В расход идут одни старики

Антонина Асанова 28.09.2021 15:59 | Общество 40

Россия потеряла от пандемии до 6,4 трлн рублей. Бюджет спасли за счет рекордной избыточной смертности.

Российские власти регулярно подчеркивают, как эффективно правительство справилось с пандемией. Однако ценой относительно быстрого восстановления экономики стала рекордная избыточная смертность: свыше 450 тысяч «лишних» смертей с начала прошлого года. При этом даже по консервативной оценке ущерб экономике страны от пандемии за 2020–2021 годы может достичь почти 5 трлн рублей, подсчитала «Новая». Это в 5 раз больше, чем официальные расчеты Роспотребнадзора, и сопоставимо с ежегодным ущербом от сердечно-сосудистых болезней, онкологии, ВИЧ и остальных инфекций, вместе взятых.

Коронавирус оказался в пять раз дороже, чем все остальные инфекции, с которыми ежегодно сталкивается Россия. В 2020 году ущерб от 35 самых распространенных заболеваний, кроме ковида, составил 996 млрд рублей, подсчитал Роспотребнадзор.

В своей оценке ведомство учло расходы на лечение больных, включая стоимость лекарств и медицинского обслуживания. А также непрямой экономический ущерб — потери валового внутреннего продукта из-за больничных, инвалидизации и преждевременных смертей.

Только бюджету столицы пандемия обошлась более чем в 600 млрд рублей, сообщил мэр Москвы Сергей Собянин. Около 350 млрд власти потратили на борьбу с ковидом, еще на 200–250 млрд рублей упали налоговые поступления в бюджет столицы.

Ранее, в июле, подобные оценки дал Роспотребнадзор, но для всей страны. Ведомство оценило прямые расходы бюджета на борьбу с инфекцией в 2020 году почти в триллион рублей. Но эта оценка не учитывает косвенные затраты: потери ВВП из-за преждевременной смертности и больничных, остановку работы бизнеса из-за ограничений, отток мигрантов. На самом деле, по оценке «Новой», ущерб от пандемии может достигать почти 5 трлн рублей. И это означает, что коронавирус стал самой дорогой для российской экономики инфекцией за десятилетия.


СОПЛИВЫЕ МИЛЛИАРДЫ

Вплоть до 2020 года самый большой ущерб экономике наносила обычная ОРВИ. Из-за нее только в прошлом году страна потеряла свыше 600 млрд рублей. Это сопоставимо с бюджетом третьего по величине региона России — Московской области. Причина такой «дороговизны» — в массовости. Только в 2020-м ОРВИ переболело 23% населения страны. Это почти каждый четвертый. Официально было зарегистрировано 33,3 млн случаев.

Ущерб от ОРВИ растет быстрее инфляции, и особенно резко (на 17%) он подскочил в 2020-м. Повлиял коронавирус, признают в Роспотребнадзоре.

Значительная часть не подтвержденных лабораторно заболеваний COVID-19 регистрировалась как ОРВИ и внебольничные пневмонии, говорится в отчете. Что интересно, от ОРВИ российские регионы страдают по-разному. Реже всего ОРВИ болеют в Чечне (600 случаев на 100 тыс. населения в 2020 году). Даже в соседней Ингушетии официально выявляют в три раза больше заболеваний. А чаще всего лечат горло в Ямало-Ненецком автономном округе. В этом регионе ОРВИ болеет каждый второй, это в 85 раз больше, чем в Чечне. Судя по статистике, на севере России действительно болеют чаще. Однако, скорее всего, дело не только в климате.

В Чечне только треть населения живет в городах, а безработица в прошлом году достигла 25%. Поэтому жители республики могли банально реже обращаться к врачам за больничными и попадать в статистику.


СКОЛЬКО СТОИТ ПАНДЕМИЯ

В прошлом году многолетние тенденции впервые нарушились. Ущерб от коронавируса даже по официальным данным оказался выше, чем от всех остальных инфекционных болезней, вместе взятых.

Мы собрали официальные и экспертные оценки ущерба от коронавируса так, чтобы они дополняли друг друга, и попытались восстановить полную картину экономических потерь.

Роспотребнадзор оценил прямые расходы бюджета на борьбу с пандемией в 2020 году почти в триллион рублей. Самая большая статья в этой сумме (516 млрд рублей) — это расходы государства непосредственно на поддержку населения и бизнеса. Кроме того, почти 200 млрд было потрачено на строительство инфекционных стационаров, перепрофилирование больниц и закупку оборудования и лекарств. Около 290 млрд — на лечение больных в стационарах и тестирование на ковид.

Еще в 2,7 трлн рублей (3,1% от ВВП) Роспотребнадзор оценивает потери экономики из-за ограничительных мер. Однако если бы эти меры приняты не были, ущерб от смертности и большого числа заболеваний был бы еще выше — вплоть до 3,1 трлн рублей, считают в ведомстве.

Итого 3,7 трлн рублей официального ущерба только за 2020 год.

Как мы считали

Мы собрали официальные оценки бюджетных затрат и ущерба для экономики, связанных с пандемией, а также актуальные оценки экспертов. При этом все эти оценки дополняют друг друга, то есть учитывают разные категории затрат и экономического ущерба.

В то же время собранные нами цифры учитывают ущерб только для 2020 и 2021 годов и не включают оценки ущерба в долгосрочной перспективе — например, из-за сокращения численности населения, возникновения постковидных осложнений или временного недофинансирования некоторых отраслей здравоохранения в пандемию.

Кроме того, для этого года пока не опубликованы оценки бюджетных затрат на лечение заболевших ковидом, на проведение тестов и закупку дополнительного оборудования и расходных материалов. Эти цифры будут известны только в 2022 году.

Также в числе мер поддержки мы учитывали только непосредственные расходы — «живые» деньги. Всевозможные отсрочки по налогам и кредиты для бизнеса мы не учитывали как ущерб, поскольку бюджет все же вернет эти средства в будущем.

По альтернативным оценкам, ущерб за 2020 год мог быть еще выше.

В начале прошлого года планировалось, что ВВП России вырастет на 1,7%. Но вместо этого из-за начавшейся пандемии этот показатель упал на 3,1%.

Итого — экономика потеряла 4,8% ВВП, или 5,1 трлн рублей, объяснили в агентстве АКРА.

В 2021 году, по оценке рейтингового агентства АКРА, Россия понесет еще как минимум 900 млрд рублей ущерба. Потери для экономики от демографического следа пандемии составят от 0,4 до 1% ВВП, то есть от 400 млрд до 1 трлн рублей. Это ущерб от преждевременной смертности, потери рабочих дней из-за больничных и от сокращения миграционного притока.

Агентство исходило из оценки, что избыточная смертность из-за коронавируса в 2021 году может составить от 100 до 250 тыс. человек. При этом в 2020 году она составила даже больше — 360 тыс. человек. В итоге демографический ущерб от пандемии в прошлом году, возможно, был даже выше.

Наконец, агентство оценило и экономический ущерб от ограничений лета этого года в Москве и других регионах. Больше всего от них пострадали общепит, малая часть розницы, индустрия развлечений, туризм и некоторые другие услуги населению, требующие личного присутствия, говорят в АКРА. По их оценке, ущерб составит 0,1% ВВП — около 111 млрд рублей.

Кроме того, еще 350 млрд рублей за полтора года было направлено на выплаты медикам, работающим в пандемию.

На фоне этих цифр кажутся крошечными расходы на вакцинацию. Затраты на разработку и производство вакцин от ковида в сотни и тысячи раз ниже ущерба от инфекции. Так, в Научном центре им. Гамалеи стоимость разработки вакцины «Спутник V» оценили в 1,5 млрд рублей. А производство вакцин, по состоянию на май этого года, обошлось бюджету в 60 млрд.

Итого, по самым скромным подсчетам, за два года коронавирус нанес российской экономике ущерб почти в 5 трлн рублей. Это в два раза больше, чем федеральный бюджет ежегодно тратит на здравоохранение и образование. По альтернативным оценкам, эпидемия обошлась экономике еще дороже — примерно в 6,4 трлн рублей.

При этом все эти оценки учитывают только самые крупные статьи ущерба и не включают расходы россиян на тестирование в частных клиниках, лекарства и средства защиты, расходы компаний из-за перехода на удаленку, расходы на последующую реабилитацию переболевших.

Но есть и плюсы

Локдауны, удаленка и запреты публичных мероприятий оказали и пусть небольшой, но положительный эффект на общественное здоровье. Случаи заболевания почти всеми распространенными инфекциями в 2020 году резко снизились. В два раза упал ущерб от острых кишечных и ротавирусных инфекций. На треть — от острых вирусных гепатитов. На 40% снизилась заболеваемость и одной из самых «дорогих» инфекционных болезней в России — ветряной оспы.

Обычно ветрянкой переболевают в детстве и довольно легко. Однако 5–6% заразившихся все же переносят болезнь с осложнениями. Ветрянка может вызывать воспаление легких, уха или даже поразить нервную систему, а также привести к появлению опоясывающего лишая через несколько лет после болезни. За последние 5 лет в России от ветрянки умерли 19 человек, в том числе 12 детей.

Россияне болеют с осложнениями и умирают, несмотря на то что от ветрянки есть вакцина. В стране зарегистрировано сразу две. Вот только в четверти регионов России вакцинация почти не ведется. В 8 субъектах Федерации от ветряной оспы не прививают вообще, а в 13 — число ежегодно вакцинируемых не превышает 100 человек.

«Причин, почему люди не прививаются, много, — рассказывает врач-инфекционист Евгений Тимаков. — До сих пор не все взрослые знают, что есть такая вакцина. Кроме того, существует недостаточное информирование о старом течении ветряной оспы: люди могут не знать, переболели они в детском возрасте или нет. Это накладывается на недоверие к вакцинам части населения и лень, потому что для того чтобы получить прививку, нужно пойти и сделать эту прививку. И наконец, это финансовый вопрос — прививка от ветряной оспы для взрослых не является бесплатной». Ее стоимость, как правило, колеблется от 3 до 5 тысяч рублей.


ДОРОЖЕ, ЧЕМ ВИЧ И ОНКОЛОГИЯ

Расходы в связи с эпидемией коронавируса оказались значительно выше, чем бюджетные траты на профилактику и лечение серьезных хронических заболеваний: туберкулеза, ВИЧ и гепатита С. Ежегодный ущерб от них оценивается в 341 млрд рублей. Оценка включает содержание диспансеров и стационаров для лечения больных, выплаты пенсий по инвалидности, а также потери ВВП из-за преждевременной смертности, инвалидизации населения и длительных больничных.

Ущерб от коронавируса может сравниться только с самыми распространенными неинфекционными заболеваниями.

В сумме прямой и косвенный ущерб от них ежегодно составляет около 3,6 трлн рублей.

К примеру, ежегодный ущерб из-за сердечно-сосудистых заболеваний (ишемическая болезнь сердца, инфаркты, инсульты) составляет 2,7 трлн рублей, от сахарного диабета второго типа — почти 570 млрд, а от девяти самых распространенных злокачественных новообразований — 240 млрд рублей.

При этом автор исследований — «НМИЦ терапии и профилактической медицины» — не учитывает стоимость инвестиций в специальные больницы и отделения для лечения (например, онкологии), покупку дорогостоящего оборудования, а также лекарств, которые приобретают себе сами больные, пояснили в центре.


НИЧЕГО ЛИЧНОГО, ПРОСТО БЮДЖЕТ

Президент России Владимир Путин регулярно отмечает, как эффективно правительство борется с пандемией. Еще в июне 2020 года, перед голосованием по поправкам в Конституцию, он объявил, что руководство страны защитило своих граждан от коронавируса.

В сентябре 2020-го, накануне тяжелой второй волны, Путин отмечал, что ситуация в России лучше, чем в других странах, потому, что «мы своевременно и эффективно принимаем необходимые меры».

А в этом июле одновременно с отменой QR-кодов в Москве президент и вовсе заявил о преодолении последствий пандемии: «Можно сказать, что в целом последствия пандемии преодолены, экономика в целом восстановилась».

Однако независимые аналитики утверждают, что Россия справляется с пандемией не так эффективно, как заявляет руководство страны. Отказ от ввода локдауна осенью 2020 года стоил России 220 тысяч избыточных смертей, считают авторы доклада «Больше, чем ковид. Авторитарный режим и российское общество перед лицом пандемии».

Главный вопрос — что называть эффективностью. Если говорить о сохранении жизней людей, то действия правительства можно считать провальными. По итогам 2020 года Россия обогнала по избыточной смертности США и страны Европы — Испанию, Великобританию и другие.

Если же говорить об эффективности только экономической, то отказ от карантина осенью-зимой прошлого года действительно был выгоден государству. К примеру, европейские страны объявили второй локдаун, и по итогам 2020 года ВВП Еврозоны сократился на 6,6% — в два раза больше, чем ВВП России.

«Парадокс заключается в том, что с точки зрения рабочей силы [пандемия наносит] не очень большой урон, потому что умирают в большей степени пожилые люди, — объясняет Кирилл Рогов, вице-президент фонда „Либеральная миссия“ и соавтор доклада. — Если размышлять цинично, то бюджету это может быть даже выгодно, потому что не нужно платить пенсии. При этом все развитые общества очень заботятся о стариках и считают увеличение продолжительности жизни важнейшей задачей. Неразвитые — заботятся меньше или не заботятся вообще».

Объявление карантина наносит большой ущерб ВВП и бюджету в долгосрочной перспективе. Но Россия, в отличие от многих других развивающихся стран, могла себе это позволить, считает Кирилл Рогов. Это помогло бы снизить число смертей и в прошлом, и в нынешнем году. «Карантин существенно сократил бы смертность второй волны и помог бы выйти на стратегию вакцинирования, потому что вакцинируются в западных странах люди, сидящие на карантине и ждущие выхода к нормальной жизни через вакцину, — поясняет политолог. — Тогда как при абсентеистской модели, которая была использована в России и в развивающихся странах, люди сами справляются и не видят смысла в вакцине, если их убеждают, что все проходит само по себе».

Источник


Автор Антонина Асанова, специально для «Новой газеты». Редактор: Арнольд Хачатуров, при участии: Надежды Сидоренко и Татьяны Зеленковой.

Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю