Поиски морской доминанты: какой флот нужен современной России

Иван Русанов 26.07.2021 13:16 | Общество 34

Тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов». ©Андрей Лузик/ТАСС

История отечественного военного флота знала разные времена. Со времен Петра I, с известного указа боярской думы «Морским судам – быть!», Россия строила корабли, получала опыт, делала выводы, стремясь при ограниченных ресурсах получить максимальную эффективность военно-морских сил. Менялись геополитическая обстановка и международная морская стратегия, что неизбежно отражалось на отечественном флоте. Но полной ясности, каким он должен быть и для чего предназначен в современных условиях, нет. Это дискуссионные темы и в коридорах власти, и в военном руководстве, и в научном сообществе.

Политика и бюджетная роспись

Строительство флота – дело непростое и дорогостоящее. Поэтому корабли проектируются и строятся исключительно под определенные задачи. «Заказ» формируется не только геополитическими условиями, но и с учетом состояния финансов государства. Например, США позиционируют свой военно-морской флот как залог безопасности и процветания страны. Он используется для защиты морских коммуникаций, обеспечения развертывания сухопутных сил за рубежом, военного присутствия практически в любой точке мира, где под килем кораблям со звездно-полосатым флагом есть семь футов.

Россию многие причисляют к континентальным державам, интересы которых якобы ограничены только сушей. Тезис сомнительный. Как обойтись без флота государству, у которого протяженность береговой линии составляет около 39 тыс. километров? Кроме того, Россия – региональный лидер, имеющий большое политическое и экономическое влияние в мире. И Андреевский флаг в дальней морской зоне – подтверждение этого статуса.

Российская атомная подводная лодка «Юрий Долгорукий». Владимир Смирнов/ТАСС

Белое безмолвие

Арктика пока что сугубо мирная, но в перспективе – взрывоопасная точка Мирового океана. Изменение климата – таяние ледников оголяет богатые газом и нефтью северные моря. Все более реальна перспектива круглогодичных перевозок коммерческих грузов Северным морским путем.

Уже сейчас страны, граничащие с арктической зоной – Дания, Норвегия, Канада, Россия и США, – вступают в споры по вопросам принадлежности участков морского шельфа и ряда акваторий. Корабли ВМС США и Великобритании в 2020–2021 годах впервые за много лет совершили демонстративные заходы в Баренцево море, где провели несколько учений.

Норвегия регулярно проводит на своей территории учения морской пехоты стран НАТО. Канада ввела в строй два крупных патрульных ледокола для охраны своих интересов в Арктике. Так что двух мнений быть не может – на этом направлении на море России необходимы силы и средства, достаточные для обеспечения безопасности государства.

Сирийский опыт

Боевые действия в Сирии против террористического «Исламского государства» (организация запрещена в РФ) – пример использования российского ВМФ вдали от своих берегов. С этим все просто – национальные интересы, обязательства перед союзниками не исключают участия в региональных конфликтах.

США давно и прочно держат пальму первенства на этой арене. Пресловутая дипломатия канонерок – термин, рожденный более века назад, – тому подтверждение. Для России непозволительно отказываться от столь эффективного инструмента влияния на геополитику, как флот.

Необходимо охлаждать и пыл некоторых соседей. В частности, Япония имеет к России территориальные претензии. Страна восходящего солнца, к слову сказать, располагает современным флотом в составе двух легких авианосцев, эсминцев, противолодочных кораблей и подводных лодок.

Лечь на крыло

Отношение политического и военного руководства страны к авианосцам – пример непоследовательных взглядов на предназначение флота. В СССР авианесущие корабли считались «оружием агрессии». Ярким доказательством служила война во Вьетнаме, в которой ключевые роли играли авианосцы США.

При сугубо оборонительной военной доктрине авианесущие корабли способны выступать как средство защиты своей территории, нейтрализации авиации противника в ближней морской зоне. Под эти задачи проектировались и строились советские авианосцы.

В итоге ВМФ СССР получил несколько тяжелых авианесущих крейсеров (ТАВКР). Авианосец «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» вступил в строй перед развалом советской империи. ТАВКР «Ульяновск» и «Варяг», заложенные на Николаевском заводе, так и не были достроены Украиной.

«Ульяновск» был разобран на стапеле, а «Варяг» продан Китаю под плавучее казино в Макао. «Хитрый план» Пекина состоял в том, чтобы получить техническую документацию, что позволило в дальнейшем проектировать и строить собственные авианосцы. Обладание такими кораблями – весьма дорогое удовольствие. Так, поход к сирийским берегам «Адмирала Кузнецова» обошелся России в $7,5 млрд, включая расходы на корабли группы сопровождения, авиацию, топливо, содержание личного состава.

Почти за три десятилетия службы авианесущий крейсер российского ВМФ не прошел ни одного капитального ремонта. Цена вопроса – порядка 70 млрд рублей. Затраты сопоставимы со стоимостью строительства 2–3 корветов проекта 20380 или 20386 или многоцелевой атомной подводной лодки.

Впрочем, все познается в сравнении. Взять стоимость постройки американских авианосцев типа «Нимиц». Головной корабль серии обошелся налогоплательщикам США в начале 1970-х годов не менее чем в $1 млрд, а «Джордж Буш» в 2000-х был построен за $6,5 млрд. Авианосец «Джеральд Форд» (улучшенный «Нимиц») стоит астрономические $13 млрд.

Авианосная ударная группа (АУГ) включает 1–2 крейсера УРО (с управляемым ракетным оружием) типа «Тикондерога», 2–3 эсминца УРО типа «Арли Бёрк», 1–2 многоцелевые атомные подводные лодки (АПЛ) типа «Лос-Анджелес» и «Виргиния». И, конечно, палубная авиация – до 100 самолетов и вертолетов. Общая стоимость создания подобной АУГ приближается уже к $20 млрд, стоимость года эксплуатации – 270 млн долларов плюс 200 млн долларов требует содержание авиакрыла.

Один раз в 20 лет, по правилам ВМС США, кораблю требуется капремонт и модернизация, на это закладывается до $2 млрд. По опыту ВМС США, авианосец половину своей жизни проводит в ремонтном доке. Но свято место, что называется, пусто не бывает – пока один корабль ремонтируют, службу несет другой. Для этого ВМС США располагают 11 атомными авианосцами, из которых 10 относятся к типу «Нимиц».

Спор о понятиях

Бытует мнение, что России следует строить авианесущие корабли с техническими характеристиками, близкими к американским авианосцам. В этом есть рациональное зерно – большой авианосец менее подвержен качке, что важно для авиакрыла. Кроме того, просторная палуба упрощает маневрирование и снижает вероятность аварий, это делает возможным взлет и посадку даже в штормовую погоду.

Сложность в том, что строить боевые корабли водоизмещением в сотню тысяч тонн российские предприятия сейчас не готовы. Завод в Николаеве, где строились все советские авианосцы, принадлежит Украине. Утраченные компетенции российские предприятия восстанавливают медленно.

Чтобы обладать авианосным флотом, нужны колоссальные финансовые вливания, а также решение комплекса вопросов, связанных с судоремонтом и подготовкой летчиков палубной авиации. Верфей, способных строить тяжелые авианесущие крейсеры длиной до 300 метров, в России всего три. Это северодвинский завод «Севмаш», керченский судостроительный завод «Залив» и судостроительный комплекс «Звезда» в Приморье.

Однако загрузка «Севмаша», специализирующегося на строительстве атомных субмарин, не позволяет планировать там закладку авианосца. «Заливу» требуется серьезнейшая модернизация. По этой причине рассматривать его тоже нельзя. Самым подходящим выглядит дальневосточная «Звезда», на которой можно строить суда водоизмещением до 350 тыс. тонн. Правда, мощности предприятия заняты на годы вперед заказами «Роснефти».

В повестке дня – модернизация «Балтийского завода», предполагающая строительство 400-метрового сухого дока. Потребности в инвестициях – около 20 млрд рублей. Но если и будет реализован этот проект, то в интересах Севморпути и арктических шельфовых проектов, которым нужны суда ледокольного типа.

Кроме того, для строительства авианосцев в Петербурге придется решить ряд сопутствующих проблем. В частности, углубить Морской канал, чтобы по нему могли безопасно проходить корабли большого водоизмещения. Задача решаемая, но она предполагает дополнительные затраты.

Конструктивные элементы

В 2019 году Невское ПКБ анонсировало новую модель атомного авианосца «Ламантин» (проект 11450Э), рассчитанного на авиагруппу из 60 самолетов, вертолетов и беспилотников, несущего сильное ракетное вооружение. Еще два проекта – тяжелого атомного авианосца «Шторм» (2015 год) и многоцелевого легкого авианосца, рассчитанного на боевые действия в океанской и дальней морской зоне (2018 год), представлял Крыловский государственный научный центр.

Макет многоцелевого авианосца «Шторм» на VIII Международном военно-морском салонеПетр Ковалев/ТАСС

Однако все проекты пока не более чем декларация о намерениях. По мнению главкома ВМФ адмирала Николая Евменова, техзадание может быть выдано проектантам не ранее 2023 года. До этого надо окончательно определиться, какие авианосцы нужны России.

Американские доктрины указывают на «завоевание и удержание господства в воздухе, прорыв систем ПВО и нанесение ударов по береговым целям». Для российского флота такие задачи вряд ли можно назвать приоритетными.

Локальные же конфликты могут потребовать применения универсальных десантных кораблей, по классификации НАТО – патрулирующих кораблей открытого моря, а также авианосных многоцелевых групп тактического мобильного флота. Для них вполне подойдут легкие авианосцы водоизмещением до 40 тыс. тонн.

Россия способна строить корабли с катапультным стартом, по размерам соответствующие новому индийскому авианосцу «Викрант» проекта 71 (правда, он не имеет катапульт и использует трамплинный старт) или французскому «Шарль де Голль» (имеющему катапульты). Для этого есть мощности на том же Балтийском заводе. Также есть возможность создания главных энергетических установок на базе серийных турбин и самолета на базе МиГ-29К.

Среди требований к проекту – высокая скорость корабля и обводы корпуса, аналогичные «Адмиралу Кузнецову», что важно для авиации. Если условия будут соблюдены, то Россия сможет выйти из тупика, начав строить легкие авианесущие корабли.

О потаенных судах

Российские подводные лодки по праву считают лучшими в мире. Фактически они сегодня – главная наша сила на море, способная нивелировать превосходство потенциальных противников в надводных кораблях. Автономность, скрытность и боевая мощь субмарины – ее неоспоримые преимущества. Ко всему прочему, использовать ракетное оружие, как показывают учения, можно и стоя у причальной стенки.

Сегодня ВМФ России располагает 71 подводной лодкой, из них 12 – с баллистическими, 10 – с крылатыми ракетами, 17 многоцелевых, 8 – специального назначения и 24 дизельные. Основными РПКСН (ракетный подводный крейсер стратегического назначения. – «Профиль») в составе ВМФ РФ являются подлодки проекта 667БДРМ, несущие по 16 баллистических ракет на борту. Строятся корабли проекта 955, каждый из которых будет нести по 16 ракет Р-30, и более усовершенствованные модели проекта 955А.

На Тихоокеанском и Северном флотах несут службу лодки проекта 971. Сейчас появилась возможность переоборудовать их под современный комплекс «Калибр», в номенклатуре которых крылатые ракеты и противолодочные ракето-торпеды разных типов.

Также на Тихоокеанском и Северном флотах в строю «убийцы авианосцев» – знаменитые «Антеи» (проект 949А). Их модернизация с заменой 24 противокорабельных ракет П-700 «Гранит» на 72 менее габаритные, но более современные ракеты «Калибр» или «Оникс» сделает субмарины еще более универсальными. Строятся лодки и проекта 08851 – улучшенная версия К-560 «Северодвинск». В этом году вошла в строй «Казань», начал испытания «Новосибирск», на стапелях находятся «Красноярск», «Архангельск», «Пермь», «Ульяновск», «Воронеж», «Владивосток». Таким образом, с «потаенными судами» у нашего флота дела обстоят неплохо.

Свои чужие берега

Флот открытого моря трудно представить без развитой системы базирования. Ее наличие – преимущество ВМС США и их союзников по НАТО. Поэтому группировки боевых кораблей постоянно находятся в ключевых регионах – на Ближнем Востоке, в Средиземном море, Тихом океане.

У российского ВМФ с этим сложнее. Созданная в сирийской Тартусе база представляет собой закрытую акваторию с современными причалами. Она способна принять целую эскадру. Здесь имеются все условия для жизнеобеспечения кораблей, включая ремонтный комплекс.

Содержание базы обходится казне в 3,2 млрд рублей ежегодно. Очевидно, что эти затраты оправданны. Но одной Тартусы мало. Поднимается вопрос о восстановлении баз России на Кубе и во Вьетнаме, создании новых в Египте, Йемене, Судане, Ливии и Мозамбике.

Они нужны, чтобы обеспечить постоянное присутствие кораблей ВМФ в Тихом океане, Атлантике и Индийском океане. К сожалению, пока до практической реализации дело не доходит. И наши корабли в дальней морской зоне действуют, как говорится, на свой страх и риск.

Силы по средствам

Чтобы обладать современным флотом, России необходимо развивать все его составляющие – от надводных и подводных кораблей и морской авиации до комплексов береговой обороны, разведки, целеуказания.

В составе ВМФ должны находиться атомные субмарины – до 12 РПКСН типа «Юрий Долгорукий» и до 27 многоцелевых АПЛ. Десантные корабли – 4 вертолетоносца, порядка 12 БДК (большие десантные корабли. – «Профиль») для океанской зоны и не менее 20 для региональных флотских соединений.

Плюс корабли эскорта – до 12 многоцелевых фрегатов и эсминцев, до 10 корветов, столько же патрульных кораблей. А еще не менее 20 тральщиков при условии, что корабли других классов будут оснащены необитаемыми тральщиками и противоминными подводными аппаратами.

В случае войны в подчинение ВМФ должны передаваться пограничные сторожевые корабли (ПСКР) – это 40 и более вымпелов. Также нужны суда обеспечения – порядка 3 танкеров, 4 универсальных кораблей снабжения и различные вспомогательные суда.

Если же говорить об авианосцах, то в ближайшие годы требуется построить как минимум один – в качестве сменщика «Адмирала Кузнецова».

В целом стратегические задачи ВМФ России во многом совпадают с задачами, стоявшими перед флотом СССР. Это предполагает наличие двух составляющих: тактических сил быстрого реагирования и морских Стратегических ядерных сил. Неизбежно возникает вопрос о целесообразности деления ВМФ РФ по территориальному признаку.

Уместно напомнить об указе президента РФ «Об основах государственной политики в области военно-морской деятельности до 2030 г.», согласно которому стоят задачи – сохранить второе место в мире по мощности ВМФ, обеспечить создание группировки авианосцев и приступить к масштабному военно-морскому строительству.

Автор – контр-адмирал, кандидат военных наук

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю