Безграничные возможности: ликвидирует ли Россия дефицит рабочих рук за счет партнеров по ЕАЭС

Фарида Мирзабалаева 19.07.2021 14:00 | Общество 37

Фото: ©Shutterstock/FOTODOM

Из-за пандемии коронавируса и закрытых границ рынок труда России почти год испытывает острый дефицит рабочей силы. Только строительной отрасли, по оценке вице-премьера Марата Хуснуллина, сегодня не хватает около 5 млн мигрантов из ближнего зарубежья. Это ставит под сомнение соблюдение сроков ввода в эксплуатацию не только жилья, но и крупных объектов промышленности, транспортной и энергетической инфраструктуры. Одним из путей выхода из кризиса потенциально может стать решение Совета Евразийской экономической комиссии о запуске с 1 июля унифицированной системы поиска «Работа без границ».

Первый совместный цифровой проект открывает доступ к актуальным данным о вакансиях и соискателях в национальных информационных системах. Следует напомнить, что в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Россия. Таким образом, новый ресурс не распространяется на Таджикистан и Узбекистан, являющиеся поставщиками миллионов трудовых мигрантов в Россию.

Так что утолить кадровый голод на наших предприятиях сервис «Работа без границ» сможет только отчасти. Но в любом случае в ЕАЭС сделан важный шаг к интеграции экономик. И это – общемировой тренд. Глобализация приводит к размыванию границ рынков труда разных стран. Перемены выражаются, в частности, в существенном росте мобильности наемных работников и создании межгосударственных систем дистанционного решения частным бизнесом кадровых проблем.

Однако в правовом отношении в ЕАЭС эти процессы в настоящее время слабо отрегулированы, отсюда – противоречия и конфликт интересов. Например, нет полного понимания, как защищать национальные рынки труда. Страны ЕАЭС провозглашают равенство при трудоустройстве, однако это не распространяется на предприятия отраслей, имеющих значение для обеспечения безопасности государства.

По факту приоритет при трудоустройстве для своих граждан – нормальное явление для стран с развитой экономикой. Ну а приезжие в основном заполняют вакансии, которые по каким-то причинам неинтересны местным жителям. Получается, что о равных для всех и каждого возможностях говорить не приходится.

Еще одно узкое место − образовательные сертификаты. На практике дипломы вузов и колледжей имеют разную ценность в других странах. И это при том, что государства–члены ЕАЭС признают документы о высшем образовании. Правда, делается это с оговорками. Приходится подтверждать квалификацию представителям педагогической, юридической, медицинской и фармацевтической специальностей.

Их дипломы требуют нострификации (признания) в установленном в каждом государстве порядке. Как представляется, этот подход целесообразно расширить, введя тотальную проверку образовательных сертификатов и экзамены для всех соискателей с высшим и средним специальным образованием.

Не менее больная тема – следует ли возмещать затраты государству, подготовившему квалифицированные кадры, которыми в итоге пользуется экономика соседней страны. Применительно к общему рынку труда ЕАЭС эта норма сейчас практически не рассматривается, хотя весьма актуальна для стран, откуда в больших количествах выезжают в поисках работы дипломированные специалисты.

С проблемой «утечки умов» в свое время столкнулась Россия, не получив отдачи от инвестиции в образование уехавших за границу специалистов. Если разобраться, такой процесс мало чем отличается от вывода капиталов за рубеж. Поэтому логично было бы создать механизмы, позволяющие минимизировать потери за счет компенсаций от стран, куда приезжают работать мигранты с дипломами о высшем образовании.

Существует и блок социальных проблем. Например, в каком направлении развивать миграционную инфраструктуру и как организовать пенсионное обеспечение граждан из стран ЕАЭС? Договор организации формулирует только общую политику по социальному обеспечению, экспорту пенсий и зачету трудового стажа. При этом не удалось полностью согласовать права мигрантов из-за значительных различий в уровне пенсионного обеспечения, возраста выхода на заслуженный отдых.

Не приняты и единые минимальные стандарты медицинского обеспечения: какая помощь приезжим работникам может быть оказана бесплатно, а какая – на платной основе. Нужен также ответ на вопрос, насколько оправданны существенные преимущества гражданам из стран ЕАЭС по сравнению с трудовыми мигрантами из Таджикистана и Узбекистана.

Кроме того, нормативные акты, регулирующие вопросы трудовой миграции, принятые в России за последние годы, достаточно противоречивы и нуждаются в корректировке. Необходимо, в частности, актуализировать информационные базы по высококвалифицированным специалистам, которые в настоящее время наиболее востребованы в экономике, упростить получение ими российского гражданства.

Запуск в ЕАЭС единой цифровой платформы содействия трудоустройству – давно ожидаемое событие. И для соискателей, и для работодателей. По прогнозам экспертов, в течение первого года сервисом воспользуются не менее полумиллиона человек. В дальнейшем с помощью ресурса можно будет заключать электронный трудовой договор, получать маркетплейс обучающих курсов и другие сопутствующие услуги.

Ну а в 2025 году планируется сделать следующий шаг в формировании единого для ЕАЭС рынка труда – создать экосистему цифровых сервисов, которая будет называться «Евразийская биржа труда». Переход в новое качество среди прочего предполагает унификацию ключевых статей кодексов о труде стран-участниц. Например, российский документ выглядит более современным. Кодекс РФ содержит категорию «дистанционный работник», принят и федеральный закон об удаленной работе. А наши партнеры по ЕАЭС национальную нормативную правовую базу с учетом новых реалий в экономике пока не изменили.

Отдельная тема – минимальный размер оплаты труда (МРОТ). Этот показатель существенно отличается в разных странах. Здесь тоже необходимо достичь консенсуса, чтобы стало возможным применение единых стандартов на цифровой бирже труда ЕАЭС. Тогда мы получим ответы на другие вопросы. Например, как оплачивать труд мигрантов с учетом МРОТ? Можно ли ориентироваться на индикаторы принимающей страны?

Цифровая экосистема «Евразийская биржа труда» позволит создать перечни востребованных компетенций, на которые смогут ориентироваться соискатели работы из стран ЕАЭС. За этим должна последовать организация электронных ресурсов профориентации, профпросвещения и профконсультирования.

Цифровые профили трудовых мигрантов, о которых много говорят в последнее время, могут сыграть роль в упорядочении миграционных потоков. В них будут доступны данные о квалификации, месте предыдущей работы и местонахождении владельца, его возрасте и образовательных сертификатах.

За счет этого мигрант сможет оперативно получать патент, доступ к медицинским и образовательным услугам (в России – через сайт «Госуслуги»), застраховать себя и семью от рисков, получать содействие в трудоустройстве и т. д. В цифровой профиль внесут ИНН и СНИЛС, что позволит работнику платить обязательные взносы и налоги.

Другая цель – исключить хождение фальшивых дипломов. Задача может быть успешно решена, после того как документы об образовании начнут прикреплять в профиль и у работодателей появится возможность проверить их подлинность.

К приоритетам дальнейшей цифровизации объединенного рынка труда ЕАЭС можно отнести гармонизацию нормативной правовой базы, открытие доступа к информационным массивам органов исполнительной власти стран–членов организации – налоговых, миграционных, социальных служб и т. д.

Логично ожидать создание электронных сервисов по поиску жилья и адаптации трудовых мигрантов к социальной инфраструктуре принимающей страны. Наконец, предстоит разработать механизмы саморегулирования в области свободы передвижения рабочей силы и – как без этого в наше время – программу медийной поддержки этого проекта.

Автор – доцент базовой кафедры ТПП РФ «Развитие человеческого капитала» РЭУ им. Г.В. Плеханова

Сейчас на главной
Статьи по теме

Лента новостей