Вся Россия живёт, ублажая фантазии президентов, министров, депутатов и губернаторов

Владимир Викторович Волк Русранд 11.10.2019 18:05 | Общество 194

Недавно в одной дискуссии с убеждённым российским коммунистом (не из КПРФ) мы попытались прийти к общему знаменателю относительно будущего России. Каких-то серьёзных и непреодолимых разногласий между настоящими коммунистами и сторонниками реализации Программы Сулакшина не нашли, но задались вопросом: когда не станет Путина и его группировки, когда к власти честно придут истинные народные представители, что станет тем критерием, по которому будут приниматься законы?

Для построения настоящего российского социализма нужно провести национализацию ключевых, ресурсных отраслей — считает коммунист. При этом он совершенно не против существования в России малого и среднего частного бизнеса. Трезвомыслящие люди на левом политическом фланге понимают, что потрёпанной либерализмом стране нужна многоукладная экономика, но ранжированая не территориально, а по отраслям.

В ходе беседы накопилось много вопросов друг к другу. Как, к примеру, перераспределять прибыль, извлечённую государством от работы национализированных компаний? Сейчас государство выступает как акционер, а прибыль идёт собственникам, в том числе — в Вашингтон. Как государство должно регулировать вопросы идеологии, информационной безопасности? Как реагировать на вызовы, которые Россия получила в Новороссии? Как регулировать социальную и национальную политики? Мой оппонент убеждён в том, что всё отрегулирует диктатура пролетариата. То есть власть рабочих и крестьян. Но возникает вопрос: а где те критерии регуляции, которыми бы условно руководствовались представители рабочих и крестьянства? А то ведь могут наломать таких дров, что народ и Путина задним числом полюбит, а церковь в святые произведёт.

Меняют они, к примеру, законодательство, касающееся средств массовой информации. Что делать с ними, привыкшими врать, пресмыкаться, зарабатывать на рекламе, зачастую недобросовестной, на джинсе и сплетнях? Закрыть и разогнать? Это не наш метод. Но где тот критерий, по которым должен выверяться и с которым обязан коррелироваться пакет законов о СМИ?

А этот критерий, собственно, не нужно искать или придумывать. Средства массовой информации должны базировать всю свою деятельность на ценностях. То есть стоять на принципах достоинства и свободы человека, сочетания традиционности и прогресса, социальной справедливости, гуманизма и взаимного уважения между людьми, альтруизма и сопереживания, чести, совести и нравственности, народосбережения и т. д.

Какие критерии у сегодняшних СМИ? Никаких. Хочешь — ври. Хочешь — ври с три короба. Хочешь — скрывай от общества важную информацию. Хочешь — тебе ещё за это заплатят. Причём не важно — кто врёт — провластный ресурс или оппозиционный. А если вы вдруг вздумаете возмутиться, то специально обученные люди вам пояснят, что журналист — он как художник, он так видит.

Почему это происходит? Потому что у журналиста и его редактора нет критерия, нет ценности, нет идеала, который сам по себе является регулятором деятельности. За исключением, возможно, собственника, который платит деньги. Или администратора, который обладает кнутом.

А что такое ценности в нашем понимании? Это общие и постоянно действующие основания самоосознания народа России, целеполагания и деятельности государственных органов всех уровней, народного самоуправления, граждан, их объединений, юридических лиц. Высшие ценности России должны стать конституционной нормой и определять основу содержания и применения федеральных законов и иных правовых актов и обеспечиваться правосудием. Такая формула заложена в проекте конституции Центра Сулакшина. Если нет никакого ценностного ориентира, то какие могут быть СМИ? Образование? Культура? Социальная справедливость? Суды? Человеческие отношения? А какими вообще законы?

Что могут принять в виде законов даже самые честные, самые справедливые люди, самые рабочие или самые крестьянские? На что они должны опираться при разработке любого акта? Только на общестрановые ценности, принятые всенародно и конституционно. Иначе беда. Едет Путин в Монголию, по дороге сочиняет минские соглашения. Потом давят на Донецк и Луганск и заставляют подписывать. И шестой год мучают русский народ Донбасса. А на основе чего написан минский документ Путина? Чем руководствовался президент? Да собственной фантазией. Вся Россия живёт, ублажая фантазии президентов, министров, депутатов, олигархов и губернаторов. А так бы сели представители конституционного органа, предусмотренного проектом конституции Сулакшина, — Палаты высших ценностей России — и рассмотрели действия, заявление и документы Кремля с точки зрения их соответствия статье 6 Основного Закона.

А в ней чёрным по белому выписано: «Абсолютной высшей ценностью является существование самой России — Родины Народа России». Является ли Россия для народа Донбасса Родиной? Безусловно! И не только для Донбасса, но других республик бывшего СССР.

Только представьте на минуту этот момент. Выходит на трибуну глава Палаты высших ценностей России и озвучивает такие пункты в разрезе педалируемых Кремлём формул Штанмайера и минских соглашений:

«Высшими ценностями России являются: единство, неделимость, территориальная целостность и государственный суверенитет России; ответственность России за судьбы мира и человечества; всеобщее благо, общественное благо, благо всех законных социальных групп и благо каждого человека в их гармоничном сочетании; забота всех и каждого о сохранении и умножении достояния Народа России; русская (российская) цивилизационная идентичность; единство, дружба и солидарность русского и всех братских российских народов; служение государства Народу России; народосбережение; человеческая жизнь, достоинство и свобода человека; патриотичность и любовь к Родине; неприятие расовой, национальной, религиозной, языковой и социальной дискриминации; любовь и семейность, рождение и воспитание детей, связь поколений».

Какой пункт ни возьми — он идёт в вразрез с подлыми и предательскими минскими пунктами. Которые служат не народу России, ни русским, ни гуманизму и достоинству наших людей. А партнёрам-олигархам и ставленникам мировых корпораций. И на основании конституции Палата признаёт действия президента не соответствующим конституции и вносит предложение парламенту объявить главе государства предупреждение. А далее — по процедуре, вплоть до отрешения.

Примерно так я озвучил своему оппоненту-коммунисту нашу политическую позицию. И она в целом понравилась ему, доселе считавшему, что самая главная ценность — это диктатура пролетариата и общественная собственность на средства производства. Пообещал изучить конституцию Сулакшина. До этого он о ней слышал только в интерпретациях всевозможных сетевых троллей.

P. S. 12 октября в 14 часов, на родине В. И. Ленина в Ульяновке, по адресу: ул. Александровская, 60 (Александровский парк, гостиница Империал, конференц-зал Лондон) вы можете встретиться с учёным, политическим деятелем, писателем Степаном Сулакшиным на презентации книги «Конституция России после путинизма».


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союза народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора