Те, кто брал Берлин

Игорь Елков 25.04.2020 14:26 | История 38

Те, кто брал Берлин. Берлинскую операцию считают одной из самых успешных наступательных операций ВОВ. Фото: РИА Новости

75 лет назад передовые части Красной армии с боями ворвались в столицу фашистской Германии

Вот строки из боевого донесения штаба 3 уд. армии (опубликован на сайте Российского военно-исторического общества): «К 22.00 21.04.45 войска армии, успешно продолжая наступление, сломили оборону противника на ближних подступах к Берлину, в 6.00 ворвались на сев.-вост. окраину Берлина и к 20.00 ведут уличные бои на вост. окраине Буххольц, зап. окраине Бланкенбург, сев-вост. окраине Вейсензе…»

Берлин был не только важным городом и «фестунгом» (городом-крепостью).

Он был еще и символом.

На оккупированных территориях немцы немедленно вводили берлинское время. Жизнь в захваченном Париже, Минске и Киеве текла по часам, синхронизированным с часами столицы гитлеровской Германии. Гитлеру было так удобно воевать и управлять.

И когда наши солдаты вошли в Берлин — «берлинское время» закончилось. Во всех смыслах: в прямом и в переносном, в историческом и в символическом.

Выхода нет

25 апреля войска 1-го Белорусского фронта соединились с войсками 1-го Украинского фронта. С этого момента Берлин оказался в полном окружении.

Что такое окруженный Берлин? 327 кв. км территории, где гарнизон использовал преимущества каменных построек с очень толстыми стенами. Нашим бойцам пришлось брать штурмом 400 бункеров: классических подземных и футуристических многометровых железобетонных башен.

Улицы перекрыли баррикадами из камня и стали: до 2,5 м в высоту и столько же в толщину. Подходы заминировали. Немецким солдатам раздали противотанковые гранатометы «Панцерфауст», которые прожигали до 200 мм брони: наши танковые бригады в уличных боях потеряли от 16 до 23% танков и самоходок.

В фолькштурм — ополчение — мобилизовали стариков и подростков. Дисциплина берлинского гарнизона поддерживалась зверствами. Паникеров, в т.ч. мнимых, публично вешали.

Инфографика «РГ» / Леонид Кулешов / Борис Голкин

Дрожащей рукой

Гитлер из своего бункера отдавал параноидальные приказы: требовал от своих гауляйтеров взрывать плотины, затапливать немецкие города. Приказывал сделать из Германии «пустыню»: чтобы русским, британцам и американцам ничего не досталось.

Альберт Шпеер (рейхсминистр вооружений, человек из ближнего круга Гитлера) пишет: весной 1945-го он просит подарить себе на день рождения фотографию Гитлера с автографом. Фюрер принимает Шпеера в подземном бункере. Вручает красный футляр, в нем — фото в серебряной рамке. Надпись неразборчива. Шпеер приводит слова Гитлера: «Мне в последнее время бывает трудно написать своей рукой даже несколько слов. Вы знаете, как она дрожит…»

Командующий 1-м Украинским фронтом маршал Советского Союза Иван Конев. Фото: Getty Images

Встреча проходит в конце марта. Это важно для понимания ситуации: уже тогда у фюрера так трясутся руки, что он не может написать пары слов. Что же тогда должно быть с руками и головой Гитлера в конце апреля, в полностью окруженном Берлине?

Большинство последних приказов фюрера его генералы и гауляйтеры саботировали. Но только не в Берлине. В городе на момент окружения оставалось до 3 млн человек. Действовал запрет: все иностранные рабочие (а это 300 тысяч насильно угнанных людей на работу в Германию) во время воздушных тревог должны оставаться вне бомбоубежищ. А тревоги объявлялись часто. В небе Берлина число англо-американских самолетов порой превышало 1000. Так, в налете 3 февраля 1945 года участвовало 950 «летающих крепостей» под прикрытием 785 истребителей «Мустанг». 26 февраля город утюжили 780 бомбардировщиков В-17 и 285 В-24. Апогеем стал рейд 20 апреля. Особый день: Гитлер празднует 56-й день рождения. А с неба Берлин атакуют сразу 1200 бомбардировщиков!

Потери гражданских от бомб с «летающих крепостей» оцениваются в 50 000 человек. В Берлине до войны было 1,5 млн зданий. Весной 1945-го уцелело 976 тыс.

Однако никакие потери от атак с воздуха не могли принудить гарнизон Берлина к сдаче. Судьба города решалась на земле.

Легендарные «Горбатые» в небе над Берлином. Штурмовики Ил-2 и Ил-10 стали самолетами — символами Победы в Великой Отечественной войне. Фото: РИА Новости

Фюрер под землей

Берлин брали войска 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов: 460 тысяч советских и 12 тысяч польских солдат.

А обороняли город не только немцы. Еще бельгийцы из 1-й фламандской дивизии, ветераны дивизии «Галичина». А атаки на Рейхстаг до последней крови отбивали французы из дивизии СС «Шарлемань» и латышский батальон 15-й гренадерской дивизии СС.

Особо тяжело приходилось нашим танкистам. Улица — это не поле под Прохоровкой: наводчик в городе часто не видит цель, а из каждой подворотни, с крыш в танк летят «Панцерфаусты»…

Наши воспользовались опытом Сталинграда. Баррикады со 100-150 метров проламывали тяжелой артиллерией: из 203-мм и 305-мм гаубиц и из 280-мм мортир. Рамы легендарных «катюш» снимали с базы, устанавливали в домах на подоконниках. Били прямой наводкой. Потом в атаку шла штурмовая группа: пехота и саперы.

За время Берлинской операции советские войска израсходовали 10 миллионов снарядов и мин, 392 миллиона патронов и три миллиона ручных гранат.

Десятки миллионов патронов можно было сэкономить. Если бы Гитлер своими трясущимися руками принял яд или застрелился неделей раньше, когда замкнулось кольцо окружения вокруг Берлина. Выхода ведь не было.

Мог ли он покинуть Берлин, продлив агонию: и свою личную, и всей Германии?

Маршал Победы Георгий Жуков: в 1945-м — командующий 1-м Белорусским фронтом. Фото: Фотохроника ТАСС

Один шанс, пожалуй, был. 27 апреля летчица Ханна Райч на самолете Fieseler-156 Storch (Storch — с нем. «Аист») прорвалась в Берлин. Берлинское небо тогда уже было нашим. Но Райч — особый случай. Ей везло. Невероятно. Установила 40 мировых рекордов, пилотировала и планеры, и самолеты. Летала на вертолете Fa-61, испытывала реактивный Me-163, возглавила отряд летчиков-смертников, которые осваивали пилотируемую версию ракеты Фау-1 — была у фашистов и такая.

Посадила она свой Storch на берлинской улице, рядом с бункером фюрера. Трое суток провела с Гитлером. Но он отказался с ней улетать. И 29 апреля Райч успешно перелетела из Берлина в Киль.

Писатели-фантасты не раз пытались «посадить» фюрера в тот «Аист» и «вывезти» из Берлина.

Но куда?! В плен к нашим союзникам? А потом — на эшафот?..

Поэтому оставим фантазии.

Из телеграммы Жукова в Кремль: «Докладываю, что органами смерш 79 ск 3-й ударной армии 02.05.1945 на территории Рейхстага были задержаны личный повар Геббельса Ланге и начальник гаража Геббельса Шнайдер. Они сообщили, что Гитлер застрелился 30 апреля, а Геббельс и его жена покончили с собой 1 мая».

Знай наших

Исторический факт: мы трижды брали Берлин

Первый раз Берлин пал в разгар Семилетней войны — осенью 1760 года. 120-тысячный город был столицей Пруссии, а его гарнизон насчитывал 14 тысяч штыков. Силы атакующих — 20 тысяч русских (под командованием графа Тотлебена) и 14 тысяч австрийцев и саксонцев. Накануне штурма собравшиеся в ратуше горожане долго обсуждали, перед кем капитулировать: перед австрийцами или русскими. Решили, что лучше сдаться русским. Пробыв в городе четыре дня, русские войска его оставили.

4 марта 1813 года передовой отряд казаков генерал-адъютанта Александра Чернышева освободил Берлин от французских войск. Жители Берлина приняли русские войска очень радушно: «Женщины целовали бородатых казаков и лихо прикладывались к фляжкам с водкой, которые им подносились в ответ». Уже в XX веке на серебряные трубы с надписью: «За взятие Берлина», пожалованные 85-му пехотному Выборгскому полку, обратил внимание шеф этого полка Вильгельм II (последний кайзер Германии). Он выразил надежду, что «этого больше не повторится». Не угадал.

2 мая 1945 года гарнизон Берлина капитулировал перед нами в очередной раз — уже в третий по счету в мировой истории.

Москву немцы никогда не брали.

Кстати

Гитлер панически боялся плена из-за особой личной фобии. Своему окружению твердил, что кому бы он ни сдался в плен — его передадут Сталину. Который его непременно посадит в клетку и выставит на всеобщее обозрение в Московском зоопарке. При этом нет доказательств, что у Сталина были такие планы. Да и непонятно, чем провинились наши звери: очень ведь неприятное соседство.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю