Квест для диабетиков: Лекарств нет… но вы держитесь

Артемий Шишкин 14.03.2020 23:14 | Общество 143

Почему больные сахарным диабетом вынуждены идти в поликлинику, как на фронт.

В начале февраля Челябинск охватил скандал. Местная жительница Ангелина Попцова, также являющаяся пресс-секретарём регионального отделения «Справедливой России», написала в своём Facebook, что её дочери с ноября 2019 года не выдают тест-полоски и иглы для глюкометра. У восьмилетней девочки ранее был диагностирован сахарный диабет, и по закону она вправе получать всё это бесплатно. Но прошло несколько месяцев, а ей так ничего и не выдали. А на запрос одного из депутатов Госдумы в областной минздрав пришёл ответ, из которого следовало, что уровень глюкозы можно измерять бесплатно в поликлинике.

«Что, каждые три часа ездить в поликлинику? И ночью тоже? Вы совсем не имеете понятия, что такое диабет? Может, нужны курсы повышения квалификации? Нам, например, врач рекомендует измерять сахар до физкультуры, в середине урока и после него. Каждый раз в поликлинику ездить? Я понимаю, что, видимо, тех, кто обращается с вопросами в Минздрав, держат за идиотов. Но Вам-то, Александр Владимирович Кузнецов, самому не стыдно дискредитировать себя, подписями на таких ответах?» — публично обратилась Ангелина к главе минздрава.
После поднятого в соцсетях и СМИ шума чиновники засуетились. И уже на следующий день Ангелина поделилась хорошими новостями:

«Ура! проблема с полосками решилась — меньше, чем за сутки! Сегодня меня пригласили к замглавного врача поликлиники и выдали рецепт. По нему я получила запас тест-полосок, которого нам хватит на несколько месяцев! Очень хочется верить, что проблема решилась не только для меня, но и для всех, кому тест-полоски не выдают», — написала женщина.

В минздраве задержку объяснили тем, что на обеспечение девочки и других вновь выявленных пациентов столь необходимыми иглами пришлось проводить госзакупку по 44-му федеральному закону. А это требует времени.

Да, в похожей ситуации оказалась не одна Ангелина. О чём тоже сообщила в соцсети. Первый замгубернатора Ирина Гехт по горячим следам поручила минздраву проверить все детские поликлиники Челябинской области. Поводом стало большое количество жалоб.

Первый заместитель губернатора Челябинской области Ирина Гехт
Первый заместитель губернатора Челябинской области Ирина Гехт  / Пресс-служба Совета Федерации РФ

Сталкиваются с проблемами и те люди с сахарным диабетом, которые болеют им уже много лет. Порой им не выдают столь необходимых бесплатных лекарств. Один из них, по имени Андрей, живёт в Копейске — пригороде Челябинска. Сахарным диабетом болеет с начала 1990-х годов и за это время «заработал» тяжёлое течение болезни и полностью ослеп. За тридцать лет своей «не сладкой» жизни Андрей знавал всякое. Но, по его признанию, так плохо, как нынче, не было никогда.

«Было время, когда лекарств не было вообще. И родители из области ехали в Челябинск за инсулином. Но в Челябинске всегда было всё необходимое, — вспоминает он. — Сейчас, если и не хуже, чем в девяностые, то однозначно бесчеловечнее».

Речь идёт не только об инсулине — главном лекарственном препарате, сохраняющем жизнь диабетику. Речь идёт об уже упомянутых выше специальных иглах для инъекций, а также о тест-полосках для измерения уровня сахара в крови. Без всего этого качество жизни больного падает до абсолютного нуля.

Инсулин
Инсулин Mr Hybe

По воспоминаниям Андрея, ещё буквально пятнадцать лет назад, не выходя из кабинета, эндокринолог сам назначал, выписывал рецепты и выдавал по ним всё необходимое. Для этого у него был холодильник для инсулина и тумбочка для тест-полосок. И по крайней мере в городах области диабетик без проблем всё получал сполна. Однако, «холодильники» и «тумбочки» посчитали криминогенными, и запустили реформу. Пришли «три круга лекарственного ада» — скандальный «Федеральный закон от 22.08.2004 № 122-ФЗ». Льготы монетизировали, а «невидимая рука рынка» пригласила в отношения между государством и больным его гражданином лишнюю прокладку — крупные фармакологические корпорации. Теперь больной-льготник, чтоб продлить себе жизнь лекарствами ещё на месяц, должен пройти целый квест. А точнее, посетить пять мест: лабораторию для сдачи анализа, участкового для разрешения посетить эндокринолога, эндокринолога для назначений необходимых препаратов; кабинет с компьютером, чтоб тот подтвердил наличие медикаментов и права больного на их получение; и, наконец, саму аптеку для выдачи лекарств. И на всех этих этапах долгого пути больной встречает противодействие.

«Это какой-то хаос административной бесконтрольности, чёрной непрозрачности и лекарственного беспредела. Здесь никто ни за что не отвечает и ответов никому никаких не даёт. Теперь разговор с диабетиком короткий: лекарств нет! — говорит Андрей, загибая пальцы, перечисляя. — Сначала надо сдать анализы. Потом посетить участкового врача. Потом записаться на приём и через дней десять очереди прийти к эндокринологу. Но даже если ты потрясёшь язвами и выпросишь-таки у врача минимум необходимого, то обязательно тормознёшься на компьютере. Тебе откровенно заявят, что в компьютере для вас лекарств нет. А ведь впереди ещё аптека. Там тоже лекарства далеко не враз получишь. Приходится и в очередях постоять…«

В доказательство Андрей приводит собственную карточку, где в назначениях врача-эндокринолога стоит 120 тест-полосок в месяц, а выдаётся по факту 50. И нет ни слова о каких-либо иглах.

«Я знаю, что на каждого льготника из бюджета выделяют большие деньги. Но по факту, игл нет уже давно. Я покупаю их за свои деньги вот уже лет десять», — Андрей горько усмехается и машет рукой.

Иглы для инсулиновых шприц-ручек, это в прямом смысле «больная» тема для каждого диабетика. Это особые иглы, которые подходят только для этих приборов введения инсулина. По всем правилам международного здравоохранения и нормам Госстандарта, они считаются одноразовыми. И подлежат утилизации сразу после однократного использования. Но на деле же никто из диабетиков так не поступает. Больные ставят одной иглой инъекции до тех пор, пока игла не затупится. И это не только болезненно, но ещё и грозит заражением. Спирт же уже давно был исключён из списка положенных медсредств для этой категории больных.

Шприц-ручка для инсулина
Шприц-ручка для инсулина

«Я уже молчу про себя. Слепому надеть колпачок обратно на иглу, это всё равно, что вдеть нитку в игольное ушко. Десять раз палец исколешь, или об пластик иглу затупишь, пока закроешь колпачок», — рассказывает Андрей.

Ранее проживая в Магнитогорске, нашему герою всё же удалось найти «общий язык» с тамошней поликлиникой и получать практически всё необходимое. В Копейске с этим дело сразу не заладилось. В телефонном разговоре с клиническим фармакологом больницы Андрей получил твёрдый отказ в полноценном обеспечении медикаментами. Одновременно с отказом молодой собеседник почему-то отказался признать нехватку лекарств. Но быстро нашёл выход. Фармаколог предложил слепому человеку четыре раза на дню самому приезжать в поликлинику и сдавать там анализы. А когда он не сможет, то лаборатория к нему будет выезжать на дом. При этом фармаколога не смутило то, что стоимость одной тест-полоски на несколько порядков ниже, чем стоимость одного выезда бригады мобильной лаборатории. Не помогло и официальное обращение к главному врачу больницы. В ответ на заявление больного было прислано письмо, которое Андрей назвал «жалкой отпиской». В письме, Андрея, уже побывавшего на тот момент у обоих эндокринологов поликлиники, обвиняли в «непосещении» оных.

«И если бы я это всё выдумывал! — говорит возмущённый диабетик. — Но все мои дела с поликлиникой проходят не только через амбулаторные карты, но и через моего социального работника. Это не просто третье незаинтересованное лицо, но и лицо «государственное». Социальный работник высиживает под чиновничьими дверьми, выстаивает в огромных больничных очередях, мотается по городу за лекарствами и по служебному долгу в курсе всех дел своих подопечных.

А вот обращения к врачебному долгу, по его словам, оказались бесполезны. В поликлинике Андрею предложили пожаловаться кому угодно: хоть министру, хоть президенту… хоть в ООН.

«Невозможно призвать к ответу. Самого виновным сделают. В Магнитогорске чиновница от медицины обвинила меня в том, что требуя свои 120 тест-полосок, я тем самым отнимаю их у больных детишек. А в Копейске меня обвинили в том, что у меня дома «залежи лекарств». И так уже длится десять лет», — сообщил пациент.

Тест полоски
Тест полоски  Endocrinologyadvisor.com

Как в других городах не знаю, но в Копейске в «залежах» лекарств обвиняют, похоже, многих. Ирина наполовину парализованный человек, также принимающий жизненно необходимые препараты по льготной схеме. По версии поликлиники, у неё также должны были скопиться «залежи» препаратов. По словам Андрея, эти обвинения звучат либо когда человек начинает требовать прописанных им лекарств, либо ближе к концу года. И получая такие обвинения, многие «пристыженные» больные отступают от своих требований.

При такой «душевной щедрости» некоторых врачей трудно поверить в то, что у больных может скопиться хоть что-то на «чёрный день». Не говоря уже о целых залежах. Ведь даже по самым официальным данным, озвученным накануне первым вице-губернатором Челябинской области Ириной Гехт, в 2019 году региональный минздрав только на 80% обеспечил потребность в иглах и тест-полосках. То есть их ещё и не хватает.

Но Андрей ставит под сомнение и заверения минздрава о 100%-ном снабжении диабетиков инсулинами.

«Инсулины есть. Но не те, что прописал тебе врач. В течение года эндокринолог может сменить тебе несколько видов и наименований инсулина, не затрудняясь в подборе дозы под присмотром врача. Больному просто по факту выдают совершенно незнакомое ему лекарство, с минимальными пожеланиями. Тогда как подбор дозы требует диспансеризации пациента. И получается так, что тебя и в больницу не направляют, но и тест-полоски не выдают. Подбирай дозу сам… наугад», — разъясняет сложившееся положение Андрей.

Но и при амбулаторном лечении лекарства не гарантированы. В стационарах их просто нет, утверждает пациент.

Также он приводит один из последних случаев. В начале декабря ему не посчастливилось лечь в больницу. По его словам, пришедшая на обход эндокринолог сразу сказала, что игл и тест-полосок нет. Не оказалось в больнице и подходящих инсулинов. Имевшиеся в наличии так называемые ринсулины больному не подходили, и кроме того, требовали долгого подбора дозы. Всё недостающее из препаратов Андрею было предложено принести из дома. Но и поход супруги в поликлинику результатов не принёс. Компьютер показал, что больной находится в стационаре… а там его обязаны обеспечить всем необходимым.

На этом, все три круга «фармацевтического ада» замкнулись.

«Эндокринолог при мне позвонила по поводу лекарств куда-то, и ей ответили, некий человек «всё списал…». Что мне оставалось делать… пошёл и купил всё за свои деньги», — разводит руками Андрей.

По его словам, этот некий человек, который «всё списал» — оказался фармакологом, работающим в больнице. «Что это, наглядное подтверждение слов экс-министра здравоохранения России Вероники Скворцовой в том, что «причиной отказа в выдаче лекарственных средств почти всегда является неэффективное управление товарными запасами?» — вопрошает пациент.

Вероника Скворцова
Вероника Скворцова / Дарья Антонова © ИА REGNUM

В конце концов Андрею всё же удалось добиться для себя лекарств. Несмотря на все обвинения в «инсулиновых залежах» и «исчерпании выделенного лимита», фармаколог пошёл на уступки. Медпрепараты нашлись в неких списках «отказников» сразу после того, как пациент пригрозил письмом в минздрав.

То есть что, опять возврат к пресловутым «тумбочкам»?

«Здесь всё «темна вода». Я, как любой обычный больной, не в состоянии разобраться в этих «лекарственных конюшнях». Откуда что берётся и куда уходит? Дали лекарство — я радуюсь. Нет — иду ругаться, — невесело усмехается Андрей. — Но в будущем ничего хорошего для себя я не вижу. Российский диабетик ведёт войну не только с болезнью, но в первую очередь с минздравом в лице поликлиники, к которой его «пристегнули». И как приходилось мне идти туда, как на фронт, так в лучшем случае всё и останется. Ну, а в худшем, поликлиника объявит мне месть за эти откровения».

На этом фоне радует поручение Ирины Гехт чиновникам. Возможно, минздрав, узнав о проблемах диабетиков из «первых рук», сдвинет дело с мёртвой точки, и обязательно в лучшую сторону. Надежда, как известно, умирает последней… Пока в областном минздраве отмечают, что проверка ещё не закончена. А значит, рано делать и выводы.

Иллюстрация превью: Эдвард Мунк. Больной ребенок. 1886

Сейчас на главной
Статьи по теме