Выход из сделки

Эль Мюрид 7.07.2019 17:54 | Новости 56

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

фото отсюда

7 июля — контрольная дата, данная Ираном в ультиматуме гарантам «ядерной сделки», после которой он начинает обогащение урана сверх установленного уровня в 3,67%. Заместитель министра иностранных дел Ирана Аббас Аракчи заявил, что каждые 60 дней после сегодняшней даты Иран будет отказываться от части обязательств по сделке. Условие прежнее — Европа должна предоставить Ирану гарантированный механизм обхода американских санкций в торговле между европейскими странами и компаниями и Ираном.

D-269rxUIAACtJ2

Ограничения, принятые на себя Ираном в рамках «ядерной сделки» — предельное количество обогащенного урана не должно превышать 300 килограмм в течение 15 лет после ее заключения, отказ от модернизации ядерного реактора в Араке, способного после модернизации производить оружейный плутоний, ограничения по количеству центрифуг и отказ от строительства новых мощностей по обогащению — тоже в течение 15 лет. Кроме того, в качестве гарантий был выработан механизм контроля в виде проверок и инспекций.

В случае продолжения выхода Ирана из «сделки» он может последовательно «отключать» свои обязательства еще примерно год. Далее встанет вопрос — что делать дальше.

Развитие технологий подвело мир к новому сложному вопросу — о владении ядерными технологиями режимами, которые, скажем так, не выглядят вменяемыми. Современный Иран относится как раз к таким режимам. Проблемы в экономике страны вынудили бывшего президента Ахмадинежада включить военный контроль над ней — именно Ахмадинежад дал зеленый свет захвату иранской экономики структурами КСИР. Цель президента была вполне благой — военный контроль должен был навести порядок, однако получилось как обычно: силовики, получив бесконтрольный доступ к ресурсам, либо окончательно разваливают экономику (как это произошло в Венесуэле), либо начинают использовать свое положение в качестве инструмента личного и группового обогащения (как в России и той же Венесуэле). Итог один — экономика окончательно входит в штопор.

Для Ирана ситуация усугубляется еще и тем, что КСИР — это политическая военная структура. Такого рода структур в новейшей истории было не так уж и много — ближайшим и наиболее полным аналогом ее является гитлеровская система СС. Правда, Гитлер оказался на порядки умнее иранских правителей, уравновесив СС армией, стараясь соблюдать между ними баланс. Кроме того, экономика гитлеровской Германии, хотя и была милитаризована сверх допустимого, тем не менее в целом находилась под контролем государства, а не силовых ведомств. Иран не удержал планку, и теперь именно КСИР определяет политику страны. Фактически речь идет о том, что гипотетическое ядерное оружие Ирана будет находиться не под контролем государства, а под контролем весьма специфической и практически неподконтрольной никому структуры иранских СС.

66399733_2287179161319578_2548361374124212224_o

При этом КСИР обладает собственной стратегией развития страны и вывода ее из коллапсирующего состояния. Это — военная экспансия. Что в целом логично — стагнирующая экономика имеет шанс только в случае экстенсивного расширения, раз уж интенсивное развитие для нее закрыто. Нетрудно понять, что в рамках логики неограниченной военной экспансии владение ядерным оружием превращается во вполне ощутимую угрозу как минимум для всего окружающего Иран региона.

Аналогов этой ситуации нет. Все страны, которые де-факто обладают или подошли к обладанию ядерным оружием — Индия, Пакистан, КНДР, Израиль — ни одна из этих стран не проводит политику внешней экспансии военными средствами. Ядерное оружие для этих стран вписано исключительно в оборонительную доктрину. Для Пакистана и Индии успешно завершившиеся ядерные программы стали основой формирования системы «баланса страха» и резко уменьшили вероятность военного столкновения между ними. КНДР тоже сумела «дожать» ситуацию и фактически получила негласное разрешение на владение ядерным оружием. При этом у КНДР действительно нет экспансионистских планов (угрожающая риторика может напрягать, но реальной подготовки к вооруженным захватам у КНДР не просматривается).

Иран резко выделяется из этого списка — он уже ведет три захватнические войны в трех странах — Ираке, Сирии и Йемене. Логично, что вопрос об иранском ядерном оружии выглядит весьма нервным для всех окружающих Иран стран.

Россия, кстати, идет в том же направлении — невменяемость российского режима вкупе с падением технологического уровня создает риски, которые уже выглядят угрожающими, но никто не может сказать, когда угроза перейдет из латентной в явную. Произошедшая с нашей подводной лодкой авария, где подводники «предотвратили катастрофу планетарного масштаба», вынуждает задаваться вполне логичным вопросом — как долго деградирующий режим будет способен контролировать доставшееся ему опасное наследство.

Полностью читать здесь

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора