Добро пожаловать, или посторонним вход в общину ограниченl

Олег Дзюба 23.02.2022 1:56 | Общество 71

Сегодня в России насчитывается более полутора тысяч общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Самоорганизация по кровнородственному или территориальному признаку  — это неотъемлемая часть их традиционного образа жизни. На весенней сессии Госдума рассмотрит законопроект, разработанный Правительством для  совершенствования порядка создания и деятельности таких объединений. Зачем в общины стремятся попасть некоренные жители Севера и может ли один человек стать членом сразу нескольких объединений, разбиралась «Парламентская газета».

Вперед за льготой
Общинный уклад коренных малочисленных народов всегда помогал им не только противостоять климатическим условиям, но и сохранять традиционный образ жизни. Однако действующее законодательство, регулирующее принципы организации общин, все еще несовершенно. Как заявил председатель Комитета Госдумы по делам национальностей Геннадий Семигин 15 декабря при обсуждении нового правительственного законопроекта, предлагаемые изменения должны облегчить жизнь членов общины. Речь, например, о получении льгот в охоте, рыбалке и других видах традиционной хозяйственной деятельности, а также о наведении порядка при формировании таких объединений.

Дело в том, что существующий закон не ограничивает число общин, учредителями и членами которых могут выступать одни и те же люди. Поэтому, подчеркивается в пояснительной записке к законопроекту, выделяемые коренным народам средства господдержки и льготы могут использоваться два и более раз. А это лазейка для различных мошенников, вступающих по коммерческим соображениям сразу в несколько общин. Такая ситуация сложилась, например, при предоставлении рыболовных квот — ушлые люди получали их сначала в одном объединении, потом в другом, а то и в третьем.

Поэтому Правительство и предложило, чтобы учредители общины не могли одновременно становиться учредителями или членами других общин, а членство в одной общине исключало членство в другой. Подобный запрет позволит обеспечить полноту и достоверность сведений для учета коренных малочисленных народов Севера, а значит, и для адресного предоставления положенных льгот, уверен председатель Комитета Госдумы по развитию Дальнего Востока и Арктики Николай Харитонов.

Случается, что в общинах преобладают люди, не имеющие отношения к коренным северным народам, их даже привлекают к управлению такими объединениями, рассказал нашему изданию представитель коренных малочисленных народов в Сахалинской областной думе Алексей Лиманзо.

Морские охотники территориально-соседской общины села Лорино во время охоты на серого кита в Беринговом море.
© Юрий Смитюк/ТАСС
«Многие островитяне на самом деле осваивают традиции нивхов или нанайцев, — рассказал он. — Но бывает, что люди стремятся просто обзавестись льготами и большими квотами на добычу рыбы, положенными исконным обитателям этих земель. Критериев же для этого нет. Вот и получается, что претендовать на участие в деятельности общины можно после обычной регистрации. Впрочем, сахалинцам разобраться в этом нетрудно — нас мало и мы друг друга знаем буквально в лицо».

Однако не везде все знакомы между собой. Поэтому законопроект хоть и позволяет общему собранию общины принимать в нее людей, которые не относятся к коренным малочисленным народам, но с ограничениями. Кандидат должен постоянно проживать в местах их традиционного пребывания, а количество «посторонних» ограничат.

«Число таких людей не может составлять более трети от общего числа членов общины», — уточнил  депутат Николай Харитонов.

Кроме того, немаловажным парламентарий считает положение, приравнивающее к членам общины их родственников — детей, в том числе усыновленных, внуков, родителей, дедушек, бабушек, братьев и сестер вплоть до третьей степени родства. Их права и обязанности, в том числе порядок и характер их участия в хозяйственной деятельности общины, будет определять устав.

Также законопроект уточняет полномочия общего собрания, например конкретизирует его права распоряжаться имуществом общины в случае выхода из нее одного из участников.

Николай Харитонов напомнил, что решением проблем коренных малочисленных народов занималась еще Госдума седьмого созыва. Приняла, например, законы о едином механизме учета представителей коренных народов Севера и назначении им социальной пенсии по старости. Первый, в частности, позволил создать единообразную систему адресного обеспечения льготами, в том числе пенсионными, что гарантировало, отметил депутат, реализацию социальных и экономических прав этих народов. Сейчас формированием таких списков занимается Федеральное агентство по делам национальностей.

Впрочем, работу по донастройке законодательства в этой сфере надо продолжать, ведь, по мнению Геннадия Семигина, «община по-прежнему остается востребованной формой коллективной организации, которая с правовой точки зрения гарантирует реализацию и защиту прав каждого».

Баланс интересов
Председатель ассамблеи коренных малочисленных народов Севера Ханты-Мансийского автономного округа, депутат окружной думы Еремей Айпин также считает позитивными предлагаемые поправки: «Например, после их принятия проще будет создавать общину, легче решать имущественные споры при выходе из нее. Важно, что новшества помогут в главном — в сохранении традиционной культуры и привычных отраслей хозяйства северян, что прямо связано с охраной окружающей среды, сбережением, родными языками. В условиях Югры это особенно важно».

В округе бурно развивается промышленность, подчеркнул депутат, бизнесу нужны территории для добычи нефти, трубопроводов и линий электропередачи, а исконным северянам необходимо сохранить ягельники, охотничьи и рыболовные угодья. Поэтому, считает он, здесь важно соблюдать баланс между интересами промышленников и коренных жителей. И роль общины при этом трудно переоценить.

Празднование Дня оленевода в поселке Носок на полуострове Таймыр
© РИА Новости
Сейчас в Югре около ста общин, сообщил Еремей Айпин, но реально стоят на ногах не более двадцати. Одна из основных причин в том, что зачастую общинники сами не в силах разобраться в тонкостях налогообложения, юридических вопросах. Так, он уже не первый год добивается создания в округе структуры, которая могла бы помогать общинам на первом этапе их существования. Большие штаты не нужны, уверен Айпин, на всю Югру хватит восьми — десяти знающих людей. «Так что неплохо было бы дополнить проект закона пунктом о желательности подобных нововведений», — считает депутат.

Эффективность общинного метода хозяйствования подчеркнул и Алексей Лиманзо, отметив, что уже сегодня в области «на четыре тысячи коренных сахалинцев создано около ста общин». При этом каждый год их количество увеличивается, через них решают важнейшие для сохранения самобытности коренных народов вопросы сбережения традиций, поддержки национальных языков. Уже не надо никого убеждать, что именно община с правами юридического лица — очень удобная форма жизнедеятельности коренных малых народов.

Поэтому Лиманзо полагает, что ко второму чтению правительственного законопроекта необходимо предусмотреть возможность изменения статуса общины. Сейчас они считаются некоммерческими организациями, но в то же время занимаются и хозяйственной деятельностью — рыболовством, оленеводством, охотой. Однако господдержки, предоставляемой малому и среднему бизнесу, общинам не положено. Поэтому общественные организации и регионы не раз ставили вопрос о поправке в закон, предоставляющей общинам статус сельхоз- или товаропроизводителей.

Не предпринимательством единым
С мнением сахалинца, что статус некоммерческой организации сдерживает возможности общин, солидарна и ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая, доктор исторических наук Наталья Новикова. Нашему изданию она рассказала о случаях, когда  ради расширения возможностей своей деятельности общинникам приходилось создавать коммерческую структуру, а в итоге сама община оказывалась как бы ни при чем.

И это не погоня за выгодой, это реальные потребности людей, занимающихся охотой и рыбалкой для добычи пропитания. Однако традиционное природопользование в рамки нынешних требований к деятельности общин не укладывается, оно ближе скорее к социальному предпринимательству.

По мнению эксперта, многие вопросы, связанные с этой проблемой, нашли уже разрешение в законе «О государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне», где идет речь и о помощи коренным малочисленным народам, и не только в Арктике. Поэтому, считают законодатели и эксперты, логично распространить эти нормы на аналогичные, но географически не относящиеся к арктическим параллелям территории.

Олег Дзюба

 

Сейчас на главной
Статьи по теме

Лента новостей

No top posts yet