Куда «бежит» адмирал Евменов?

Максим Климов 26.05.2019 9:08 | Общество 201
«Князь Владимир» стал первой субмариной в отечественной истории, экипаж которой освоил устройство корабля и сдал все необходимые задачи ещё до того, как лодка вошла в состав ВМФ. Этот процесс шёл параллельно с заводскими и государственными экзаменами. Министру обороны генералу армии Сергею Шойгу доложил об этой новации командующий Северным флотом адмирал Николай Евменов.

Очередной успех? Как сказать… Ибо тема сокращения курсов и сроков подготовки экипажей подводных лодок в нашем ВМФ очень и очень неоднозначная.

Прецеденты по этой части, безусловно, были, например, экипаж РПКСН К-258 А.Н.Луцкого:

Первую задачу подготовили и сдали без проблем. Проблемы возникли с утверждением плана перехода на Камчатку. Некоторые «бепешники» (офицеры управления боевой подготовки флота) высказывали сомнения в готовности экипажа к самостоятельному переходу, начали поговаривать о необходимости вызвать с Камчатки перволинейный экипаж для перевода нашего «железа» к месту постоянного базирования, а нас, «несмышленышей», доставить «малой скоростью» рейсовым теплоходом. Такого унижения я, конечно, допустить не мог…преодолеть все инстанции в штабе флота удалось с трудом… Перед выходом в ракетные шахты загрузили ракеты в транспортном варианте, т. е. без боеголовок.
Так и пошли. 12 декабря 1972 года РПКСН К-258 ошвартовалась у пирса в бухте Крашенинникова. До конца декабря благоустраивались, осваивались на новом, теперь уже постоянном месте базирования. А с начала нового 1973 года интенсивно занялись боевой подготовкой. По результатам перехода на Камчатку мы закрыли задачу № 2 и часть элементов задачи № 3. Ближайшая цель — в кратчайший срок выйти по уровню боевой подготовки в 1-ю линию и войти в состав боевых сил постоянной готовности. Ожидалось, что первый боевой поход нам могут спланировать уже в мае-июне.

Существенным здесь является то, что на момент 1972 г. проект 667А был хорошо освоен ВМФ, отработаны соответствующие курсы подготовки. При этом, не смотря на огромное напряжение Холодной войны и острую потребность ввода РПКСН К-258 в силы постоянной готовности в самые короткие сроки, 3 курсовую задачу хорошо подготовленный экипаж «закрывал» уже на Камчатке, в составе «боевого» соединения (а не бригады строящихся кораблей).

РПЛСН «Князь Владимир» не просто «проект 955 с буковкой А», это фактически новый проект РПЛСН ВМФ, имеющий очень существенные отличия от предшествующих «Бореев». С учетом этого фактора сокращение сроков отработки экипажа вызывает откровенное недоумение. Особенно с учетом того, что для начала новый проект необходимо полноценно испытать (об этом, с некоторыми подробностями, ниже).

Здесь впору вспомнить слова недавно ушедшего от нас вице-адмирала Е.Д.Чернова и его книгу «Тайны подводных катастроф» :

…существует необоснованная состоянием дел в Подводных силах ВМФ тенденция на резкое сокращение времени, отводимого на боевую подготовку нелинейных экипажей при вводе их в первую линию …введение «Изменений и дополнений к Курсу Боевой подготовки атомных подводных лодок ВМФ» является серьезной предпосылкой к повышению аварийности, травматизма и гибели членов экипажей российских подводных лодок.
Куда «бежит» адмирал Евменов?
Вице-адмирал Е.Д.Чернов

Книга «Тайны подводных катастроф» стала в середине 2000-х годов причиной публичного конфликта между вице-адмиралом Черновым и адмиралом Ерофеевым. Не смотря на то, что с вице-адмиралом Черновым не во всем можно согласиться, книга была написана Профессионалом с большой буквы, и была, безусловно, крайне полезна флоту. К сожалению, несогласие с нею адмирал Ерофеев пошел высказывать в суд, который, с учетом местонахождения и гражданской должности Ерофеева, вынес «соответствующее решение». Это в значительной мере заблокировало серьезный (со вскрытием причинно-следственных связей) профессиональный разговор по проблемам ВМФ, в т.ч. аварийности.

На самом деле сутью этого личного конфликта адмиралов является одна из самых острых проблем нашего ВМФ, о которой из лиц командования ВМФ пытался (причем неудачно) публично сказать только командир многоцелевой подводной лодки К-244 кап.1 ранга Аликов (серия публикаций размещена на сайте http://k-244.ru]k-244.ru).

То, что привело к катастрофам К-429, К-219, К-278, – в первую очередь следствие традиционного нашего флотского «любой ценой». Хорошо написал об этом контр-адмирал Кириллов:

Комдива Ерофеева чаще всего приходилось видеть пришедшего с моря, в добела просолённом от морской воды реглане, в насквозь промокших походных сапогах, с воспаленными от недосыпания красными глазами, с многодневной седоватой щетиной на щеках. …Он появлялся в штабе, как правило, на 20-30 минут, чтобы снять обстановку в дивизии, дать самые необходимые распоряжения, — и снова в море теперь уже на другой подводной лодке, с другим экипажем. И так месяцами…

И здесь уместно вспомнить фразу американского адмирала Х. Риковера:

Я хочу, чтобы мой бодрый моряк встретил в море утомленного противника.


А теперь самое главное: в полном объеме всех руководящих документов ВМФ все требования руководящих документов по боевой подготовке невозможно выполнить физически. И этот «ком» того, что личный состав «обязан», но на что физически нет времени (даже если «все 24 часа» заниматься боевой подготовкой) растет год от года. Когда-то, спасением была система приоритетов («главное, что бы было сделано то, что обязательно должно быть сделано, и не сделано то, что категорически делать нельзя (как бы ни «давили»)). Если эта здоровая система приоритетов сломана (а это в большинстве случаев сегодня именно так!) то экипажи превращаются кораблей в заложников ситуации, успевая отрабатывать только «последние вводные».

Фактически сегодня сложилась ситуация, когда «случись что», уголовное дело, по «формальным основаниям», можно возбудить на любого командира корабля ВМФ, «состав» уже есть на каждого! 

Указанная проблема – «мина замедленного действия» под флотом. Вместо отработки действительно важных вопросов для боя и подготовки по борьбе за живучесть (БЗЖ) вынужден большей частью рефлексивно отрабатывать «очередные вводные», устранять «очередные замечания» «очередных проверяющих» (значительной частью пустого, формального, содержания). Дошло до того что, порой на кораблях к проверкам готовятся несколько комплектов суточных планов по которым якобы «отрабатывались мероприятия» (главное при этом, — не перепутать каким проверяющим какие суточные планы показывать).

Вранье и фальсификации стали неотъемлемой составной частью жизни флота.

Эту проблему нужно решать, нужно пересматривать руководящие документы, сводить их в систему, но это очень сложная и кропотливая работа, которая не только не отменяет но и подчеркивает необходимость разработки и внедрения «системы приоритетов», причем именно «приоритетов боя»!, и здесь опыт старшего поколения офицеров флота является, безусловно, востребованным.

Возвращаюсь к книге Чернова. Вопрос в том, что мало выделить «штатное время» для отработки задач. Если «опытный» старшина команды трюмных своими руками открывает забортное отверстие, фактически топит лодку (как это было на «Комсомольце»), это говорит не столько о «недостатке времени на подготовку» сколько о системных проблемах ВМФ подготовки по борьбе за живучесть (БЗЖ).

Отдельный вопрос, мимо которого нельзя пройти, – «произведение» Рязанцева В.Д. «В кильватерном строю за смертью». Фактически эта книга является сведением «личных счетов» Рязанцева с бывшим командованием Северного флота (их фактические действия и ошибки – предмет отдельного разговора). На простые вопросы типа как «его версия» соответствует поднятым обломкам торпеды «события №1»?, Рязанцев ответить не в состоянии, — вещдоки его даже не интересовали… В 2003 г. Рязанцев был в составе комиссии Минобороны на Камчатке. В это время в 8 Учебном центре (Вилючинск) стояла разрезная учебная «толстая» торпеда, были специалисты, имевшие огромный опыт эксплуатации этих торпед, однако никакого интереса к матчасти и уточнения своей версии Рязанцев не проявил. Но больше всего в его книге поражает абсолютно «дикий» уровень незнания оружия и технических средств, тактики, противника, продемонстрированного автором. Возникает вопрос, – как лицо с таким уровнем «подготовки» могло занимать высокие адмиральские должности?

Со всем этим мы получили сегодня фактическое уничтожение дискуссий о флоте. Критические и хорошие аналитические публикации ветеранов ВМФ сегодня, увы, — практически единичны.

Сегодня не нашлось никого, кто мог бы компетентно и жестко высказаться по обозначенному в начале статьи сокращению сроку подготовки экипажей подлодок (подчеркну, уверен, будь жив сегодня вице-адмирал Чернов, — он бы не промолчал).

Тем более когда с боевой подготовкой подплава на Северном флоте имеются очевидные серьёзные проблемы….

Пример 1. Фильм RT 2016г. «Балтийский флот» (подводная лодка «Магнитогорск» в фильме с Северного флота).

«Сдача зачетов» по простому вопросу Международных правил предотвращения столкновений судов (МППСС) старпомом (!) командиру подлодки, оценка «3-».

Старший помощник командира подводной лодки (!!!) несет вахту со… «шпаргалкой» в виде «Справочника вахтенного офицера».

Фраза старпома про «скоро ночь, и следующий вахтенный офицер будет стоять и читать ее с фонариком», демонстрирует не просто «нулевой» уровень подготовки этого экипажа, а то, что не нашлось ни одного офицера в органах управления флота, кто бы это увидел и пресек!

Там же (в фильме RT) показана попытка фактически взорвать боевую торпеду 53-65К при погрузке.

Грубейшая ошибка – загрузка торпеды в отсек через торпедный аппарат была начата до того, как был снят бугель наружной транспортировки. Дальнейшее несанкционированный подъем стрелы крана вверх мог привести к «залому» торпеды в нише торпедного аппарата, в районе кислородного и керосинового резервуара, с потерей их герметичности и взрыву (плюс более 300 кг хорошей взрывчатки в боевой части).

«Все хорошо, прекрасная маркиза» — на пирсе «это» (с воплями командира минно-торпедной боевой части на видео) спокойно наблюдает командир подводной лодки и снимает съемочная группа RT…

Пример 2 (дизельная подлодка Северного флота). На фото газеты «Страж Балтики» «корсары океанских глубин», снаряжая регенерацию в грязных и засаленных китайских перчатках пытается устроить взрыв и пожар в торпедном отсеке. Палубой выше – боезапас, в т.ч. кислородные торпеды 53-65К!

Мусор на заднем плане (коробки и сохнущие носки) это не только показатель крайне низкой «морской культуры», но и прямая предпосылка к забиванию приемного кингстона и невозможности орошения боезапаса «по кольцу»!

Повторюсь, вопрос не к этим матросам (их просто не научили), а к крайне низкому уровню офицерского состава, и их начальников, и видевших это фото и не заметивших грубейших предпосылок к катастрофе.

Примечание: нормы содержания кислорода на фото «Боевой вахты» указаны устаревшие, отменены как один из «уроков «Комсомольца» (видимо забытым, при том, что именно повышенное содержание кислорода в кормовых отсеках стало причиной интенсивного пожара на «Комсомольце»).

Да, приведенные примеры являются скорее исключением, и безусловно в ВМФ есть экипажи с хорошей профессиональной подготовкой.

Однако сам факт наличия таких примеров «дикой» некомпетентности говорит о серьезных проблемах системы боевой подготовки подводных сил ВМФ, о необходимости хорошо и тщательно «осмотреться в отсеках». 

Очевидно, что в этих условиях сокращение сроков подготовки экипажей ПЛ ВМФ не имеет под собой никаких оснований.

Однако здесь есть еще одна проблема – испытания, т.к. речь идет о подводных лодках новых проектов (955А и 855А).

У нас принято считать, что мы якобы имеем «большие проблемы» в надводном кораблестроении, а с «подводным (якобы) все в порядке». Реальная ситуация противоположна. Если в надводном «рвануло» «до самого верха», случились ряд необходимых «кадровых решений», были реально вскрыты многие проблемы и они реально устранялись (наглядный пример чему фрегат «Адмирал флота Советского Союза Горшков»), то в подводном кораблестроении сложилась система замалчивания и сокрытия проблем, проведения испытаний в заведомо упрощённых условиях. Самым большим позором нашей новейшей кораблестроительной программы является заказ 160, – «Северодвинск» проекта 885.

Автор уже касался ранее ряда проблем проекта 885 (статья 2014 г. «Подводные камни «Северодвинска». История с недовооружением АПЛ третьего поколения не должна повториться»).

Учитывая принципиально иной торпедный комплекс и новую торпеду, напрашивался следующий (минимальный!) перечень только «зачетных» испытаний «Физиков» с «Ясеня»:

— отстрел всех торпедных аппаратов на максимальной скорости стрельбы без телеуправления;
— отстрел всех торпедных аппаратов на максимальной скорости стрельбы с телеуправлением;
— в сочетании со стрельбой по различным целям, одиночной и залповой (в том числе с телеуправлением) в условиях гидроакустического противодействия (ГПД), регистрацией и замером шумности выстрела и торпед (в том числе, – и это очень важно, – дискретных составляющих).

Отдельный вопрос – испытания с применением торпед в Арктике, аналогичные регулярно проводимым ВМС США противолодочным учениям с торпедными стрельбами ICEX (с последующим подъемом выстреленных торпед из-подо льда).

С учетом неизбежных накладок испытаний нового корабля это должно было составить десятки выстрелов (и это только торпедой «Физик-1»)…

Применительно к АПЛ «Северодвинск» и ее торпедному комплексу мы имеем явно недостаточный объем испытаний.

В качестве подтверждения важности поднятых вопросов можно привести фото ВМС США с повреждениями водомета торпеды Мк48, вследствие залома ее в торпедном аппарате.

Бортовые торпедные аппараты в ВМС США доводились длительное время, с проведением существенных доработок ПЛА ВМС США. Об аналогичных проблемах на 885 проекте свидетельствует заметное изменение обводов корпуса на его модернизации – проекте 885М в районе волнорезных щитов торпедных аппаратов.

Очевидно, что такое изменением требует проведения заново не просто всего полного объема испытаний торпедных аппаратов, но и выполнения того что не было сделано на «Северодвинске» (под различными якобы «благовидными основаниями»).

Следующий вопрос – антиторпеды.

Сегодня эффективной противоторпедной защиты (ПТЗ) без антиторпеды быть не может. Все российские ПЛ обязаны иметь их в боекомплекте. Задача их оснащения и освоения реальная и должна быть решена в самые короткие сроки.

Несмотря на то, что надводные корабли давно и успешно стреляют антиторпедами, подобных сообщений по нашему подплаву «почему-то не слышно». Это, безусловно, является крайне тревожным признаком проблем с реальной боеспособностью подводных сил ВМФ.

Официально Минобороны антиторпеды «Ласта» были заявлены (на форме «Армия-2015») в боекомплекте РПЛСН «Борей-А».

Фото: forums.balancer.ru.

Принятие ВМФ новейшей РПЛСН «Князь Владимир» без антиторпед недопустимо (так же, как и без отстрела всех торпедных аппаратов различными торпедами при различных условиях, в т.ч. в залпе и с телеуправлением).

Другой крайне острый вопрос — средства гидроакустического противодействия. В статье контр-адмирала Луцкого в «Морском сборнике» № 7 за 2010 г. говорится:

строящиеся ПЛ проектов «Ясень» и «Борей» предлагается оснастить системами ПТЗ, технические задания на разработку которых составлялись еще в 80х годах прошлого столения, результаты исследований эффективности этих средств против современных торпед свидетельствуют об исключительно низкой вероятности непоражения уклоняющейся ПЛ

С мнением Луцкого согласны все объективные специалисты по тематике (причины этого ясны и понятны). При этом проблема с этими комплексами ГПД не в «мелких недостатках», а фундаментальных ошибках головного разработчика (СПБМ «Малахит»), о которых он прекрасно знает много лет, и скрывает. Данный случай тот, когда о «терапии» речи уже быть не может, критически важный вопрос противоторпедной защиты наших подлодок требует «хирургии»!

И тем более удивительно видеть изделия, о крайне низкой эффективности которых обоснованно писал в 2010г. Луцкий, сегодня в ГОЗ (на сайте госзакупок).

Очевидно, что они могли быть приняты ВМФ только с подлогами при проведении испытаний (например проведения их только против заведомо устаревших торпед).

Испытания комплекса, о котором писал А.Н.Луцкий, должны быть проведены повторно (уже в объективном виде) при сдаче «Князя Владимира» и «Казани» для вскрытия реальной обстановки и принятия необходимых решений (как технических так и кадровых).

Испытания в ледовых условиях.

У нас вообще никогда не проводилось торпедных стрельб в Арктике, подо льдом с включенными системами самонаведения. При этом наши «партнеры» проводят там ежегодные противолодочные учения с групповым применением субмарин и отстрелом до двух десятков торпед на одну подлодку.

Подъем торпед Mk48 из подо-льда, учения ICEX ВМС США. (фото:defpost.com)
ВМФ РФ (и СССР) такого не делали ни разу.

Пока мы в Арктике занимаемся «патрулированием с элементами фитнеса», противник отрабатывает там жесткую боевую подготовку, находясь в готовности к немедленному уничтожению наших подлодок с получением приказа.

В случае реальных боевых действий, подо льдом наши подлодки в дуэльных ситуациях с ПЛА ВМС США ожидает расстрел.

Вышесказанное только часть проблем по заказам проектов 885М и 955А, и с учетом всего объема необходимых (объективных!) испытаний не может быть и речи о их завершении в 2019г.

Автор считает вполне нормальным принятие ВМФ этих заказов в 2020г., даже с перечнем недостатков. Но при условии реального объективного проведения всех необходимых испытаний, вскрытия проблем и недостатков, и жесткой постановки вопросов перед промышленностью по их устранению

Очевидно также и то, что курсы подготовки экипажей на новые подлодки могут появиться в завершенном виде только после завершения этих испытаний, и ни о каких сокращениях времени здесь речи быть не может.

Заявление адмирала Евменова о «сдаче всех задач» экипажем «Князя Владимира» и его «готовности» не имеет под собой оснований, и вызвано, видимо, интригами промышленности.

Последнее.

Главнокомандующему ВМФ РФ Адмиралу Флота В. И. Куроедову.
О целесообразности учреждения в структуре Главкомата ВМФ Управления подводного плавания ВМФ… Подводные лодки как род сил ВМФ обладают особенностями, вследствие которых их эксплуатация (боевая и повседневная) и управление ими в значительной степени отличается от эксплуатации и управления надводными кораблями. Это обстоятельство определяет необходимость специальных подходов к обучению и практической подготовке, как экипажей подводных лодок, так и органов боевого и повседневного управления ими.

Вице-адмирал в отставке Е. Чернов
20 мая 2000 г.

Наличие острых проблем с строительством подводных лодок, их боевой подготовкой и вопросами применения по предназначению не просто требует вспомнить и наконец-то реализовать рапорт вице-адмирала Чернова, сегодня требуется гораздо более глубокое решение: создание в Главном командовании ВМФ Управления подводной войны с выделением из состава специальных служб ВМФ соответствующих «подводных» подразделений и подчинения их Управлению подводной войны.

Послесловие от 04.04.19.
В статье содержится ошибка, – по тезису с погрузкой торпеды 53-65К (в самой статье сохранен исходный текст).
Автор проходил службу на атомных ПЛ, с загрузкой торпеды в отсек с торпедопогрузочного устройства (ТПУ) устройством быстрого заряжания (УБЗ). На дизель-электрической ПЛ проекта 877, как было указано читателями, установлен ручной привод загрузки торпеды в отсек, соответственно залом торпеды в нише невозможен.
При этом, все остальные тезисы автор не только подтверждает, но и полагает необходимым добавить:

В ближайшем номере «НВО» (5 апреля) должна выйти статья автора по особенностям и методике подледных торпедных стрельб ВМС США.
Напомню что вопрос проведения таких стрельб у нас ставился инициативными офицерами многократно, а заявления официальных лиц Министерства обороны об этом (якобы их «проведении»), например п-к Волосатов
п-к Волосатов

Еще большее удивление вызывают высказывания о том, что силы ВМФ не отрабатывают учебно-боевые упражнения в Арктике. Вероятно, Максим Климов не утруждает себя обычным мониторингом новостной информации на эту тему.

не только не имеют оснований, но, похоже, что эти должностные лица настолько некомпетентны, что даже не понимают о чем идет речь.
Пусть, заместитель Конашенкова Волосатов, попробует привести хоть один пример «новостной информации» от Минобороны по этому вопросу (о фотодокументах, аналогичных ICEX, речь уже не идет)! Такой «информации Минобороны» просто нет, как и нет фактов таких учений ВМФ РФ!
В последний разговор (несколько лет назад) автора, с одним из инициаторов проведения таких стрельб в ВМФ РФ, заслуженным и уважаемым на флоте капитаном 1 ранга, им была сказана фраза:

Я сломался … Я ни во что уже не верю … Ничего нельзя изменить…

человек просто устал бороться…

Более того, по состоянию на 2013г. (ухода из жизни адмирала Сучкова, — последнего высокопоставленного должностного лица, пытавшегося реально изменить ситуацию по этой тематике), в комплексе вооружения «новейшего» проекта 885, то, что обеспечивало подледное применение им торпедного оружия и было технически заложено, … было заблокировано программно.
У автора имеются основания полагать, что и на сегодня ситуация аналогична (в т.ч. и для новейшего проекта 885М). 
Что это? «Исключительная глупость»? Или беспринципность ответственных должностных лиц? Или сознательный саботаж? Это пусть решают сами читатели.

Об этом многократно докладывалось, об этом знают все ответственные должностные лица, в т.ч., очевидно должен знать, и Командующий Северным флотом адмирал Евменов.
Замечу только то, что некоторыми высокопоставленными руководителями ОПК, в «закрытом формате», ставился вопрос о сознательном саботаже по тематике нашего морского подводного оружия и средств подводной войны.

По официальным заявлениям ВМФ и Минобороны, по итогам боевой подготовки за 2018г., ни одного приза Главкома носителями с торпедой «Физик-1» (единственной нашей торпедой, чье применение в ледовых условиях может быть эффективным) получено не было. С учетом того что «Физик» имеет наиболее высокие ТТХ из всех отечественных торпед, следует логичный вывод о наличии очень серьезных проблем с освоением этой торпеды на флоте.
Ничего удивительного в этом нет, и причины этого давно известны: малая, заведомо недостаточная статистика стрельб, крайне высокая (завышенная) стоимость выстрела, беспринципная позиция к вопросам эффективности торпедного оружия ВМФ руководителей предприятий: ГНПП «Регион», НИИ «Мортеплотехники» и завода «Двигатель» (к чему можно добавить, очевидно продолжающиеся, интриги против этой торпеды «некоторых лиц»).
Все это было известно давно, и продолжается, видимо до сих пор.
2014г«Подводные камни» «Северодвинска» 

Обращает внимание исключительно высокая стоимость выстрела торпедами «Физик-1» (особенно для работ на севере с «Северодвинска» – более восьми миллионов рублей). Фактически такая стоимость «убивает» торпеду «Физик-1», исключая ее эффективную модернизацию и нормальное освоение на флоте по причине запредельной стоимости испытаний и боевой подготовки….Цены должны быть пересмотрены, а переприготовление торпед после стрельбы следует производить на флоте с участием представителей промышленности, но под наблюдением флотских специалистов….
… нужно восстанавливать практику стопроцентной пристрелки (отстрела) всех выпущенных тепловых торпед. Это даст и статистику, и надежность, и уверенное освоение нового оружия.
… необходимо проведение аналогичных американским ICEX ледовых испытаний со стрельбами новыми торпедами и средствами противодействия

Для полноценного освоения «Физиков» и обеспечения их высокой боевой эффективности необходимы массовые торпедные стрельбы флотом (в т.ч. с носителей третьего и второго поколения), в т.ч. в сложных условиях (применения средств противодействия, подледных условиях, и т.д.) и жесткая постановка ряда проблемных вопросов перед промышленностью.
До тех пока этого не будет сделано, ни о каком полноценном освоении флотом «Физика» не может быть и речи. Обмануть можно людей, но не «железо» (матчасть).
В развернутом и подробном виде, эти вопросы многократно ставились, и автором, и рядом специалистов, однако позиция ВМФ по ним, мягко говоря, «странная», — в «стиле авось проскочим/пронесет», — «войны все равно не будет».

Осенью 2015г., по вопросам и проблемам освоения флотом «Физиков», автор этой статьи докладывал ВрИО Главкома ВМФ вице-адмиралу Федотенкову А.Н., после этого должен был состояться доклад Начальнику департамента ГОЗ Минобороны Вернигоре А.П., однако интригами ряда лиц было сделано все что бы это сорвать.
С учетом официальных удручающих «итогов» торпедной подготовки ВМФ на конец 2018г., полагаю целесообразным публично озвучить «допустимую для СМИ» часть «предложений 2015г.» по «Физику»:
Введение не просто 100% пристрелки (отстрела в практическом варианте) всех выпущенных торпед (автор не готов поручиться за достоверность, но в американских источниках, встречалась информация, что торпеда Mk48 попадает в боекомплект ПЛА ВМС США после выполнения 5 практических выстрелов ею (!)).
Причем это необходимо выполнять не в «аквариумных условиях» «озер и других полигонов», а непосредственно на флотах, по схеме: подводная лодка, перед приемом торпедного боекомплекта, принимает все эти торпеды в практическом варианте и отстреливает их все с телеуправлением по себе, торпедоловам, … с различными вариантами их применения и использованием средств противодействия. После отстрела всех торпед в практическом варианте и при успешных результатах стрельб, они переприготавливаются в боевом варианте и выдаются в боекомплект. При неудачных стрельбах, – их повторение (с устранением вскрытых недостатков) вплоть стабильных успешных результатов.
Тем «кто в теме» сразу становилось ясно в чем был «умысел замысла» этих предложений, и за счет чего, при их реализации, стоимость переприготовления (выстрела) торпед неизбежно бы резко снизилась. С учетом развала в ходе «сердюковского реформирования» системы торпедного обеспечения ВМФ, флот сегодня имеет весьма ограниченные возможности самостоятельно решать свои проблемы. Единственным реальным вариантом является заставить делать это промышленность. Т.е., сделать технические проблемы флота с торпедами, проблемами не просто промышленности, — а личными проблемами «первых лиц» ОПК (как это произошло, например, с фрегатом «Адмирал флота Советского Союза Горшков»).
Но для этого от флота требуются организационные решения, — хотя бы на уровне не скрывать проблемы, не бояться докладывать о них высшему военно-политическому руководству.

Осенью 2006г. у автора этой статьи состоялся разговор с Начальником Управления противолодочного вооружения ВМФ (УПВ ВМФ) контр-адмиралом Мелентьевым Г.В. (человеком весьма неоднозначным и крайне осторожным).
Буквально перед самым разговором, Мелентьеву доложили телеграмму Гендиректора Концерна «Гидроприбор» Осипова В.А. с «предложениями» по сдаче головного заказа проекта 955 «Юрий Долгорукий». У осторожного Мелентьева просто «клокотало» от возмущения от этих «предложений»! А теперь «очень хороший вопрос», — с чем все-таки был сдан промышленностью «Юрий Долгорукий»? И еще более «хороший», — а с чем «Юрий Долгорукий» сегодня?
Ну и совсем «замечательный вопрос», — с чем адмирал Евменов уже готов принять головной РПЛСН проекта 955А «Князь Владимир» уже в этом году? 
Может быть все-таки пора начать ставить жесткие вопросы перед промышленностью, — и в части нашего подводного кораблестроения (как это уже произошло (увы, только частично) с надводным)?

Проблемы настолько критичны, что вопрос стоит даже не по боевой эффективности подводных сил, а о возможности просто безопасно ходить в море (особенно лодкам старой постройки, не прошедших всех положенных ремонтов).
«Хороший вопрос», – докладывало ли командование ВМФ Верховному главнокомандующему, о том что по указанной выше причине флот в середине 2000х едва не получил свой «Трешер» (ПЛА ВМС США, погибшую на глубоководном погружении в 1963г.) причем «типа Курск»? Спасла мгновенная реакция (счет шел на секунды) хорошо подготовленного экипажа… Полагаю, что в случае объективного доклада от этом Президенту, вопрос с средними ремонтами и модернизацией 3 поколения был бы решен быстро и самым решительным образом. Сегодня же, — модернизация многоцелевых лодок 3 поколения фактически сорвана, на ни одна из них его до сих пор не прошла

Средства противоторпедной защиты.
Десять лет, на марте 2009г., автор этой статьи, обнаружил на сайте госзакупок, данные по поставке новых приборов противоторпедной защиты «Вист-2» на Тихоокеанский флот:

ИЗВЕЩЕНИЕ № 253/10/9 … на поставку изделия «Вист-2» для нужд Министерства обороны … в 2008 году. Предмет государственного контракта Изделие «Вист-2» ТБКЕ.365.161.009 ТУ – 20 шт.
Место поставки продукции:
• 5 шт. – Приморский край, г. Партизанск;
• 15 шт. – Мурманская область, п.Росляково.
Начальная (максимальная) цена контракта (цена лота) 15000,0 тыс.руб.
Сроки (периоды) поставки: Срок отгрузки – не позднее 25 ноября 2008 года

Прибыл с докладом к Командиру 16 эскадры ПЛ ТОФ контр-адмиралу Евменову. Предложения были:
получить 5 уже поставленных в Партизанск «Вистов», изучить, отстрелять один из них при выполнении практических торпедных стрельб, по результатам, – принять в боекомплект (в первую очередь для дежурных РПЛСН и сил боевой службы). Далее, – затребовать поставку дополнительных «Вистов» для всех ПЛ эскадры.
На момент 2009г. приборы (СГПД) «Вист-2» обладали определенной эффективностью, т.к. массовой торпедой ВМС США на тот момент была Mk48mod.6 (поставки новой Mk48mod.7, практически «обнулившей» эффективность прежних средств противодействия, только начинались).
Для РПЛСН боевой службы, применение «Вистов» в случае внезапной торпедной атаки, могло дать возможность если не уцелеть, то хотя бы успеть доложить на берег (что уже является информацией и возможностью стратегического значения).
Более того, практика ПЛА ВМС США заключается не только в ведении постоянной разведки прилежащих к базам ВМФ вод, и слежения за нашими ПЛ, но и преднамеренной «подставы» под наши торпедные выстрела (с целью сбора развединформации по нашему торпедному оружию), и даже имитации стрельбы торпедами по нашим ПЛ (такие случаи в 16 эскадре ПЛ в 2000х годах были…)
Дословный ответ (и завершение разговора) контр-адмирала Евменова был:

— Мне это не интересно…

Да, «десять лет прошло», «было-ли», «не было ли» …
Только вот есть очень простой вопрос – были ли эти «Висты» из Партизанска в 2009г. приняты в боекомплект 16 Эскадрой ПЛ? Или же все это так и оказалось «не интересным»…

После упомянутого доклада, автору вспомнился вопрос 5-летнего сына (после просмотра им видео с военной техникой и посещения выставки вооружений):

— А есть ли «помехи» на лодках???

– «замечательный вопрос», — 5 летнего ребенка, с учетом того, что через 5 лет после него, контр-адмирал Луцкий писал в «Морском Сборнике»:

Нынешние средства противоторпедной защиты отечественных ПЛ неэффективны против современных зарубежных торпед

Сыну тогда пришлось объяснять, что «торпеды наводятся ушками», и поэтому «есть специальные выпускаемые шумелки».
Подумав некоторое время, он, рисуя «каракули» с «траекториями», задумчиво «выдал»:

— А что будет если торпеда наводящаяся на «шумелку» промахнулась и выходит лодку?

— т.е. ребенок в 5 лет интуитивно пришел к пониманию понятия «зона подавления СГПД»!
В 7 лет, на борту «батона» (проект 949А) его первым вопросом было:

— Покажи, где выпускаются «шумелки» …

В 8 лет, на борту 971 проекта, состоялся его диалог со мной:

— А что за маленькие «торпедные аппараты» в «носу»?
— Для «шумелок».
— Это хорошие «шумелки»?
— Да.
— А почему их тогда на «батон» не поставили?!?!?

Генеральный конструктор проекта 949А Баранов И.Л. прокомментировал этот диалог фразой:

— От таких вопросов впору стреляться …

И это не было «шуткой» от «вопросов ребенка», это было скорее «камнем на сердце» от реально «тяжелых вопросов» для уважаемого Игоря Леонидовича (того, что АПКР проекта 949А так и не получили эффективных СГПД и пусковых установок для них) …
А теперь очень простой, и одновременно, очень сложный вопрос, — почему маленький ребенок понимал важность и значение для ПЛ современных средств противоторпедной защиты, а целый ряд наших адмиралов просто игнорировали и игнорируют этот вопрос (и проблемы с ними)?
Вопросы проведения объективных испытаний наших СГПД против новых торпед многократно ставился автором и рядом других инициативных офицеров, однако «интереса» у командования ВМФ не вызывали (причем со стороны промышленности этому было яростное противодействие). Причины известны, – результаты таких испытаний (при условии их объективного проведения) будут заведомо «разгромны и скандальны».

Автор, разумеется, не знаком с Программой Государственных испытаний РПЛСН «Князь Владимир», однако имеет веские основания полагать, что из нее были заведомо исключено выполнение, «проблемных» мероприятий.
Например, — стрельбы «Физиком» с телеуправлением по самому «Князю Владимиру», применяющему при этом свои же средства «противодействия» (о которых писал контр-адмирал Луцкий в 2010г.). Вроде был чего ж проще? – «все ж готово», адмирал Евменов «однозначно примет заказ в 2019г.», … и экипаж «готов» (погрузить боевую «Булаву», и «сразу в автономку»)…
А не проводятся такие мероприятия по очень простой причине, — немедленно будет вскрыта реальная картина полной беззащитности от современных торпед наших, даже новейших подлодок, и абсолютную необеспеченность боевой устойчивости МСЯС…
Итог всего этого, – полная небоеспособность ВМФ РФ к ведению подводной войны с современным противником. 
Если бы на месте сбитого турецким F-16 в Сирии нашего Су-24 оказался бы «новейший» «Северодвинск», атака турецкой ПЛ по нему, с большой вероятностью, оказалась бы для него фатальной (как и для любой другой отечественной ПЛ).
Возникает вопрос, – какова позиция, и что докладывает военно-политическому руководству по этой, реальной, обстановке Командующий СФ адмирал Евменов? В т.ч. с учетом фактически неготовности его флота решать задачи по предназначению…
При этом практически все проблемы по этой части не представляют технических сложностей, могут и обязаны были быть решены «еще вчера». Если только их действительно решать, а не замалчивать, «авансируя обещания» принять «кота в мешке» в этом же году…

Сейчас на главной
Статьи по теме