The New York Times (США): Расцвет китайского интернета, который может стать нашим будущим

Йирень Лу 20.11.2019 12:27 | Альтернативное мнение 47

© РИА Новости, Екатерина Чеснокова

Ситуация, прежде казавшаяся немыслимой: Китай обгоняет Запад и по системе онлайн-платежей, и по услугам в Интернете. США и ЕС убеждают себя, что Китай изолировал свой Интернет и загнивает. Но загнивает он совсем как Запад в отношении СССР: настолько сладко, что Запад копирует китайские онлайн-технологии.

Кафе «Хейти» (HeyTea) в пекинском районе Чаоян является олицетворением элегантного минимализма. Его светодиодная вывеска и черная черепица немного отдает ретро. В прошлые выходные, когда стояла по-настоящему теплая погода в один из последних дней «бабьего лета», кафе было переполнено посетителями, причем немалого достатка: семьи с колясками, молодежь в модной одежде дизайнерского бренда «Суприм». Все они жаждали насладиться вошедшим в моду так называемым сырным чаем (новый популярный напиток, продвигаемый компанией HeyTea, при изготовлении которого реально используется сыр и конденсированное молоко со сливками — прим. ред.). На фасаде у входной двери висел рисунок руки с телефоном и двумерный штрихкод. «Отсканируйте код, чтобы не стоять в очереди», — гласила подпись к рисунку.

БОРЬБА С ОЧЕРЕДЯМИ КАК ДВИГАТЕЛЬ ИННОВАЦИЙ

Полтора года назад ситуация в этом кафе была совсем другая. Тогда «Хейти», ставшее одним из самых модных брендов в Китае, было печально известно своими длинными очередями. В социальной сети и мессенджере Вичат (WeChat) которым пользуются очень многие в Китае, можно было прочитать о том, что посетителям приходится ждать в очереди по два, три и даже четыре часа. Но это лишь повышало спрос. «Мне кажется, это объясняется человеческой натурой. Готовность простоять в очереди два или три часа, потому что так делают все, — это отражение чего-то фундаментального для гомо сапиенс», — сказал технический директор «Хейти» Пэйлинь Чань (Peilin Chan). Но хотя кафе получило немалую прибыль от такой мощной рекламы, Чань понимал, что это ненадолго, если «Хейти» останется просто диковинкой поп-культуры и не пойдет дальше. Посетители нанимали людей, которые стояли за них в очередях (такая традиция называется «дайгоу» или «подмена покупателя»). Доставка занимала много времени, и это негативно сказывалось на качестве чая. В интернете стали появляться жалобы.

Чтобы решить проблему, Чань обратился к той самой платформе, из-за которой кафе получило даже переизбыток посетителей. В начале 2017 года социальная сеть Вичат объявила о внедрении новых приложений, назвав их минипрограммами. Такие минипрограммы являются частью социальной сети, и загружать их не нужно. Поэтому любой пользователь может открыть в Вичате онлайн-магазин. Чань вполне мог создать обычное мобильное приложение, но поскольку минипрограммы объединены с мобильным сервисом оплаты WeChat Pay, формировать счета там намного легче, и, что самое важное, там уже были покупатели. «В то время мы просто думали о том, что минипрограмма создает удобства для пользователя», — говорит Чань. В результате появилась минипрограмма под названием HeyTea Go («Хейти Гоу»). Она открывается после сканирования штрихкода и дает пользователю возможность сделать заказ, не стоя в очереди. Одновременно она создала немало технологических возможностей для компании — таких, как онлайновая реклама и сбор данных о постоянных посетителях. Чань называет создание этой платформы «стартовой площадкой нашей цифровой трансформации», что можно сказать и о сотнях тысяч других компаний в Китае.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ ЭПОХИ ИНТЕРНЕТА: КИТАЙСКИЙ ВАРИАНТ

Худощавый и энергичный Чань с зачесанной назад копной волос в стиле корейских юношеских поп-групп родился в Гуандуне и был типичным представителем китайского поколения 90-х, которое выросло в тот период, когда в Китае бурно развивался интернет. Чань рассказывает, что в 2008 году, когда он пошел в колледж, если человек заказывал что-то в интернете, к нему приезжал курьер, вручал покупку, а заказчик расплачивался наличными. Скорость загрузки по всей стране была низкой, а некоторые люди в маленьких и удаленных поселках вообще не имели доступа к интернету. За следующие 10 лет Китай пережил цифровые преобразования не менее впечатляющие, чем строительный бум, изменивший китайский городской ландшафт. Электронная торговля росла взрывными темпами. Благодаря мобильным приложениям оплаты наличные деньги стали выходить из употребления.

В жизни Чаня особое место заняло одно такое приложение — Вичат. Разработанный гигантом соцсетей, как называют компанию «Тенсент» (Tencent), Вичат вначале был обычным мессенджером, но со временем превратился в суперприложение. Сегодня у него более миллиарда активных пользователей, и, как сообщила в 2018 году его маркетинговая фирма «Уокзечат» (WalktheChat), через него проходит примерно 34 процента от общего объема китайского трафика данных. Это одновременно социальная сеть, платежная система, среда общения и, что самое важное, инфраструктура для компаний типа «Хейти». Впервые Вичат вышел на рынок в 2012 году, объявив о создании «официальных аккаунтов», напоминающих странички в Фейсбуке. В начале 2017 года он начал вводить минипрограммы.

С тех пор компании создали более миллиона таких минипрограмм, что в два раза меньше количества приложений iOS в магазине «Эппл». Их создают международные конгломераты типа «Макдоналдса» и «Теслы», а также местные компании, такие как рестораны, парикмахерские и спортивные залы. Всех их затягивает силой притяжения на орбиту Вичата, у которого огромное количество пользователей и стандартизированная программная инфраструктура. Это напоминает Евросоюз в том плане, как он превращался в рыночную экосистему. Разработчики минипрограмм выигрывают от общей валюты (мобильная платежная система Вичат), от системы идентификации (логин и пароль Вичата), а также от очень незначительного количества препятствий для торговли и передвижения (простая интеграция с любым количеством других сервисов на Вичате). Поскольку минипрограммы работают внутри Вичата, клиентам компаний не нужно регистрироваться, вводить логин и номера своих кредитных карт.

Компании, желающие перейти в онлайн, издавна сталкиваются с целым рядом проблем, таких как обработка платежей и аналитика. В частности, малому и среднему бизнесу трудно конкурировать с амбициозными технологическими гигантами, такими как «Амазон». Но что касается минипрограмм, то самую большую выгоду от них получают местные фирмы, чей бизнес зависит от пешеходного потока и посещаемости. Отсканировав двумерный штрихкод, клиент сообщает минипрограмме свое местоположение: скажем, я в «Хейти» и пью такой-то сырный чай. Эти данные совмещают действия пользователя в оффлайне и онлайновый профиль, а затем помогают в принятии решений относительно того или иного продукта. В случае с «Хейти» минипрограмма обеспечила компании информацию о популярности разных ароматов и добавок к чаю, а также о потоке посетителей. Соответствующим образом скорректировав свое меню и уменьшив очереди, «Хейти» смогла «подняться», причем так, как компании среднего бизнеса в США не смогли бы. За шесть месяцев с момента дебюта HeyTea Go показатели посещаемости постоянных клиентов выросли в три раза.

Конечно, минипрограммы не могут творить чудеса, и они не всесильны. Без хорошей рекламы они могут зачахнуть, они могут тормозить, и требуют ресурсов на разработку и развитие. А еще они очень прочно привязывают компании к Вичату, что со временем может пойти во вред их финансовым и стратегическим интересам. Но успех минипрограмм в Китае свидетельствует о наличии удивительной альтернативной концепции мобильного интернета, который интегрирован во многих измерениях и по сути дела является огромным единым рынком. Какие инновации порождает такая тенденция? Лучше ли эта архитектура, чем западная, где у каждой компании есть свое мобильное приложение, которое существует изолированно, а после загрузки большую часть дня просто бездействует?

ИЗОЛЯЦИЯ? НЕТ, КОНКУРЕНЦИЯ: ЗАПАД НАЧИНАЕТ ПОДРАЖАТЬ КИТАЮ

По поводу китайского интернета уже давно сложилось общепринятое мнение, что он «отсоединился» от остального мира 10 лет тому назад и что на каждую IT-компанию в Америке приходится свой эквивалент в Китае. Это во многом верно, что касается приложений для потребителей (приложения поиска попутчиков, серверы поиска, сайты социальных сетей), но на самом деле, два интернета пока еще не полностью разошлись. Android (производитель — компания «Гугл») и iOS (ее делает «Эппл»), по-прежнему являются преобладающими операционными системами в Китае. Платформы программирования типа React (производства «Фейсбук») и языки типа Java и Python — всех их китайские разработчики по-прежнему принимают «на ура». Ведь до последнего инфраструктурные инновации идут в Китай в основном с Запада.

Но так называемая модель Вичата может стать первым случаем, когда этот поток развернется в противоположном направлении. Хотя отношения между Китаем и США остаются напряженными, а противоречия связаны главным образом с интеллектуальной собственностью в сфере технологий, американские технологические компании находят в Вичате много интересного, восхитительного, и многому начинают подражать. В 2017 году «Гугл» представила приложения с мгновенным запуском, а в прошлом году Инстаграм объявил о ряде инициатив с покупками и платежами. В этом году Марк Цукерберг отдал распоряжение об интегрировании Фейсбука, Вотсапа и Инстаграма, что свидетельствует о его стремлении создать суперприложение. С учетом политической обстановки на Западе, где крупные интернет-компании подвергаются жестким мерам регулирования и антимонопольным проверкам, модель Вичата вряд ли будет импортирована целиком. Но элементы ее дизайна обязательно появятся на Западе. Эта модель предлагает немало несомненных преимуществ, таких как привлекательные мобильные платежи, применение двумерных штрихкодов, а также простое удобство, состоящее в том, что вам не придется запоминать 100 паролей. Эпоха мобильного интернета началась в 2008 году с появлением магазина приложений «Эппл» (Apple App Store) и продлилась более 10 лет. Интернет Вичата дает возможность взглянуть на то, что наверняка ждет нас в будущем.

ДЕНЬ КИТАЙЦА ЭПОХИ ВИЧАТА

Если ты 30-летний офисный работник и живешь в Китае в небольшом городе, твой день сегодня выглядит примерно следующим образом. Утром ты просыпаешься и проверяешь свой мобильный телефон (это может быть айфон, но скорее всего, новая модель «Сяоми» или «Хуавэй», у которой, тем не менее, есть все новейшие фильтры в камере). Ты пролистываешь новостную ленту «Моменты» в Вичате (это что-то вроде ленты новостей Фейсбука) и отправляешь пару сообщений в групповые чаты Вичата, членом которых являешься. На завтрак ты съедаешь пару блинчиков, купив их у торговца с первого этажа, а расплачиваешься через WeChat Pay. По дороге на работу ты читаешь приложение Jinri Toutiao, которое является агрегатором новостей и может порекомендовать пару статей о том, как бороться с изжогой. Тут ты вспоминаешь, что надо показаться врачу, а этот процесс раньше отнимал много времени и сил, поскольку надо было целый день бегать по больнице и ждать в очередях (как в кафе), а затем оплачивать рецепты. К счастью, сейчас все это можно сделать виртуально на Вичате, причем даже оплатить медицинские счета.

Наконец, ты добираешься до работы. Ты занимаешься продажами на предприятии среднего размера, а поскольку в Китае нет никакого разделения между рабочей и личной жизнью, и поскольку там никто не пользуется электронной почтой, все твое общение с клиентами происходит через Вичат. В перерыве ты пролистываешь приложение коротких видео Куайшоу (Kuaishou) и проверяешь китайский Твиттер Вэйбо. Ты оплачиваешь через Вичат свои счета за коммуналку и заказываешь билеты на поезд через минипрограмму Китайских железных дорог, чтобы на Новый Год поехать домой к родителям. Ты видишь, что сосед направил группе из твоего многоквартирного дома в Вичате ссылку на специальное предложение — 70-процентная скидка на импортный соевый соус! Это предложение можно найти в социальном приложении электронной торговли Пиндуодуо (Pinduoduo), предлагающем большие скидки на оптовые покупки, которые ты делаешь вместе с друзьями. (Ты решаешь, что в этом надо поучаствовать.) После работы ты ужинаешь в ресторане недалеко от своего дома, где заказ делаешь через ресторанную минипрограмму. Вернувшись домой, ты читаешь новые посты из колонки Вичата «Лидеры мнений», а затем тебя привлекает реклама средства против прыщей, и ты начинаешь думать, не купить ли его через интернет-магазин Taobao. Через приложение WeRun ты проверяешь, сколько шагов прошел за день (увы, меньше 10 000), а затем ложишься спать.

КИТАЙСКАЯ ДЕРЕВНЯ ЖИВЕТ В ВИЧАТЕ

Прожив в Китае даже совсем немного времени, начинаешь понимать, почему говорят, что «люди живут в Вичате». Но на момент своего создания в 2011 году в Гуанчжоу Вичат был обычным приложением для обмена сообщениями. «В стране не было единой стандартной платформы переписки, какой в США, как мне кажется, является электронная почта, — говорит главный партнер фирмы венчурного капитала из Кремниевой долины „Андриссен Горовиц» (Andreessen Horowitz) Конни Чан (Connie Chan). — Вичат создавался специально для мобильной связи. Это не было простым превращением компьютерной платформы в мобильную, и в результате мы с самого начала увидели целый ряд удобных для мобильной связи элементов: двумерный штрихкод, голосовые сообщения».

Сначала Вичат развивался медленно, но потом произошел настоящий взрыв. Его начальный этап пришелся на период крупных демографических перемен в среде китайских интернет-пользователей. Когда цены на смартфоны в этом десятилетии существенно снизились, интернет стал доступен сотням миллионов простых людей, живущих в китайской глубинке. Для многих пользователей мобильный телефон стал средством знакомства с интернетом. Люди, которые не привыкли скачивать другие приложения, почти все свое онлайновое время проводили в Вичате, размещая там фотографии и общаясь с друзьями. Затем в 2012 году появились официальные аккаунты, и тогда к Вичату стали подключаться компании и медийные знаменитости. Для китайских потребителей официальные аккаунты стали не просто средством для проведения дополнительного свободного времени в Вичате. Эта площадка также стала местом для торговли. Официальные аккаунты позволили китайскому бизнесу перепрыгнуть через этап традиционных вебсайтов и направлять клиентам сообщения напрямую.

Последний ингредиент появился в китайский Новый Год в 2014 году, когда Вичат предложил виртуальный «красный конверт», который можно было отправлять друзьям. Это была воплощенная в интернете китайская традиция дарить деньги родственникам и друзьям. Но подарками дело не ограничилось, и появился полноправный мобильный сервис платежей WeChat Pay. Возникшая потом конкуренция между WeChat Pay и Alipay компании «Алибаба» положила начало возникновению в Китае безналичного общества — вытеснению наличных денег из финансового оборота. Отсканировав штрихкод с телефона или с клочка бумаги, покупатель теперь может расплачиваться с продавцом без наличных денег и кредитной карты.

Обеспечив две главные потребности цифрового общества (в идентификации и платежах), экосистема Вичат с середины 2010-х годов вступила в полосу расцвета. Компании типа «Эйр Чайна» расширили свои официальные аккаунты фактически до размеров вебсайтов. Модные блогеры и авторы зарабатывают деньги на всем, что они размещают на своих официальных аккаунтах, через кнопку пожертвований, которая подключена к WeChat Pay. В Кремниевой долине давно уже пришли к выводу, что интернет-пользователи не станут платить за контент; но как оказалось, если читателю сделать это легко и просто и если речь идет о небольших суммах, он готов платить.

ПОМОЩНИКИ КОМПАНИЙ: ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА И СВЯЗЬ С РАЗРАБОТЧИКАМИ МИНИПРОГРАММ

В первые годы существования Вичата государство позволяло ему расти и развиваться фактически беспрепятственно, в отличие от США, где считают, что на крупные IT-компании надо оказывать давление. Китайское правительство видело в технологических компаниях движущую силу экономики, которой надо пользоваться. «Будучи американским политиком, ты отвечаешь перед гражданами, и поэтому ты будешь решать те проблемы, которые дадут тебе наибольшее количество голосов, — говорит партнер из компании „Джи-Эс-Ар Венчурс» (GSR Ventures) Юэчэнь Чжао (Yuechen Zhao). — В Китае же ты отвечаешь перед начальством, а поскольку в стране большая тяга к технологиям, у властей есть мощный стимул искать пути применения современных технологий в своих городах, в сфере общественных услуг». Поскольку Вичат разрастался, различным медицинским и образовательным учреждениям, а также транспортным фирмам было разумно присоединиться к этой платформе либо через официальные аккаунты, либо через минипрограммы. Кроме того, в китайской политической системе, где государственная директива пресекает любые протесты компаний и отдельных лиц, реализация явно полезных для всего общества программ идет намного проще. В результате появился глубоко интегрированный и крайне полезный интернет Вичата, какой трудно представить на демократическом рыночном Западе.

В феврале у меня состоялась встреча с экспатом из Барселоны Серджи де Пабло Кесадой (Sergi de Pablo Quesada), который руководит в Шанхае предприятием по разработке минипрограмм «Аут 1 Эн» (Out1N). В отличие от «Хейти», у большинства малых и средних предприятий нет инженерных ресурсов для самостоятельной разработки минипрограмм. Поэтому они заказывают их на стороне, обычно за 2 000 — 3 000 долларов. 30-летний де Пабло Кесада по образованию не инженер, но прежде чем открыть «Аут 1 Эн», он создал несколько собственных мобильных приложений. Он обнаружил, что минипрограммы очень похожи на местные мобильные приложения и одновременно сильно от них отличаются. Такие местные приложения, как и большинство приложений, используемых в США, строятся непосредственно на мобильной операционной системе (iOS или Android), которая является слоем программного обеспечения, сопряженным с аппаратурой. С другой стороны, минипрограммы Вичата надстраиваются над ним, а само приложение выстраивается сверху операционной системы.

Как и «Эппл» со своей операционной системой iOS, Вичат предоставляет инструментальный пакет, представляющий собой набор средств кодирования, который помогает программистам разрабатывать приложения для конкретных платформ. Среди этих инструментов обычно имеется редактор кода, являющийся чем-то вроде Microsoft Word для программистов (именно там пишется сам код); программа-компилятор, переводящая читаемый человеком код на язык ассемблера, читаемый машиной; а также эмулятор, показывающий, как приложение будет выглядеть в глазах конечного пользователя. Инструментальный пакет имеет набор своеобразных крючков под названием прикладной программный интерфейс, который соединяет минипрограмму с инфраструктурой платежей и логином Вичата. Таким образом, если вы разработчик со стороны, вы можете скачать инструментальный пакет Вичата на свой компьютер, запустить редактор, попросить инженеров-программистов написать код для запуска вашей минипрограммы, составить ее, визуализировать, проверить и все повторить. Когда минипрограмма будет завершена, разработчик отправляет ее целиком на утверждение в Вичат.

Если не считать различия в языках кодировки и в процедурах, этот процесс напоминает изготовление обычного приложения. Но то обстоятельство, что он на целый уровень отдален от операционной системы, дает некоторые преимущества. Разработчикам минипрограмм не нужно делать двойную работу для iOS и Android или выбирать между ними. Они могут работать с одним только Вичатом. Вместо того, чтобы думать, в каком из 10 магазинов Android размещать ее (с уходом «Гугл» из Китая в 2010 году возник огромный вакуум, который заполнили сотни разных магазинов приложений, созданных изготовителями телефонов типа «Хуавэй» и «Сяоми», а также оператором сотовой связи «Чайна Мобайл» (China Mobile) и IT-гигантами, такими как «Байду» и «Тенсент»), можно просто все сделать в Вичате. Если представить себе, что минипрограмма — это картина, то Вичат предоставляет холст, кисти и студию для рисования.

КОМПЬЮТЕР ВЫТЕСНЯЕТ ТЕЛЕФОН

Но не рекламу. «Успеха добиваются далеко не все компании, желающие продавать через минипрограммы», — говорит де Пабло Кесада. Те, что преуспевают, обычно делают ставку на маркетинг лидеров мнений или на реальные точки продаж типа «Хейти», потому что они могут рекламировать свои онлайновые услуги. Поскольку официального магазина минипрограмм нет, рекламировать их довольно непросто. Тем не менее, де Пабло Кесада заявляет, что бизнес у него идет весьма успешно. Среди прочего, он создает минипрограммы для клиентов, которым нужно автоматически вырабатывать предложения с расценками, а также для розничных торговцев, таких как популярные пекарни.

В апреле прошлого года я познакомился в Шанхае с 35-летним руководителем компании «Лайе» (Laiye) Ван Гуанчунем (Wang Guanchun). Его фирма занимается разработкой виртуальных помощников на базе искусственного интеллекта, в том числе «Сяолай», который доступен как официальный аккаунт и как минипрограмма на Вичате. Он учредил свою компанию в 2015 году, когда заметил, что не только поиск попутчиков и доставка еды, но и традиционные услуги в таких областях как финансовый менеджмент и недвижимость все чаще переходят в онлайн в рамках Вичата. «В такой ситуации виртуальный помощник сможет выйти далеко за рамки случайного разговора или простого поиска, — сказал он мне. — Он сможет выполнять реальные задачи в интересах пользователей».

У помощника «Сяолай» есть сходства с «Алексой» компании «Амазон» и с «Гугл-ассистентом», но работать с ним в определенной степени проще. «Алекса» и «Ассистент» пока не сумели занять свое место в реальном мире, поскольку не могут вызвать такси, заказать еду, столик в ресторане или записать человека к врачу. Для каждой из этих задач есть свои приложения («Убер», «Зокдок»), с которыми нужно интегрировать виртуального помощника.

А «Сяолай» я могу, скажем, попросить заказать билеты на 3 июня для полета в Нанкин, и этот помощник напрямую осуществит поиск в минипрограмме «Эйр Чайна» на Вичате, проверит расписание и сделает покупку, оплатив ее через WeChat Pay. И сравните эти возможности с технологией искусственного интеллекта «Дуплекс» (Duplex) от «Гугл», которая с большой помпой была представлена в прошлом году. «Дуплекс» — это впечатляющее достижение в сфере машинного обучения с преобразованием текста в речь. Этот сервис способен в режиме реального времени разговаривать по телефону с человеком на другом конце, ни в чем ему не уступая. Но в Китае на другом конце нет человека, а есть минипрограмма Вичата. Когда генеральный директор «Гугл» Сундар Пичаи (Sundar Pichai) представлял сервис «Дуплекс», он отметил, что у 60 процентов малых предприятий в США до сих пор нет онлайновой системы заказов. Иными словами, «Дуплекс» основан на том, что телефонные звонки неизбежны, а «Сяолай» основан на том, что они не нужны.

УПРЕКИ ВИЧАТУ: ОТ «ФЕОДАЛИЗМА» ДО БЕЗОПАСНОСТИ

У рынка Вичата есть свои недостатки. В сфере высоких технологий идут вечные споры о достоинствах и изъянах консолидации. Когда я говорил об этом с сотрудниками компаний, занимающихся разработкой минипрограмм для Вичата, они признавали, что эта платформа носит феодальный характер, так как тесно привязывает минипрограммы к «Тенсент» в ущерб их независимости. «Но что мы можем с эти поделать?» — спрашивает Чань из «Хейти», указывая на то, что традиционные мобильные приложения также строятся на операционных системах, которыми владеют гиганты информационных технологий.

Даже на Западе в последние годы наблюдается тенденция к укрупнению и без того крупных компаний. Пользуясь своим размером, запасами капитала, способностью привлекать ведущие инженерные таланты, заниматься инновациями в сфере компьютеризации, имея обширную базу пользователей и богатый ассортимент продукции, они осуществляют вторжение все дальше и дальше. В частности, в сфере мобильного интернета все сливки снимают «Эппл» и «Гугл». Эти компании могут принимать и отклонять заявки на доступ к своим магазинам приложений, а публикуя комплект разработки программного обеспечения, они контролируют технические характеристики самих мобильных приложений. Со своими минипрограммами Вичат играет такую же роль: сейчас разработчики создают минипрограммы, соответствующие требованиям Вичата, и компания их утверждает. Она обладает властью и привилегией решать, кто получит доступ к миллиарду покупателей.

Пока «Вичат» не демонстрирует ни малейшей склонности беспричинно блокировать или закрывать минипрограммы. Но легко можно представить, как в будущем эта компания начнет выжимать деньги на огромном рынке, который она создала, собирая для себя долю от каждой сделки с минипрограммами. Тогда она станет похожа на магазины приложений «Эппл» и «Андроид», которые берут 30 процентов с прибыли первого года от продажи платных приложений. В этот момент компаниям, которые потратили годы на наращивание трафика в своих минипрограммах, просто не к кому будет обратиться за помощью. Поэтому наиболее дальновидные пользователи, такие как «Хейти», считают минипрограммы просто подспорьем для своих приложений.

Интернет Вичата также вызывает целый ряд вопросов о конфиденциальности и безопасности. Бывший преподаватель экономики Кристофер Болдинг (Christopher Balding), работавший в Шэньчжэне в школе бизнеса Пекинского университета, приводит примеры того, как компании продают на черном рынке персональную информацию пользователей, украденную с Вичата. «Во многих магазинах, если вы отсканируете штрихкод, они сразу начнут высасывать огромное количество информации, — сказал он. — Можно пойти в обычный магазин за углом, продающий китайскую лапшу, и сказать: „Знаете, я хочу купить немного информации». Часть этой информации в итоге непременно окажется в руках интернет-мошенников».

А поскольку в настоящее время властями принимаются жесткие меры по закреплению права на информацию о гражданах за соответствующими госорганами, а не за другими гражданами или иностранцами, значительная часть этой информации попадет в руки государства, которое ведет слежку. Вичат развивается, и власти разрабатывают все более совершенные методы по использованию этой сети для проникновения в частную жизнь граждан, а также для ее применения в политических целях. Например, Управление по вопросам киберпространства в сентябре 2017 года издало новые правила, в которых указывается, что администраторы групп в чате Вичата несут юридическую ответственность за появление в их группах сообщений порнографического или критического в политическом плане содержания. По сути дела, это зачатки цензуры на местах. «Они смогут контролировать Вичат, не уничтожая его, — говорит известный аналитик и специалист по Китаю Билл Бишоп (Bill Bishop). — И это поразительно — регуляторы там действительно очень умные».

Негативная сторона Вичата заключается в том, что факторы, превратившие его в столь живую и энергичную экосистему с опознаванием личности, с системой платежей, с взаимодействием с пользователями, также сделали его невероятно опасным инструментом. Мобильные платежи оставляют финансовый след, который легко можно зафиксировать. Зарождающаяся в Китае система учета «социальных кредитов» может в итоге стать инструментом анализа платежей и онлайновой активности пользователей, помогая определять, имеет ли тот или иной клиент право на различные социальные и финансовые услуги. Поскольку китайский интернет становится интернетом Вичата, эту компанию все чаще будут считать общественным достоянием, и она будет чаще подвергаться прямому вмешательству. Китайские компании всегда несли издержки такого рода, но интернет Вичата усугубляет эту проблему. Сосредотачивая на единой платформе и в минипрограммах деятельность пользователей, ранее распределенную по разным сайтам или осуществлявшуюся вне интернета, они превращают их в легкую мишень.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ТРУДНОСТИ

Этой осенью я познакомился в Шанхае с Тибо Генайтаем (Thibault Genaitay), 30-летним руководителем китайского отделения основанного во Франции учебного центра кодирования «Ле Вагон» (Le Wagon), у которого в Китае три точки. Два года назад, когда эпоха минипрограмм только начиналась, «Ле Вагон» стал вкладывать инвестиции в минипрограммы. Центр испытывал их системы кодировки и включил в свою учебную программу курс лекций о минипрограммах. Сегодня многие сотрудники этого центра сами разрабатывают минипрограммы, помогая иностранным брендам расширять свое присутствие в Вичате. А «Ле Вагон» стал связующим звеном между международным рынком, стремящимся получить доступ к китайской аудитории, и Вичатом, у которого все более серьезные международные амбиции. «„Тенсент» упорно продвигает минипрограммы, пытаясь сделать их более популярными за рубежом, — рассказал мне Генайтай. — Они проводят форумы разработчиков в Сингапуре и Европе. Они хотят, чтобы провайдеры во взаимодействии с коммерсантами разрабатывали минипрограммы, в основном для китайских потребителей за рубежом». Генайтай продолжил: «Речь идет о многомиллионной диаспоре пользователей Вичата, живущих за пределами Китая. Это их главный центр притяжения».

Во многих отношениях это неподходящее время для международной экспансии китайской компании. Американо-китайские отношения опустились до самой низкой отметки со времен холодной войны. В сфере технологий набирает вес национализм. Неустойчивое перемирие между «Эппл» и «Вичат» (минипрограммы вытесняют магазин приложений «Эппл» и превращают Вичат в единственное приложение на телефоне, которое вам нужно) вряд ли сохранится навечно. И политические течения могут вынудить «Тенсент» перейти на собственную операционную систему, как это уже случилось с «Хуавэй».

Но в остальном время вполне удачное и правильное. В 2013 году, когда компания «Вичат» предприняла попытку международной экспансии, она проиграла системе мгновенного обмена текстовыми сообщениями Вотсап, у которой похожие функции, но пожалуй больше культурной привлекательности. Однако сегодня Вичат — это уже не только мессенджер, но и самая большая в мире рыночная площадка. Тем иностранным компаниям, которые хотят продавать свою продукцию китайским покупателям, минипрограммы дают возможность пойти коротким путем, избежав многочисленной армии посредников, распределителей и партнеров по импорту. Де Пабло Кесада говорит об этом так: «Это дает мелким компаниям возможность не только продавать товары китайским туристам, когда они находятся в Нью-Йорке, но и поддерживать эти отношения после их возвращения в Китай. Имея минипрограмму, можно увидеть, написал ли что-нибудь новое твой любимый художник из Нью-Йорка; можно купить его картину прямо там, и ее отправят вам в Китай. Минипрограммы — это настоящая революция, поскольку они дают возможность продавать товары любому китайцу, у которого есть Вичат, то есть, практически всему Китаю».

Теперь американские технологии пошли по китайским следам. Недавно было объявлено о создании платформы для местных компаний WhatsApp Business, которая предоставляет информацию и общается с клиентами этих компаний. Она очень похожа на минипрограммы и набирает популярность в Мексике и Индии. Марк Цукерберг в этом году публично сослался на «цифровой эквивалент гостиной» и на «безопасные платежи», которые уже существуют в Вичате. Фейсбук со своими знаковыми приобретениями, такими как Фейсбук-Мессенджер, Инстаграм и Вотсап, начинает очень сильно походить на Вичат. Теперь это приложение для обмена сообщениями, социальная сеть и площадка для электронной торговли. Подобно Вичату, Фейсбук собирает под одной крышей многочисленные компании. Можете себе представить Инстаграм, где каждый аккаунт является электронной витриной, своего рода минипрограммой, где пользователь может сделать покупки и показать их другим, даже не выходя из приложения.

Постепенное движение в сторону модели сетевого Вичата свидетельствует о серьезных изменениях в динамике взаимоотношений западных и китайских интернет-технологий. На протяжении десятилетий онлайновая инфраструктура приходила с Запада, начиная с дизайна и языков программирования и кончая беспроводными протоколами. Такого рода инновации, зачастую поставлявшиеся бесплатно и не дававшие быстрой прибыли, тем не менее, давали своим разработчикам нечто вроде мягкой силы. Они преодолевают культурные различия и помогают стирать их. Сейчас такую функцию впервые выполняет китайская концепция. Минипрограммы Вичата — это те технологии, которые Китай не копирует, а предлагает.

ВЗРЫВНАЯ СМЕСЬ: КИТАЙСКОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ ПЛЮС АМЕРИКАНСКИЙ ТИНЕЙДЖЕР

Последствия таких сдвигов малозаметны, но повсеместны, и многие из них мы пока еще не осознаем. В разговоре с Генайтаем мы постепенно перешли к компании БайтДанс» (ByteDance), создавшей приложение новостей «Цзиньжи Тоутяо» (Jinri Toutiao) и к сети коротких видео Тикток (TikTok), которая стала первым китайским продуктом, вошедшим в западное сетевое сознание. «БайтДанс» стала, пожалуй, самым крутым стартапом в мире, поскольку ее рыночная стоимость составляет 78 миллиардов долларов, и она наращивает свои усилия, пытаясь заняться производством и поиском. Это молодое поколение китайских компаний, которое сейчас достигло поры зрелости. Во главе таких фирм стоят учредители из поколения нулевых, которые жаждут признания во внешнем мире. «БайтДанс» тоже испытывает минипрограммы. «„БайтДанс» имеет преимущество, потому что у нее уже работает за границей Тикток, — сказал Генайтай. — Если они сумеют создать экосистему минипрограмм на Доуинь (так называют китайскую версию Тикток), то им будет очень просто скопировать ее на Тикток». Иными словами, «БайтДанс» сможет бросить вызов Вичату, став приложением с полным набором сервисов.

Генайтай подчеркнул, что если не принимать во внимание технологии, усилия «БайтДанс» в сфере минипрограмм пока находятся на раннем этапе, и сейчас неясно, сможет ли компания открыть замкнутую экосистему, которая доступна только официальным брендам. Конечно, минипрограммы того типа, который мы видим на Вичате, могут показаться весьма странными в мире ТикТока, который причудлив и сюрреалистичен, не обладая коммерческой жилкой. Но если у «БайтДанс» все получится, это может стать откровением. Какие бы усилия ни понадобились, чтобы суперприложения китайского образца вышли на американского тинейджера, это очень похоже на будущее интернета.

Материалы содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции.

Сейчас на главной
Статьи по теме