Вирусы и люди – от испанки до COVID-19

Дмитрий Дробницкий 27.05.2020 16:11 | Общество 96

И через 100 лет остаются неудобные вопросы к «научному сообществу»

Владимир Высоцкий пел о «бессилии науки перед тайною Бермуд». Сегодня у нас другая тайна, несравненно более актуальная и более загадочная, чем полузабытый Бермудский треугольник, — тайна COVID-19. Вирус ведет себя настолько непредсказуемо, что никакие методы с использованием самых больших и достоверных объемов данных и новейших алгоритмов расчета не могут объяснить и предсказать его поведение. Вирус как будто смеется над учеными, которым американист Дмитрий Дробницкий задает неудобные вопросы.

ОЧЕНЬ СТРАННЫЙ ВИРУС

Эпидемия Covid-19 (а более точно новый коронавирус, с точки зрения научного сообщества, следует называть SARS-CoV-2) была объявлена всемирной пандемией в первой половине марта, то есть два месяца назад. С начала же расползания инфекции прошло уже чуть ли не полгода. РНК-последовательность патогена секвенирована была ещё в феврале. Многочисленные научные центры по всему миру получили в своё распоряжение «живые» вирусы. Перепробованы десятки (если не сотни) старых и новых противовирусных препаратов. В последние недели сразу несколько лабораторий в США, Израиле, Европе, Китае и России заявили, что разработали свои варианты вакцины против коварного заболевания и приступают к клиническим испытаниям.

Тем не менее, вопросов об этом вирусе остаётся больше, чем ответов на них. И хотя многие страны уже снимают карантинные ограничения, до сих пор нет понимания того, как будет развиваться ситуация дальше. Придёт ли вторая волна? Есть ли устойчивый иммунитет к вирусу у переболевших? Возможно ли в принципе создать безопасную вакцину?

Учёные так пока и не нашли ни стопроцентного лекарства от болезни, ни связного объяснения его коварного поведения. А у простых людей возникают другие, причём вполне законные, вопросы. Что будет со следующим коронавирусным штаммом? И следующим после него? Неужели мир придётся вновь и вновь «ставить на паузу»? Или принимать социал-дарвинистское решение о «продолжении жизни», несмотря на очередную респираторную пандемию? Почему вообще вирусы до сих пор являются такой большой проблемой? И почему главным оружием в борьбе с ними по-прежнему, как и 100, и 300 лет назад, являются карантин и надежда на силу сражающегося с недугом организма?

Где же хвалёный научно-технический прогресс? Бог с ними, с медицинскими нано-ботами, появление которых прогнозировали в самое ближайшее время! Забудем и о генной инженерии — дело этически неоднозначное и потенциально опасное. Но где же быстрая разработка вакцин? Куда подевалась широко разрекламированная эффективность противовирусных препаратов, на разработку которых тратятся миллиарды долларов?

То, что респираторный коронавирус вызвал в мире хаос и поставил экономику на грань коллапса, неизбежно вызывает вопросы о положении дел в том самом научном сообществе, к которому нас сегодня призывают прислушаться. А ещё это порождает множество конспирологических теорий и псевдонаучных гипотез. Впрочем, так ли они отличаются от теорий научных?

С самого начала вирус SARS-CoV-2 вёл себя «непоследовательно». Как только очередная «инклюзивная» теория его зарождения, распространения и необычных свойств как будто бы становится общепризнанной, появляются факты, полностью её опровергающие. Как только эпидемиологи и математики создавали новый прогноз, который, казалось бы, учитывал все факты, известные об эпидемии, фактические кривые заражения и смертности ловко уклонялись от теоретических, и всё приходилось начинать заново.

Отчасти в этом можно винить ВОЗ и китайские власти — ведь до сих пор неизвестно, когда зародилась эпидемия и с какой скоростью она распространялась в первые дни и недели. Но в этом вопросе больше политики, нежели медицины. У научного сообщества были шансы скорректировать свои расчёты, прогнозы и рекомендации, когда стал известен размер бедствия в Европе и США. Но и это сделать не удалось.

Широко известные и прекрасно финансируемые Институт Джона Хопкинса, ЦКЗ, FEMA (американский аналог российского МЧС), многочисленные европейские исследовательские лаборатории, равно как и отечественные вирусологи, делали прогнозы, которые приходилось «уточнять» (а, скорее, радикально менять) чуть ли не каждую неделю. В частности, знаменитый на весь мир доктор Энтони Фаучи, директор американского Института аллергии и инфекционных заболеваний, в марте говорил, что опасность для американцев ничтожна, а в начале апреля огорошил всех прогнозом о неминуемой гибели 1,2–2 млн жителей США от коварного коронавируса. Менее чем через две недели его прогноз был скорректирован. Теперь погибнуть предстояло всего лишь 250 тысячам американцев. Затем цифра сократилась до 60 тысяч — и это за четыре дня до того, как число смертей в Соединённых Штатов перевалило за этот рубеж.

Уоррен Баффет: «В XX веке Соединённые Штаты пережили две мировые войны и другие тяжёлые и дорогостоящие военные конфликты, Депрессию, примерно дюжину рецессий и финансовых паник, нефтяные потрясения, эпидемию гриппа и отставку опального президента. Тем не менее, индекс Доу-Джонса вырос за это время с 66 до 11 497 пунктов».

Прогнозы для крупных мегаполисов оказались настолько неверными, что лучше их бы вовсе не делали. Заметим, что при этом использовались лучшие из имеющихся на сегодняшний день математико-эпидемических моделей (которые как раз и начали активно разрабатываться 100 лет назад, после испанки) и вычислительные мощности, о которых ещё 20 лет назад вирусологи и мечтать не могли. В результате 24 марта 2020 года губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо в прямом эфире национального телевидения заявил, что подведомственному ему региону потребуется как минимум 30 тысяч аппаратов искусственной вентиляции легких. 7 апреля выяснилось, что и 800 штук оказалось достаточно. Что, однако, не помешало Нью-Йорку стать «ground zero» мировой пандемии. Здесь абсолютная смертность от Covid-19 составила около 1 500 чел. на миллион населения.

Совершенно необъяснёнными «с точки зрения науки» остались данные по заражению в замкнутых и относительно небольших сообществах с частыми, но легко отслеживаемыми контактами между людьми. Поначалу таким «идеальным экспериментом» стали круизные суда, под завязку загруженные пассажирами и членами экипажа. Здесь главной проблемой стало большое количество пожилых людей, ведь круизы — любимое развлечение американских пенсионеров. На основании обобщения данных, полученных с «плавучих ковидариев», вирусологи сделали прогноз, на котором до сих пор основываются действия властей в отношении лиц старшего возраста (в России их определили как «65+»). Затем подвернулся следующий «инкубатор» — корабли ВМС США. На них находились здоровые, дисциплинированные и в большинстве своём очень молодые люди. Тем не менее, картина распространения заболевания и распределения пациентов по степени тяжести его течения поставила исследователей в тупик. Недавний удар по почти готовой модели нанесла вторая волна заражений на авианосце «Теодор Рузвельт» — и это после трёхнедельного карантина для моряков, у которых не проявлялось никаких симптомов.

Всё бы ничего, но появился и третий «эксперимент» — тюрьмы. В пенитенциарных заведениях четырёх американских штатов — Огайо, Вирджиния, Северной Каролине и Арканзасе — провели тотальное тестирование «подопечных» на коронавирус. Почти 70% заключенных оказались заражёнными. Но у 90% из них заболевание протекало в бессимптомной форме. Учитывая разновозрастный состав тюремного населения США, а также самое разное состояние здоровья осуждённых, никаких выводов из тотального тестирования пришлось вовсе не делать — слишком отличались результаты от всего того, что прогнозировали учёные на опыте Нью-Йорка, круизных лайнеров и судов ВМС.

Неужели вирус и вправду настолько загадочен и неуловим? Он как будто бы смеётся над учёными и всеми их потугами вычислить его следующий шаг и пригвоздить его вакциной или правильно выстроенными карантинными мерами…

Ну как тут не появиться конспирологическим версиям! Можно сколько угодно осуждать теории заговора и распекать людей, задумывающихся над ними всерьёз, но очень часто повод для такого поведения простых людей дают именно учёные. И то, что «никакого вируса нет», и то, что «власти скрывают истинное количество смертей» — всё это будет цвести пышным цветом до тех пор, пока «научная картина мира» не перестанет столь радикально отличаться от реально наблюдаемой картины происходящего. И не перестанет меняться каждую неделю-две.

ИСПАНКА НАВСЕГДА С НАМИ

А тут ещё вмешалась политика. Две великие державы — США и Китай — наперегонки бросились обвинять друг друга в намеренном заражении человечества. А почему бы нет, если пресловутое «научное сообщество» сегодня выглядит не лучше, чем тот недоученный маг из песни Аллы Пугачёвой?

Хочу отдельно подчеркнуть, что всё сказанное ни в коей мере не касается врачей, которые всё это время сражались и продолжают самоотверженно и настойчиво сражаться за жизни людей. Эти люди — герои. И это не преувеличение. Да и власти самых разных стран пытаются сделать всё возможное. Проблема состоит в том, что и у первых, и у вторых нет в руках никакого иного оружия, кроме того, что было у них в распоряжении 100 лет назад, когда на нас напал «испанский грипп», выкосивший почти 2% населения Земли (впрочем, точное количество жертв до сих пор неизвестно, что почти наверняка скажут и о пандемии Covid-19). А именно — карантин, мытьё рук, средства индивидуальной защиты, поддерживающая терапия и здравый смысл?

Врач без знания астрологии не имеет права называть себя врачом.

приписывается Гиппократу

Стоит признать, что кое в чём человечество за прошедшее столетие всё же продвинулось вперёд. Никакой антивирусной супер-науки, как мы уже убедились, не появилось, но зато древние рекомендации по тому, что сегодня называют социальным дистанцированием, а также по соблюдению личной гигиены выполнять стало куда легче. Несмотря на значительный прирост земного населения, у людей 2020-х (во всяком случае, в странах, считающих себя развитыми) появилась возможность реально сесть на индивидуальный или семейный карантин. Кроме того, водопровод и доступность мыла и средств гигиены (а ведь в 1918–20 годы иной раз и обычное мыло могло оказаться дефицитом) дали людям шанс не надеяться на «чудо-таблетку», а просто снизить лично для себя и своих близких вероятность умереть от коварного патогена.

Сегодня в научном сообществе модно говорить о том, что Covid-19 навсегда с нами. Так и испанка осталась с нами навсегда. Помните эпидемию так называемого «свиного гриппа»? Она длилась с 2009 по 2013-й. И вызывал заболевание штамм вируса H1N1 — тот же самый, что угрожал человечеству в 1918–20 годах. Представляете, что было бы, если бы власти объявили, что вернулась испанка? А ведь она вернулась! Правда, не вызвала столь же разрушительных последствий. И эту загадку никто не спешит разгадывать. Как не спешил тогдашний президент США Барак Обама с «закрытием» Америки. Это сегодня он яростно критикует Трампа за его желание «вывести американцев на работу», а тогда, сидя в Белом доме, попросту игнорировал возможную опасность.

И мировое научное сообщество «прогнулось» под Обаму. Дабы особо любящие гуглить представители гражданского общества не задавали лишних вопросов, учёные решили слегка модифицировать название штамма. Первое время его называли или pH1N1, или A/H1N1 (именно так его в первое время величали в России). На самом деле, эти приставки ровным счетом ничего не значили, кроме семантики. Латинская «Р» означала пандемическую опасность, а «А» — принадлежность вируса к типу респираторных патогенов типа «А». Позже вирусологи выделили разновидности А/H1N2, А/H3N1, А/H3N2 и А/H2N3. Но вряд ли эти мутации были новыми — слишком быстро всё закончилось и слишком малыми жертвами обошлось. Во всяком случае, в США сезонный грипп унёс тогда больше жизней (в отличие от SARS-CoV-2), чем новое издание испанки.

Новое пришествие испанки получило «свиное» название лишь потому, что в XXI веке выяснилось, что штамм могут переносить свиньи, а также некоторые другие животные. И вопрос, кто кого первым заразил, столь же лишён смысла, как и вопрос о первенстве яйца и курицы. Сегодня учёные говорят о том, что вирусы живут с нами всю историю человечества, но неохотно признают долгую историю и H1N1, и коронавирусов с атипичными осложнениями на лёгкие — долгую не в палеонтологическом смысле, а в плане достижений науки по противодействию потенциально смертельным патогенам.

Само собой, сегодняшние подкованные спикеры от вирусологии заговорят всю историю со вторым пришествием испанки, равно как и её проявления в 1976, 1988, 2007 годах. А также почти наверняка умолчат о «почти эпидемии» 2016-го. Заметим, что никакой вакцины и никаких эффективных противовирусных препаратов в эти годы выработано не было. Равно как и не было объяснено столь «вегетарианское» поведение штамма H1N1 в конце XX — начале XXI веков.

Об испанке, как о действительно сложном испытании, выпавшем человечеству в то время, когда оно уже считало себя вполне «продвинутым» и просвещенным, мы поговорим в следующей части повести «о вирусах и людях». Но сейчас нельзя никак обойтись без пары замечаний о вирусе SARS, который точно так же, как и SARS-CoV-2, вызывал так называемую атипичную пневмонию (вызванную как сверхреакцией иммунной системы, так и бактериальным заражением лёгких на фоне вирусного заболевания).

Во-первых, этот коронавирус «пропал». Как «пропала» страшная испанка после 1920 года. Не было изобретено ни безопасной вакцины, ни так называемых противовирусных препаратов. Достоверно известно лишь то, что посаженный по советам европейских врачей на тотальный карантин Вьетнам уже через три месяца жил обычной жизнью.

Во-вторых, ничего не известно о бессимптомных носителях «прежнего SARS». Сколько их было, и как далеко они географически добрались, тогда даже не пытались выяснить. Между тем, на фоне множественных приходов испанки вопросов об «атипичной пневмонии» 17-летней давности становится всё больше.

Я не ставлю под сомнение самые разные действия властей в самых разных странах. Мои вопросы — не к властям. Я хочу понять, насколько компетентно «научное мнение» и насколько достоверна «научная картина мира». Пожалуй, чтобы выяснить это, нам придётся посмотреть на историю пандемии «испанского гриппа» — не столько с высоты сегодняшней вирусологии, сколько с высоты накопленных знаний о том, как реагируют на атаки патогенов люди, власти и представители науки.

Фото: Zuma \ Фотохроника TASS

Автор: Дмитрий Дробницкий

Дмитрий Дробницкий — политолог, американист, бывший редактор портала Terra America, писатель (псевдоним Максим Жуков), автор научно-фантастического романа «Оборона тупика» (2006) и повести «Разумение» (2011).

Родился в 1968 году в Москве.

Окончил МГУ им. Ломоносова (1993).

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю