даже порекомендовал выйти вместе с переводчиком, хотя сам прекрасно знает русский язык.

Данный спектакль был разыгран с одной целью – терроризировать оставшихся 800 тысяч русских с целью окончательного выдавливания их из республики. Попутно с этим именно из русскоязычных и граждан не титульной нации официальный Ташкент лепит внутренних врагов, из-за которых якобы местные узбеки живут так плохо. Всё очень просто – «неверные» во всем виноваты и несут ответственность за «колониальное угнетение» и «тоталитарное прошлое» из-за чего не развились гениальные способности нации.
 И все эти провокации под стать «языковым патрулям» в соседнем Казахстане ложатся на благодатную почву, удобренную местными организаторами очередной кампании по дерусификации. Так, глава кабинета министров РУ Абдулла Арипов еще в марте 2020 года дал специальное указание чиновникам: «В рекламе в первую очередь нужно обеспечить преобладание государственного языка».

Другой провластый политический деятель и глава парламентской партии «Миллий тикланиш» Алишер Кадыров вообще утверждает, что необходимо запретить обучение русскому языку в школах и на специальных курсах, так как это якобы превращает узбекскую молодёжь в покорных трудовых мигрантов, забывающих о своих предках и прислуживающих России. И этот депутат, входящий в правящую коалицию, говорит такие вещи не просто так, а по указке в целях формирования массового русофобского националистического движения в стране.

И слова Алишера Кадырова никак не расходятся с официальным курсом, ведь еще в июне прошлого года правительство лоббировало принятие дискриминационного закона, запрещавшего использование русского языка в делопроизводстве. Для нарушителей предполагается вводить огромные штрафы, а именно в размере от 2 до 5 базовых расчетных величин (БРВ) – 446 тыс. сумов — 1,1 млн сумов, что составляет примерно от 46 — 110 долларов США.

С учётом того, что абсолютное большинство населения республики живет в бедности, то такие штрафы явно неподъёмные и становятся карательными, в первую очередь, для самих русскоязычных узбеков в городах. Якобы всё это делается в целях сохранения и защиты национального языка от русского, который хотя и не имеет статуса официального, но пользуется повышенным спросом и является, по сути, родным для 20-ти процентов граждан, среди которых таджики, казахи, русские, каракалпаки, корейцы и другие.

Для того, чтобы окончательно задавить их, лишить всяческих политических прав и самой возможности для самоорганизации и проводятся такие языковые реформы, призванные укрепить моноэтническое государство с идеологией национального превосходства и нетерпимости. А для пущего антуража уничтожаются и все внешние атрибуты «колониализма» в виде вывесок на русском языке во всех населенных пунктах страны.

Об этом писали русскоязычные пользователи социальных сетей в узбекском сегменте интернета еще летом прошлого года. Вот одно из таких признаний русской жительницы Ташкента: «Условия для нас, русскоязычных, ужесточаются. Снимают вывески по Ташкенту, написанные на русском языке. И ещё — получила последние письма от чиновников, все на узбекском языке. Что делать, не знаю».

Сейчас пошла новая волна после реабилитации президентом Шавкатом Мирзиёевым в конце августа 115-ти головорезов – вожаков басмаческого движения и объявления их «шахидами». Теперь они жертвы, убитые «неверными», и соответственно под нож идут даже названия аптек, магазинов и частных лавок на кириллице, а русские объявляются оккупантами.

Оправдание главарей басмачей, которые обагрили свои руки кровью обычных дехкан и советских и партийных активистов, среди которых подавляющее большинство были именно коренные узбеки, явное проявление такого нового национального строительства. Поэтому героизация наймитов Великобритании и Турции идет рука об руку с ростом национализма и русофобии и становится формой проявления политической преемственности нынешней правящей элиты от той феодальной верхушки, свергнутой советской властью.

Ташкент тут повторяет опыт Киева и Нур-Султана (Целинограда), следуя по пути «украинизации», но метит еще дальше. Дело в том, что в окружении нынешнего президента всерьез задумались о создании не местечковой, а великодержавной идеологии, уходящей корнями к Тимуридам и провозглашающей главенство современного узбекского государства над всей Центральной Азией.

Поэтому Шавкат Мирзиёев не спешит становиться младшим братом Реджепа Эрдогана, возомнившего себя султаном всех правоверных, так как сам примеряет шапку и халат Бухарского эмира и всея Туркестана, рассчитывая консолидировать регион вокруг своего трона в ближайшей перспективе. Но занимаясь мифотворчеством и стараясь навязать всем свою культуру и язык, узбекские царедворцы допускают явную ошибку, ведь империи строятся как наднациональные образования, а не как нацистский концлагерь.

В этом случае Ташкент явно собирается установить тиранию над всеми более слабыми и малочисленными народами, опираясь на ядро узбекского этноса, который уже достиг отметки в 35 миллионов человек. Для этой цели в дело сейчас идет не только откровенная русофобия, но и панисламизм, когда по всей стране строятся международные духовные центры, академии, мечети и миллионными тиражами выпускается соответствующая литература.

Новые поколения узбеков просто отравляются религиозным мракобесием и национализмом, так как призваны стать послушной массой рабов для новой феодальной аристократии. И русский язык, являющийся в Узбекистане синонимом и признаком образованности, становится настоящим врагом, мешающим таким грандиозным монархическим планам торжественного возрождения средневековья. Поэтому его так настойчиво и хотят изничтожить.

На этом фоне, конечно, выглядит контрастом то обстоятельство, что в московском метро указатели теперь пишутся на таджикском и узбекском языках с желанием сделать удобно гастарбайтерам из этих стран. Это, безусловно, признак великой державы, но хотелось бы, чтобы российское правительство предприняло шаги и по защите русского языка и его носителей в тех странах, откуда едут сами трудовые мигранты.

Ведь если не замечать нынешние процессы активного переписывания истории и дерусификации в бывших советских среднеазиатских республиках, то можно вскоре получить цепь враждебных государств и монархических режимов с молодым поколением подданных, ненавидящих современную Россию и общее прошлое.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю