Эксперимент над Россией подобен чернобыльскому

Владимир Викторович Волк Русранд 17.07.2020 14:56 | Политика 119

Недавно попалось на глаза высказывание одного российского блогера о том, что современная Россия живёт в ожидании какой-то большой катастрофы. Причём не просто удушающего кризиса, подобно змею вползающего в разверзшиеся пустоты российской экономики, а реальной катастрофы, от которой содрогнется не отдельный регион, а вся страна, возможно, и весь мир.

Блогер полагает, что это может быть катастрофа экологическая, техногенная, военная, геополитическая. Но показалось, что он не договаривает главного: указанные им виды катастроф не возникают сами по себе, а являются результатом деятельности/бездеятельности людей. Прежде всего, людей, наделённых полномочиями.

Наша страна спит. Уже давно, больше двух десятилетий, с того времени, как развеялся дым над расстрелянным Белым домом. Молодые бегут из страны, а старики их даже не пытаются удержать. Мол, хоть вырветесь из этой адовой круговой поруки, поживете по-человечески. Что методом исключения только доказывает, что при Путине страна живёт не по-человечески.

Тот, кто хорошо помнит конец восьмидесятых годов прошлого столетия, услышит и увидит отголоски и оттенки нынешнего состояния страны. Выйти замуж за американца — мечта едва ли не большей части тогдашних советских девушек. Бросить свой колхоз и податься в столичные рэкетиры — мечта пацанов. Стать хозяином находящегося в социалистической собственности заводика, парикмахерской, столовой или ателье — удел желаний директоров-кооператоров, партократов и комсоргов.

Пик нравственного, морального и ментального разложения великой страны. Сейчас — такой же упадок и хаос в экономике, подсаженной на нефтегазовую иглу и изрешёченной коррупционными дырами. Такой же народ, соотносящий прозаседавшуюся и продавшуюся западным корпорациям элиту со всем государством. Такой же лидер, упорно, но бессмысленно сопротивляющийся системным обновлениям по предложениям «снизу» и цементирующий свою безграничную власть «сверху». И такая же «царская свита», делающая красивую мину при плохой игре и из последних дел подштукатуривающая яркими цветами прогнивший фундамент управленческой пирамиды. В восьмидесятые партийная элита превратилась в новых буржуа, сейчас новые буржуа политизировались и мутировали в новых феодалов. При этом механизмы управления, устрашения и разграбления России остались теми же.

Чиновничество устраивает такой правитель, правителя устраивают «бояре». Органичный застой, в сравнении с которым брежневский период — революция.

Каждый сам за себя. Никто ничего (за редким исключением) менять не хочет, кто-то только делает деньги, кто-то выживает. Коллективная безответственность и круговая порука. Российская спячка, к сожалению, происходит не впервые. История не спит, она развивается по спирали. Отсюда и предчувствие большой беды. Потому что было уже что-то подобное.

Был Чернобыль в 1986 году. Вздрагивают имеющие память и не потерявшие чувства страха и сопереживания, когда читают новости об обнаружении над Европой радиоактивного облака из России или об аварии на «Норникеле». Потому что понимают: эта власть по своим нравственно-патриотическим, профессионально-этическим параметрам практически ничем не отличается от той, что ей предшествовала на заключительном отрезке жизни СССР.

Вообще конструкция, риторика, действия и помыслы власти путинской России напоминают не столько аналоги советской предшественницы, сколько саму Чернобыльскую АЭС, со всем её административно-управленческим негативом и потенциалами.

Бывший сотрудник Научно-исследовательского и конструкторского института энерготехники, руководитель группы Всероссийского Научно-исследовательского института по эксплуатации атомных электростанций Александр Одинцов считает, что горбачёвской перестройкой был обозначен уклон на развал российского государства, причём этот тренд неизменно продолжается. Нами управляют люди, которые вышли из этой эпохи и они приемствены.

В своей насыщенной фактами и документальными свидетельствами статье «Авария на ЧАЭС: как эксперимент закончился катастрофой» Одинцов называет событие апреля 1986 года мистически-знаковым событием, обозначившее кардинальную смену вектора нашего национального развития, который вскоре под лозунгами свободного рынка вверг нашу страну в новое «смутное время».

Стоит согласиться, обозначив, что это смутное время ведёт Россию какими-то неведомыми тропами в непредсказуемые и опасные геополитические дебри.

Описывая детали чернобыльской катастрофы, Александр Одинцов констатирует, что судьба всячески сопротивлялась этой аварии, не один раз принуждая персонал к завершению своей безответственной деятельности, «но злой рок уже вершил свои дела: не смотря на отчаянное сопротивление реактора, стремившегося как живой организм сохранить свою работоспособность, злой умысел и карьеризм одних — боязнь, безответственность и непрофессионализм других совершил практически невозможное». Россия сегодня тоже сопротивляется, пытаясь сохранить свой организм идентичности. Адекватная и жаждущая нравственных перемен часть общества сопротивляется властной машине, которой в своё время совершенно незаслуженно достался лакомый кусок планетарной территории, трудолюбивый и образованный народ, славные и добрые традиции, великая культура. Но нужно признать, что эта борьба пока слаба, а её участники разрозненны.

Одинцов показывает, что в аварии слишком много странностей и противоречий. Хотя реактор имел недостатки, все его системы были исправны. Авария произошла в результате сомнительного эксперимента, проведенного по программе, не согласованной ни с одной из вышестоящих организаций. И самое важное, с многочисленными отступлениями от ее положений, которые оказались крайне трагичными.

Как тут не вспомнить многочисленные эксперименты путинской команды то в сфере социальной, то в экономической, то в репрессивной и юридической. Чего уж говорить: принятые (продавленные через колено) поправки в конституцию, гарантирующие Путину практически вечное правление — это эксперимент, последствия которого могут дорогого стоить России и всему российскому народу. И кто работал над этими поправками? Казаки, танцоры, спортсмены…?

А ведь государство — это не колесо, которое можно крутить в любую сторону. Да и колесо имеет особенность наскакивать на кочки или падать в кювет, особенно, если управлять им без необходимой карты дорог и знаний ПДД. Как пишет Одинцов, «ЧАЭС была единственной АЭС, на которой ни директор, ни главный инженер вообще не были специалистами-атомщиками…», а «основным мотивом поведения персонала было стремление быстрее закончить испытания».

Просто калька того, что происходит в системе госуправления РФ, с её певцами и мажорами в креслах управленцев и законодателей.

Автор задаётся несколькими важными вопросами, которые имея адресат к руководителям и специалистам советского периода, тем не менее актуально (при незначительной редактуре и поправках на время) звучат и для нынешнего Кремля.

«Почему персонал заранее не был ознакомлен с программой эксперимента? Зачем испытания поручили самой неопытной смене, которая не была усилена более опытными специалистами?! Почему при проведении испытаний не присутствовали представители отдела ядерной безопасности?!..»

Или такой вопрос: «Почему персонал не остановил эксперимент ни после самозаглушения реактора, ни после падения числа стержней в зоне ниже нормативного?» В современной интерпретации и в отношении путинской правящей группировки он звучал бы так: «Почему власть не остановила либеральный эксперимент над страной ни после кризиса 2008 года, ни после провала экономических реформ, майских указов Путина, импортозамещения, пенсионной реформы и т. д.?»

Академик В.Легасов так оценил программу экперимента на ЧАЭС: «Программа… была составлена крайне небрежно, не согласована ни физиками станции, ни конструктором реактора, ни проектантом, ни представителями Госатомэнергонадзора. Тем не менее, она была утверждена главным инженером и затем им лично не контролировалась и изменялась и нарушалась в процессе исполнения. Низкий технический уровень, низкий уровень ответственности этих людей — это не причина, а следствие. Следствие их низкого нравственного уровня». А согласовывались ли путинские поправки в конституционный проект, который, по всем параметрам является не только социальным договором власти народа, но и программой действий государства, с научно-экспертным сообществом, с сообществами учёных-юристов, конституционалистов?

При всех своих накопленных системных проблемах, за счёт обладания огромными ресурсами и мощным советским наследием путинская Россия, в принципе, обладала достаточно большим запасом прочности и защитой от геополитических потрясений. Но запасы стали стремительно иссякать, а защиты слабеть.

Согласно Докладу № 1 (INSAG-1) для МАГАТЭ реактор ЧАЭС имел все необходимые защиты для спасения реактора: «Конструкция реакторной установки предусматривала защиту от подобного типа аварий с учетом физических особенностей реактора, включая положительный паровой коэффициент реактивности».

Но! Как пишет академик В.Легасов: «…ошибки, которые совершили операторы…, сами по себе, являются чудовищными: поведение руководства станции является труднообъяснимым; …действия не соответствовали нормативным требованиям и показали несоответствие должностным требованиям тех людей, которые действовали в этой обстановке… — это вина должностных лиц».

Как продолжает А.Одинцов, самое интересное, что персонал знакомился с программой не заранее, а в ходе своей смены. Руководство не понимало опасности этого эксперимента. В определении суда в отношении программы испытаний есть слова: «…Программа испытаний была составлена бригадным инженером Донтехэнерго Метленко Г.П., не имевшим необходимых знаний и опыта эксплуатации атомных реакторов… Программу испытаний надлежало согласовать с Научным руководителем, Главным конструктором, Главным проектантом, Госатомэнергонадзором и с заместителем главного инженера станции по науке, но и этого не было сделано».

Понимает ли Кремль в лицах всю опасность эксперимента, проводимого им над всей страной и её народом? Эксперимента, который юридически не согласован с источником власти. Не боится ли, что рванёт? Да так, что не поможет никакая «пожарная команда» во главе с главой Росгвардии Золотовым.

Пока заметно, что понимание опасных игр, которые Путин и Ко ведут на внутрироссийских и внешнеполитических полях, имеется у немногих людей в России. Профессор Степан Сулакшин уже несколько лет назад дал диагностику происходящих в РФ процессов. И констатировал, что при Путине сложилось воспроизводимое, устойчивое, узнаваемое явление нового типа государственности, а именно, приватизированного государства с хунтоподобной формой правления. Теория этого явления показывает, что такой тип государственности несовместим с прогрессом, эффективной экономикой и управлением, неотвратимо ведет к полномасштабной деградации всех сфер жизни государства и страны в целом, ведет к критическому снижению жизнеспособности государства.

Недопущение российской катастрофы заключается в мирном и законном преобразовании всех сфер государства  — идеологии, конституции, устроения страны, которое в существующей версии носит фактически преступный характер. Все больше просвещенных голов в России это начинают понимать. Как и то, что явление путинской России исторически подходит к концу.


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора