Взяв курс на наращивание экспорта капитала, Китай одновременно выступает его импортёром

Валентин Катасонов 9.04.2019 16:06 | Экономика и политика 14
фото отсюда

В КНР принят закон о либерализации доступа иностранного капитала в китайскую экономику …
«Взяв курс на наращивание экспорта капитала, Китай одновременно выступает его импортёром. Вот данные ЮНКТАД о масштабах импорта Китаем капитала в виде прямых инвестиций за последние годы (млрд. долл.): 2012 г. — 121,1; 2013 г. — 123,9; 2014 г. – 128,5; 2015 г. – 135,6; 2016 г. – 133,7; 2017 г. – 136,3. А вот показатели накопленных прямых иностранных инвестиций в китайской экономике (млрд. долл.): 2000 г. – 193,3; 2010 г. – 587,8; 2017 г. – 1.490,9. По этому показателю доля Китая в мировом итоге составила (%): 2000 г. – 2,6; 2010 г. – 2,9; 2017 г. – 4,7», — пишет в статье «Китай – двери иностранному капиталу распахиваем настежь», опубликованной на сайте Фонда стратегической культуры, д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Катасонов.
Профессор напомнил, что с начала XXI века Китай устойчиво сохраняет второе место в мире после США  как по величине ежегодно притекающего иностранного капитала, так и по объему накопленных прямых иностранных инвестиций. «Для сравнения: на конец 2017 года, по данным ЮНКТАД, на США приходилось 24,8% общего объёма накопленных прямых иностранных инвестиций в мире. Разрыв между США и Китаем многократный, но он постепенно сокращается», — добавил он.
Эксперт привел самые последние данные об импорте Китаем иностранного капитала, которые ещё не нашли отражения в статистике ЮНКТАД. «В 2018 году импорт иностранного капитала в виде прямых инвестиций составил 142 млрд. долл. (прирост на 4,2% по сравнению с предыдущим годом). В первые два месяца 2019 года, по сведениям китайских источников, приток капиталовложений в Поднебесную из-за рубежа в долларовом выражении составил 21,69 млрд. долл. с приростом в 3% в годовом сопоставлении. Приток иностранных инвестиций в экономику жёстко регулируется партийно-государственным руководством КНР», — добавил экономист.
Он отметил, что, во-первых, иностранный капитал допускается в таких дозах, чтобы контрольный пакет в компаниях с участием иностранцев оставался за китайским государством или китайским капиталом. «Ограничивается или даже запрещается иностранный капитал спекулятивного характера (введены нормы по срокам пребывания иностранного капитала в Китае, ограничения и запреты на немедленную репатриацию прибыли из страны)», — продолжил Катасонов.
Во-вторых, отметил профессор, установлены приоритеты для иностранного капитала по отраслям. «Скажем, очень жёсткими были ограничения для иностранного капитала в финансовом секторе. Среди главных приоритетов всегда значится экспортный сектор экономики, присутствие иностранцев в нём помогает китайцам осваивать зарубежные товарные рынки. По некоторым оценкам, в 2009 году 55% всего внешнеторгового оборота Китая осуществлялось компаниями с участием иностранного капитала (А.В. Любомудров. Прямые иностранные инвестиции в экономику Китая // Российский внешнеэкономический вестник, № 3 (март), 2010). Среди отраслевых приоритетов на первом месте обрабатывающая промышленность», — подчеркнул эксперт.
В-третьих, заметил он, руководителям китайских компаний и организаций дана установка на то, чтобы в качестве иностранных партнёров выбирать таких инвесторов, которые будут вносить свой вклад не столько деньгами, сколько новыми технологиями. «Китайское руководство взяло курс на превращение страны в мирового технологического лидера. Довольно быстро Китай добился больших успехов в сфере компьютерной техники, коммуникационного оборудования, освоения космоса», — продолжил экономист.
«В Пекине прекрасно понимают, что привлечение иностранного капитала в традиционные трудоёмкие отрасли экономики сегодня – это тупиковый путь, ибо стоимость рабочей силы в Китае растёт и китайская экономика утрачивает инвестиционную привлекательность в трудоёмких производствах. Делается ставка на тотальную модернизацию экономики, повышение производительности труда, переход на выпуск товаров нового поколения. В 2015 году партийно-государственным руководством была запущена десятилетняя программа «Сделано в Китае – 2025». В ней просматриваются очень далеко идущие стратегические цели, в том числе создание новых видов оружия», — подчеркнул Катасонов.
Однако, отметил он, Пекину приходится учитывать постоянные обвинения Запада в том, что он идёт против правил экономического либерализма, проводимого в жизнь такими институтами, как ВТО, МВФ, Всемирный банк. «Так, одним из требований, которые ВТО поставила Китаю после его вступления в эту организацию в 2001 г., было превращение китайской экономики через 15 лет в рыночную. Сейчас уже 2019 год, а Запад до сих пор полагает, что в Китае с его сильным государственным сектором и государственным регулированием рыночной экономики нет. В 2015 году Китаю удалось в МВФ добиться получения юанем статуса резервной валюты. Китай обещал сделать юань полностью конвертируемой валютой, но до сих пор она таковой не является», — продолжил Катасонов.
«Уже давно Запад твердит, что Китай не обеспечивает свободы для иностранных инвесторов, жёстко ограничивая их долей участия в капитале, так и набором отраслей, куда может прийти инвестор-нерезидент. Приводятся многочисленные примеры того, как китайские партнёры по бизнесу вымогают у иностранных инвесторов новейшие технологии, а иногда используют их для проникновения в иностранные «материнские» компании для промышленного шпионажа», — заметил он.
Катасонов отметил, что после прихода в Белый дом Дональда Трампа торгово-экономические отношения США и Китая стали подвергаться полной ревизии. «Вот данные по объему китайских прямых инвестиций в экономику США (млрд. долл.): 2016 г. – 45,6; 2017 г. – 29,0; 2018 г. – 5,0. Девятикратное сокращение за короткий период 2016-2018 годов! Вашингтон пытается и своих европейских партнёров заставить выставить барьеры на пути китайской инвестиционной экспансии. Чтобы выбить из рук западных оппонентов аргументы, Пекин в последние два года постоянно говорит, что он приступил к либерализации режима доступа для иностранных инвесторов. Обещания такой либерализации громко прозвучало с трибуны 19-го Всекитайского съезда КПК (октябрь 2017 года)», — отметил экономист.
Он также напомнил, что 15 марта сего года был принят закон о либерализации доступа иностранного капитала в китайскую экономику. «Закон об иностранных инвестициях должен вступить в силу с 1 января 2020 года. Полный текст закона пока не опубликован, поэтому комментаторы ссылаются на последнюю версию законопроекта, которая была в свободном доступе. Раньше китайские власти создавали два списка отраслей, доступных для иностранцев. Первый список – отрасли, куда доступ иностранному капиталу открыт; второй список – отрасли, закрытые для иностранцев. Первый список был очень коротким, второй – очень длинным. Теперь будет всё наоборот, а со временем, обещают китайские власти, «негативный» список должен вообще исчезнуть. Новым законом запрещается принудительная передача технологий и незаконное вмешательство правительства в деятельность иностранных компаний. Устанавливается уголовная ответственность для нарушающих эти правила чиновников», — добавил профессор.
«Иностранные компании критикуют этот закон за нехватку конкретики. Пекин обещает, что конкретика появится в подзаконных актах. Американская торговая палата в Китае заявила, что «в принципе» изменения её устраивают, но она обеспокоена тем, что такой закон был принят без консультаций с бизнесом. Правда, консультации начались после принятия закона – на Китайском форуме развития — 2019. На форум приехали представители многих компаний, входящих в топ-500 (Daimler AG, IBM, BMW, Pfizer, RTZ и др.), учёные известных исследовательских институтов, представители международных организаций. Главный интерес иностранных участников – закон об иностранных инвестициях. 25 марта премьер Госсовета КНР Ли Кэцян провёл встречу с представителями иностранных компаний – участниками форума. Главная мысль премьера – иностранные компании будут иметь в Китае такие же права, как и компании-резиденты; любые попытки дискриминации нерезидентов будет пресекаться и преследоваться в судебном порядке», — подчеркнул эксперт.
По его словам, Пекин рассчитывает, что в страну будут приходить лишь те инвесторы, которые представляют высокотехнологичные отрасли экономики и приносят новые технологии. «Государство планирует расширять поддержку высокотехнологичных секторов экономики с помощью налоговых льгот, а иногда и прямого бюджетного финансирования проектов. Правда, некоторые скептики считают новый закон однодневкой. Мол, закончатся переговоры с Трампом и политика Пекина в области иностранных инвестиций вернётся к прежнему», — заключил Валентин Катасонов.
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора