Газовый передел

Эль Мюрид 12.12.2017 0:53 | Политика 168

Последним пунктом вояжа Путина должна стать Турция. Туда же должен подъехать и президент Ирана Роухани. Для телевизора они будут жать друг другу руки и рассказывать про победу над терроризмом, за дверями тема явно изменится.

Основная тема — газовый транзит. Здесь все для Кремля неважно. Причем «неважно» — это даже очень оптимистично.

Итоги сирийской войны для Газпрома (а именно в его интересах убивали наших солдат) неутешительны. Вслед за Южным потоком перспективы Турецкого потока тоже выглядят печально. Заявленные в январе 15 года три трубы транзитного газа суммарной мощностью в 45 млрд кубометров в Европу скукожились до одной в 15 млрд, причем даже она пока не согласована и остается под вопросом. Турецкий поток в случае запуска на проектной мощности получал доминирующее положение в Южном газовом коридоре ЕС и мог стать основным каналом прокачки газа из региона, куда пришлось бы включаться иранцам и Катару. Проект ТАНАП в таком случае был бы вынужден переходить в подчиненное положение по отношению к Потоку в силу своей ресурсной необеспеченности. Туркменский и казахский газ не имели бы перспектив в западном направлении и были бы вынуждены развивать только одно южное направление через систему ТАПИ. Политика перекрытия поставок среднеазиатского газа в Европу Газпрому пока удавалась, основной целью Газпрома в Средней Азии является создание коридора местному газу в любую сторону, за исключением европейской.

competing-gas-pipelines

Сирийская война имела цель побудить Турцию принять условия Турецкого потока в полном объеме, только в этом случае Газпром получал преимущество на данном направлении. Базы в Сирии в таком случае получали важное значение — они должны были прикрывать Поток и гарантировать соблюдение Турцией условий передела газового коридора.

Не получилось. Маркером происходящего здесь являются параметры Турецкого потока. Даже одна транзитная ветка — это поражение. Запрет Турцией транзитной трубы — полное поражение Газпрома и Кремля. Не выдерживаются параметры, позволяющие заместить украинский транзит, а значит — весь смысл обходных маршрутов вкруг Украины теряется. Теряется и смысл в сирийских базах для Кремля — нечего прикрывать, нечего гарантировать. Ну не с террористами же бороться, в самом деле, их строили.

Эрдоган, Путин и Роухани теперь будут договариваться о новых условиях раздела газового коридора. Турция и Иран будут представлять помимо своих интересы интересы Катара. Катар в складывающихся обстоятельствах получает возможность «врезки» в иранский газопровод и начать поставки газа в европейском направлении по иранской системе, которая теперь будет точно подключаться к ТАНАПу. ТАНАП вместе с азербайджанским, иранским и катарским газом (а в перспективе, возможно, казахским и туркменским) становится доминирующей системой в регионе. Путин теперь по итогам войны будет пытаться отстоять хотя бы одну свою нитку и получить разрешение на ее врезку в Южный коридор.

Газовые переговоры Роухани, Путина и Эрдогана, конечно, являются самой интересной частью визита в Турцию, но увы, как раз о ней СМИ вряд ли что сообщат. Однако скрывать параметры нового передела долго не получится, когда они станут известны, тогда и будет понятно, кто победил в этой войне, а кто — проиграл. Империалистическая война за передел европейского газового рынка, начавшаяся в начале 10 годов, продолжается. К концу подошел только один из ее раундов.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина