Мы являемся результатом того, о чём думаем. И наша страна является тем же…

Владимир Ступинский 13.10.2020 11:28 | Политика 65

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Фото отсюда: https://a.d-cd.net/feab45s-960.jpg

О том, что ничего в жизни России изменить нельзя, что путинская либеральная власть пришла навсегда, режим без большой крови никогда ни с чем не расстанется, приходится слышать и читать каждый день по многу раз. Иногда возникает стойкое убеждение, что это ольгинская контора троллей, тех, что в соцсетях нахваливают власть и ругают оппозицию, сменила темник и переключилась на мистику и фатализм.

Есть ещё другая крайность. Вот раньше, при СССР, было хорошо. Давайте вернёмся в прошлое. Легализуем конституцию 1977 года, восстановим СССР, и ничего нам больше не нужно, никаких программ от профессора Сулакшина, никакой борьбы за будущее России. Потому что всё лучшее — в прошлом.

Обе такие постановки вопроса не имеют ничего общего с рациональным, с позитивным, с революционным. Скорее даже так: они работают на действующий режим. На его удовлетворение и даже усиление, в то время, когда настрой российских масс обязан работать на десакрализацию власти и её низвержение с орбиты, с параллельной работой по нравственному очищению и социально-экономической реанимации России.

Кто сказал, что ничего нельзя изменить? Гераклит из Ефеса говорил «Все течет, все изменяется». Будда констатировал «Смешно думать, что кто-то другой может сделать тебя счастливым или несчастным», ему принадлежит и другая философско-побудительная фраза «Победить себя — бОльшая задача, чем победить других». «Как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» — Библия (Иак.2:26).

Если первые христиане, у которых, как и у нынешних россиян, не было особых причин надеяться на перемены в обществе и власти, не верили бы в своё дело, в его правоту и святость, то христианство никогда не стало бы одной из мировых религий и духовных школ. По своему влиянию иногда даже выше, чем государственная власть. Если бы Ленин не верил в социалистическую революцию и будущее своей страны, то у России был шанс исчезнуть с карты мира ещё в 1918 году, развалившись на несколько внешне управляемых периферий. Если бы Махатма Ганди не верил в мирную деколонизацию Индии, если бы не изрекал «найди цель — ресурсы найдутся», то не было бы ни современной независимой Индии, ни цели, ни ресурсов.

Почему распались «Битлз»? Потому что пресытились славой, успехами, гордыней, и никто ничего не хотел менять. Пол Маккартни в интервью британскому журналисту Дэвиду Фросту сказал: «По сути, на тот момент группа рассыпалась сама по кусочкам, и никто из нас не хотел предпринимать каких-либо действий по её спасению».

Наши мысли позволяют делать правильные поступки, а правильные поступки формируют правильные привычки, правильные привычки приводят нас к благословенной жизни. И наоборот — неправильные мысли рождают неправильные поступки, неправильные поступки приводят к неправильным привычкам, а те в свою очередь приводят к разрушению нашей жизни.

Кто-нибудь обратил внимание, как за три десятка лет ценности, на которых воспитывались наши отцы и деды, да и большинство из нас, были низложены и доведены до осмеяния? Альтруизм заменён эгоизмом. Ложь подменила правду. Вместо любви — секс. Вместо дружбы — партнёрство. Вместо совести и нравственности — в тренде наглость и порочность.

Дети воспринимают присущие российскому/советскому обществу ценности как нечто чуждое, непристойное, не модное. Это доказательство тому, что всё меняется. Но меняется, увы, в ту сторону, которую бы нам не хотелось. При этом мы все тридцать лет выступали в роли пассивных наблюдателей и соглашателей. В лучшем случае — критиков за углом, где нас никто не услышит, кроме своей совести. Сами отказались от своих ценностей, а теперь стонем, что «ничего изменить нельзя».

Кто хочет, тот меняет. Мы являемся результатом того, о чем мы думаем. Так говорили великие. Государство является плодом общественной мысли. Ничего нельзя изменить в прошлом. Но можно менять своё будущее. Факт доказанный. И речь здесь не о хорошо известном феномене, когда подлинные изменения распыляются на сотни «малых дел». Подмести улицу, посадить дерево, покрасить памятник, написать добрый стих. Это хорошие дела, но они ничего не меняют в государстве глобально, а всего лишь успокаивают совесть.

Мир не так сложен, как кажется. Сильные мира не так сильны, как мы о них думаем, и мать-история предоставляет нам сотни доказательств тому. Низвергались самые жестокие диктатуры, распадались самые крепкие государства, мирились самые непримиримые враги, трансформировались самые консервативные идеологии.

Бессознательное пораженческое утверждение «ничего нельзя изменить» — это очень удобная позиция по жизни. Она оправдывает тебя в глазах общества. Ты ведь хочешь что-то менять в стране, но в ней есть те, кто не хочет. И они сильней меня. Да, они есть, и они действительно сильней. Их не победишь в честном политическом противостоянии. Этот бессознательный конфликт, увы, не решается магическими цитатами из паблика на своей страничке в соцсети. Даже если ее лайкнули тысячи читателей.

Особенно удобная позиция тех, кто топит за «восстановим СССР». Они ведь на 99% понимают, что ничего вернуть невозможно. Они все знакомы с платоновским посланием человечеству «Нельзя дважды войти в одну и ту же реку». Но так удобней перед своей совестью и окружением. Я ведь за всё хорошее, а всё хорошее было в прошлом, в Союзе. Можно даже критиковать оппонирующую путинизму программу нравственного государства, обнародованную Центром Сулакшина. В ней ведь нет ничего про СССР? В ней нет ничего про конституцию 1977 года? Ату её, не читая! Какая удобная и неуязвимая позиция. Это называется ни нашим, ни вашим. Это называется — всё им — Путину и возглавляемой политической группировке. То есть — работа на действующий режим.

Что на этот счёт говорит Программа Сулакшина? Она выдвигает иную, но обстоятельную и понятную всем формулу: «Вернуть в страну нравственность и справедливость, труд и свободу, суверенность и идентичность».

Возвращение в Россию нравственности и справедливости, труда и свободы, суверенности и идентичности — это не возврат страны в прошлое, это необходимое для ее оздоровления и развития спланированное возвращение в нашу жизнь утраченных смыслов, ценностей и целей, потенциалов развития, ума, чести и совести, истинных свобод человека, социальной гармонии, нравственности и справедливости; это восполнение утрат и преодоление деформаций постсоветского периода, периода либерализма-путинизма.

Это возвращение важнейшего принципа для истинных человека и человеческого общества — «интересы всех и каждого». Все перечисленное является обязательным условием выхода страны из тупика и ее прорыва в будущее. Главный рабочий алгоритм Программы — это последовательное и системное приведение страны в состояние живого, здорового, самостоятельно развивающегося социально-политического организма и государства, ее системное переустройство, мирное и законное формирование нового, более успешного и прогрессивного строя, имя которому «Настоящий социализм».

Высшей конечной целью преобразований и государственного управления является построение нравственного, справедливого, идентичного, суверенного государства; нравственного, справедливого, свободного общества; воспитание нравственного, справедливого, свободного человека. Это не возврат в СССР, что невозможно ни по каким параметрам. Но это вывод нашей страны и каждого её человека в новую реальность, намного более перспективную, чем та, которая была пережита и закончилась поражением в холодной войне и распадом. И её дальнейшим уродование ельцинизмом-путинизмом.

Настоящий социализм в понимании Программы Сулакшина — это устройство государства и общества, достигающее максимального всеобщего блага, как блага всех и каждого, формирующее Человека истинного и делающее человеческое общество истинно Человеческим. Успешность России — это постоянное достижение ее открыто провозглашенных целей развития в высших интересах человека, общества и государства.

Можно ли достичь этой цели? Можно, если на это будет воля большинства граждан страны! Как уже было сказано, государство является плодом общественной мысли. То есть, мысли каждого из нас: того, кто читает эти строки, кто их передаёт из уст в уста, кто делает их репост. Каждый день формируя эту самую общественную мысль и включаясь в организационно-просветительскую работу.

Для реализации цели есть три пути. Победить на выборах. Он в условиях путинизма нереализуем. В любом случае на вершину пирамиды будет воздвигнут член «семьи» или управляемая марионетка, которую уже сегодня можно отследить по мощной раскрутке, многочисленным выступлениям на федеральных каналах. Ни член «семьи», ни марионетка не будут реализовывать установки, заложенные в программе «настоящий социализм». Это уже должно было стать понятно всем.

Второй путь — мирная и законная добровольная отставка всей правящей группировки, а не показушная замена Медведева на Мишустина с сохранением всей вертикали и всех персоналий (только на других постах). Второй путь предполагает передачу власти иным — переходным — лидерам и силам. Как видим, вероятность такого сценария незначительна, так как режим навязывает общественному мнению тезис о транфере власти, то есть о её передаче лицам, входящим в состав кооператива «Озеро». Или как его переназвал в твиттере Степан Сулакшин, кооператива «Океан».

Третий вариант наиболее вероятен. Он может быть реализован в результате срыва мирного и законного политического процесса (незаконного свержения или самопроизвольного распада действующей власти). Режим уже объявил наступление на основы конституции, фактически начав конституционный переворот с дальнейшей узурпацией власти. На горизонте замаячили угрозы неуправляемости государства и вероятного распада страны. То есть финиш этого процесса может обрести не самые мирные контуры. И к нему ведёт страну сам политический режим Путина.

Это для опытного наблюдателя и аналитика уже становится очевидным. Реализация третьего варианта возможна исключительно при стремлении сил, обретающих временные позиции власти, восстановить мирный и законный политический процесс. Причём в наиболее короткие сроки. Это путь рискованный и крайне нежелателен для страны. Но он вполне вероятен. При любых вариантах развития событий в России консолидация разновекторных, но здоровых политических сил возможна исключительно не вокруг персоны, а вокруг программы спасения и переустройства страны. Персоны в очередной раз раздерибанят страну на массу «малиновок» и «гуляй-полей», откатив Россию на уровень Сомали. Степан Сулакшин об этом говорит уже несколько лет. Число понимающих данную аксиому растёт, но не в желаемой прогрессии.

Во-первых, не дремлет режим, вводящий режим информационной блокады, цензуры, репрессий, финансирующий армии троллей, навязывающий через телескоморохов свои окна Овертона, демонстрирующий и возвеличивающий нескончаемый поток политических «мурзилок» и прочих квази-лидеров. Во-вторых, за тридцать лет ельцинизма-путинизма существенно рухнул уровень образования в стране, а, следовательно, и понимания происходящих процессов гражданами: готовы верить хоть в ротшильдов, хоть в кашпировских, хоть в платошкиных, хоть в рептилоидов. В-третьих, враждебные силы мощно внедряют в сознание людей установку: ничего изменить нельзя. Или другую: вернём СССР.

Всё это — технология. То, что в путинской России названо «демократией», является лишь способом закрепления за властно-экономической элитой права мафиозного беспредела, ставшего надежным прикрытием для номенклатурно-клановых и финансовых группировок, для манипулирования общественным сознанием им в угоду. Но физическое выживание государства и граждан уже невозможно без преодоления самого большого дефицита в современной России — дефицита эффективного и нравственного государственного управления. Только с ликвидацией этого дефицита появится доверие народа к власти.

России требуется доминирование в обществе сил и программ перспективного развития, творящих и несущих добро, и, естественно мудрой, образованной и сильной власти, которая могла бы обеспечить защиту, поддержку и развитие этих сил в интересах каждого отдельного человека и государства в целом. Эти силы в стране есть. У них два пути — выходить из состояния атомизации и бороться или усыхать и сдаваться. Тот, кто утверждает, что ничего нельзя сделать, сдался. Либо служивый Кремля. Другого не дано.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора