Рынок рабов в капиталистической России. Еще один штрих без жалости

kolybanov 29.09.2017 5:38 | Общество 42

Старики-невольники. В Подмосковье стали таинственно пропадать пенсионеры 

Екатерина Барова

Ушёл в магазин и не вернулся. Эту историю телевизионщики начали раскручивать с подачи волонтёров движения «Альтернатива», которые уже 6 лет борются с рабством. За это время ребятам удалось освободить 450 рабов в России и 70 за рубежом.

Съёмочная группа «Вестей» поехала в Сергиев Посад к сестре пропавшего Владимира Блохина. Родные не могли найти мужчину несколько месяцев. «У нас здесь очень много народу пропало. Это не первый случай. Уходили люди — кто в магазин, кто куда. И ни слуху ни духу от них», — рассказала сестра Владимира Ольга Горнева.

Родственники не сомневались, что Владимир попал в рабство к профессиональным нищим. Тем более что волонтёры подтверждали: такие, как он, — выгодное приобретение для владельцев «нищего бизнеса». У него не было правой ноги, а инвалидам подают лучше. Телевизионщики нашли свидетелей, которые уверяли, что мужчину недавно видели на вокзале: утром его привозили «на точку», чтобы просил подаяние, а вечером вместе с выручкой забирали. Уже после эфира в «Альтернативу» пришло сообщение от близких Блохина: едва по ТВ показали сюжет, приехала полиция и пригласила на опознание в Москву. Оказывается, тело Владимира обнаружили ещё 27 апреля на станции Быково. Высылали в Сергиев Посад запросы, но, увы, человека похоронили как неопознанного в братской могиле. Об обстоятельствах исчезновения Блохина пока ничего не известно. Есть в Сергиево-Посадском районе и ещё один пропавший. 23 июля вечером из дачного дома исчез Олег Шкуратько. «Предполагаем, что его увезли. Сам он уйти у нас не мог — он был «домашним», — рассказывает племянница Олега Шкуратько Анна Кузнецова.

По факту исчезновения возбудили уголовное дело по статье «Убийство». В СКР проверили — у Шкуратько «не имелось оснований сменить  место жительства и прервать общение с близкими родственниками».

Мешок на голову средь бела дня 

По словам волонтёров, на стариков и людей с ограниченными возможностями охотятся специально. За стакан воды и корку хлеба они работают по 10 часов в сутки и приносят хозяевам неплохой куш. Одна нищая бабушка или инвалид-колясочник — это от 10 до 15 тыс. рублей в день. Всё, конечно, зависит от «точки», на которую его ставят работать, и легенды, под которую он просит милостыню. «Чем хуже выглядит «нищий», тем больше ему подают. Мы освобождали пожилую женщину с Украины. У неё были проблемы с глазами. Её обманом в Москву привезли — якобы на операцию. А тут ей нарочно зашили глаза грубыми нитками, поставили на вокзале. Она приносила до 50 тыс. в день», — рассказал «АиФ» руководитель «Альтернативы» Олег Мельников.

«Нищая мафия» процветает во многих крупных городах — Санкт-Петербурге, Оренбурге, Екатеринбурге и Нижнем Новгороде. Большая часть преступного бизнеса принадлежит молдавским и астраханским цыганам. А недавно в Санкт-Петербурге задержали двоих граждан Таджикистана (24 и 26 лет), которые похитили в Москве 52-летнего бомжа, вывезли в Питер и заставили просить милостыню. Ему удалось обратиться за помощью в полицию.

Попрошаек нередко содержат в заброшенных общежитиях. В одном из таких держали и жительницу Подольска Ольгу Тимофееву.

Женщине средь бела дня накинули мешок на голову и увезли. Пенсионерку заставляли собирать милостыню, а если она приносила меньше 2000 руб. в день, жестоко избивали. Освобождённых рабов чуть ли не ежедневно доставляют в центр социальной адаптации «Люблино».

Цена младенца — 100 тыс.

«Мы называем рабом каждого человека, у которого забрали документы и который не может добровольно покинуть место работы. Больше половины попрошаек — как раз такие рабы, — поясняет Олег Мельников. — Каждый окупается для своего хозяина меньше чем за неделю. Расценки примерно известны: купить проститутку в бордель — 5 тыс. долл., старушка или инвалид для попрошайничества — 50 тыс. руб., младенцев продают «мадоннам» за 60-100 тыс. Чаще всего похитители делятся с участ­ковым, чтобы тот к ним не лез». По оценкам эксперта, всего в стране сейчас сотни тысяч рабов. Примерно по 40% из них заняты попрошайничеством и работой на нелегальных заводах (как правило, на Кавказе), ещё 20% — проститутки. В крупном городе обороты нищенской мафии достигают десятков миллионов рублей. «В Московском регионе сейчас действительно много пропадает пенсионеров и инвалидов. Только у нас за последние 2,5 месяца два десятка заявлений, — говорит Мельников. — Но надо учитывать разные обстоятельства. Скажем, в разгаре грибной сезон — пожилые люди уходят в лес и теряются. Нельзя исключать, что кто-то потерял память, заблудился и умер. Но вероятность похищения тоже велика».

Попрошайки в военной форме - ряженые рабы.

«Уроки» рабского труда. Сколько в России стоит невольник?

По словам эксперта, участились случаи, когда людей из одних регионов перевозят в другие. «К примеру, из Владимирской и Тульской областей отправили двух человек для попрошайничества в Нижегородскую область. Из Свердловской области — в Москву и т. д. В Подмосковье проблемная «точка» — Мытищи. Здесь людей, похищенных в других регионах, удерживают в основном цыгане. Кстати, никогда человека не держат в том регионе, где похитили, — чтобы сложнее было его найти или ему самому вернуться домой». В «Альтернативе» рады, что на проблему обратили внимание правоохранители. В СКР передана база пропавших в Подмосковье, чьи близкие обратились к волонтёрам, а также информация по ранее освобождённым. Мельников подчёркивает, что не все пропавшие — это похищенные. Говорит, что на 3 тыс. обращений только 100  «их клиенты».

Делом о пропадающих стариках заинтересовалась и уполномоченный по правам человека в Подмосковье Екатерина Семёнова. «Брошенные люди — это ответ обществу за чёрст­вость и безответственность, а государственной системе — за недостаточность механизмов и правовых норм защиты, — уверена она. — Нужно законодательно создать условия для помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, потерявшим свой дом. И конечно, нужна пропаганда ответственности детей за своих родителей».

источник

P.S.

«Бытие определяет сознание».

Система капитализма с детства формирует «хотелок». А далее только пожинаем плоды «воспитания».

Бороться, как известно, надо не со следствиями болезни, а с причинами. Иначе это сизифов труд.

Людей привлекают радостные примеры успеха и расстраивает критика того, что «нельзя». Поэтому критика без предложения альтернативы безсмысленна по сути.

Условно «Фабрики — рабочим, земля крестьянам, вся власть Советам» — такая перспектива гораздо привлекательнее и действеннее критики очередного проворовавшегося чиновника, злобного купца или извращенца при дворе его величества.

Люди хотят знать «что делать», чтобы стать счастливее и богаче. Тогда они работают с энтузиазмом. А им предлагается безконечное «кто виноват», хотя это они и так уже знают, грамотные.

Критика должна сводиться к техническим спискам преступлений без смакования прелестей воровской жизни. Ведь смакование преступной малины всегда принимается молодежью как пример отличиться перед обществом и показать своё Я.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина