«Мы не против него, наоборот, хотим защитить его». Руководство психдиспансера — о «шамане» Александре Габышеве

Якутия 2.06.2020 2:28 | Амурский вестник 21

Почти три недели Александр Габышев находится в Якутском республиканском психоневрологическом диспансере. О принудительной изоляции «шамана» журналисту News.Ykt.Ru рассказали его адвокат Ольга Тимофеева и главный врач ЯРПНД Олег Припузов.

Ольга Тимофеева:

— Связь с ним у нас, скажем так, условная, поскольку я, как защитник, лишена возможности в любое время наедине и без ограничения времени встречаться со своим подзащитным, как того допускает закон. Нам дают буквально несколько минут, и то этого приходится добиваться с большим напором, сначала нужно дозвониться до главврача, чтобы он разрешил. Эти несколько минут нам дают в присутствии кого-то, всегда рядом стоит либо санитар, либо врач. Поэтому в полном объеме правовую помощь, как того требует закон, к сожалению, он не получает.

— Как его самочувствие?

— В последний раз я с ним разговаривала в пятницу. На тот момент его самочувствие было нормальное, по крайней мере по голосу и по тону разговора я так поняла. Единственное, он сказал, что его ни под каким предлогом не хотят отпускать. Это он понял после комиссии.

— Как вы оцениваете произошедшую ситуацию: задержание, помещение в ЯРПНД? Многие сомневаются в законности этих действий.

— Конечно, я тоже подвергаю их обоснованному сомнению, потому что все началось 12 мая, когда он был задержан сотрудниками полиции и ОМОН и принудительно доставлен в ЯРПНД. Сейчас в ЯРПНД будут говорить, что он добровольно дал согласие, но как человек может дать добровольное согласие, если он был доставлен туда под конвоем с закованными руками? Вначале на нем были наручники, потом руки были завязаны. Условно согласие было на то, чтобы он там находился до тех пор, пока не будут известны результаты на COVID-19. Его задерживали под предлогом того, что нужно произвести забор анализа. Он их дождался, два анализа были с отрицательными результатами, после чего он написал: далее я здесь находиться не желаю. Это его право. Как только он это написал, тут же собралась комиссия, осмотрела его и сразу признала его представляющим угрозу для себя и других.

— Что это за ускоренный порядок?

— Ускоренный порядок законом предусмотрен, там счет идет на часы. В течение 48 часов комиссия должна осмотреть пациента, и если она решит, что он нуждается в госпитализации, то в течение 24 часов материалы должны быть переданы в суд.

— Как планируете дальше действовать?

— Мы защищаемся только законными способами. Мы хотим, чтобы к Габышеву отношение было в соответствии с законом, как к обычному рядовому гражданину, независимо от его убеждений, политических взглядов и так далее. Я к нему отношусь как к обычному гражданину, хотела бы, чтобы в отношении него производились законные действия. Но по отношению к нему закон почему-то не действует.

Завтра, 2 июня, в 15:20 в здании ЯРПНД состоится выездное судебное заседание, на котором будет рассматриваться иск ЯРПНД по его принудительной госпитализации.

Руководство медицинского учреждения обсуждать историю Александра Габышева отказалось, ссылаясь на врачебную тайну. Главный врач рассказал об общем порядке работы с пациентами на принудительном лечении.

Олег Припузов, главный врач Якутского республиканского психоневрологического диспансера:

— Про Габышева я не могу давать никаких комментариев, потому что это врачебная тайна, он мне таких полномочий не давал. Ни про него, ни про какие-либо обстоятельства, связанные с ним, я ничего не могу сказать.

— Тогда расскажите, как к вам попадают пациенты?

— Как правило, о каких-то симптомах болезни либо о поведении пациента информацию предоставляют родственники либо любые другие органы. Это могут быть, скажем, органы власти, но они, конечно, редко, в основном это учреждения, где человек работает, либо учебное заведение, где он учится, либо органы опеки и попечительства, либо разные правоохранительные органы. Они к нам обращаются, и мы, конечно, обязаны реагировать.

Большинство граждан у нас в стационаре находятся добровольно, то есть они все осознают, подписывают информированное согласие и лечатся добровольно. Незначительная часть госпитализирована в недобровольном порядке, но с определенными основаниями, которые предусмотрены в законе «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Если такие основания появляются, тогда врач представляет пациента на врачебную комиссию, и она принимает решение, отказать врачу либо согласиться с ним. Если такое решение принимает, то в таком случае готовятся документы, и в течение 48 часов мы должны предоставить заявление в суд по месту нахождения психиатрического учреждения. Далее суд рассматривает в установленные сроки, в соответствующем составе, оговоренном в законе, принимает то или иное решение.

— Что может служить причиной недобровольной госпитализации?

— Причин может быть много. Во-первых, опасность для себя и окружающих. Понятно, какая может быть опасность для окружающих. Подробнее об этом сложно сказать, потому что это очень тонкие вопросы. Для себя опасность представляют те, у кого есть мысли или желание покончить жизнь самоубийством. Могут быть еще ситуации, при которых, если человеку не оказывают медпомощь, состояние его психического здоровья может ухудшиться. Критерии есть разные. Этот закон действует с 1992 года, определенная судебная практика есть.

— Приходят ли посетители к вашим пациентам?

— Конечно, приходят. Но в связи с тем, что сейчас во всех медицинских организациях республики объявлены особые меры предосторожности в связи с эпидемиологической обстановкой, то вход любых граждан в здание диспансера запрещен. Это касается всех абсолютно. В здание заходят только персонал и пациенты.

В силу этого есть проблемы по обеспечению доступа адвоката. Поэтому мы предложили вести с ним разговоры по телефону, и адвокат согласился. Но, так как лечащий врач имеет право ограничивать частоту и длительность телефонных разговоров, определенное время давалось на такие беседы. Больше мы никак не препятствовали.

— Как долго может находиться у вас пациент?

— Минимума по сроку нахождения пациента у нас нет. Это решается индивидуально в зависимости от состояния здоровья. Есть только этот критерий, больше никакого. Такие сложные вопросы решаются не лечащим врачом индивидуально, а коллегиально комиссией врачей-психиатров. Это же касается и постановки диагноза. Как правило, в такую комиссию входят три врача, поэтому тут практически исключена возможность какого-то волюнтаристского решения. Любые решения, которые комиссия принимает, как правило, обоснованные и коллегиально обсужденные.

— Вы, наверно, читали в сети, что многие выступают в защиту Александра Габышева и указывают на политический подтекст его задержания. Вы можете это прокомментировать?

— Сама постановка психиатрического диагноза не может основываться на убеждениях человека. Мы говорим о совсем другом. Постановка диагноза может основываться на симптомах болезни, которая есть или нет, но не на убеждениях. Психическим расстройством может страдать любой человек. По определению ВОЗ (Всероссийская организация здравоохранения), в какой-то момент своей жизни психическим расстройством страдает 25% населения Земли, начиная от больших психозов и заканчивая депрессией, тревогами, нарушениями сна и т.д. Это общеизвестно. Тут никто не застрахован. И, конечно, среди этих 25% населения Земли встречаются люди с разными политическими взглядами, для психиатров это неважно, дня них имеет значение только то, есть симптомы болезни или нет, и больше ничего.

На самом деле мы — наша больница, наши врачи — стоим на защите интересов Габышева. Мы не против него, наоборот, мы хотим защитить его, его здоровье, оказать ему ту медицинскую помощь, которая позволила бы ему быть здоровым. Мы в его интересах действуем, понимаете? Не в чьих-то, а именно в его интересах.

Источник: News.Ykt.Ru

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю