Украина, которую мы потеряли

СНЖ Эль Мюрид 18.12.2018 0:49 | Политика 56

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Лавров выступил в эфире радио «Комсомольская правда» и, отвечая на вопросы по украинской проблеме, сообщил, что о признании ДНР и ЛНР речи не просто нет, но и быть не может — признав их, «мы потеряем Украину».

Логика российского руководства, безусловно, выглядит совершенно инопланетной, хотя бы потому, что обычной человеческой там нет. Будь конфликт на Донбассе единственным противоречием между Россией и Украиной, она выглядела бы относительно разумной, хотя даже в этом случае страна, если она вешает лапшу на уши про каких-то «соотечественников», должна выдвинуть к соседу ряд жестких условий, подкрепив их веской аргументацией, а если потребуется — и угрозами, с тем, чтобы любое решение конфликта учитывало исходную причину конфликта — нарушение прав этих самых соотечественников. Однако кроме Донбасса есть еще и Крым — и здесь логика Кремля работать перестает окончательно. Украину Россия «потеряла» именно в тот момент, когда присоединила Крым. Это было решение, отыграть которое назад невозможно, а потому ситуация приобрела качественно иной характер. Кремль должен был либо доводить дело до конца, добиваясь признания Крыма российским (причем на всех уровнях — и международном, и двустороннем), либо признавать наличие неразрешимого конфликта, который сделал Россию и Украину враждебными государствами вне зависимости от режимов, которые управляют нашими странами.

Тот факт, что нынешний украинский режим, мягко говоря, не имеет никакого отношения к реальным национальным интересам Украины, никак не отменяет того, что любой украинский режим в сложившихся обстятельствах будет считать присоединение Крыма аннексией и исходить из определения России как агрессора. Уже поэтому слова Лаврова, что нам очень не хочется потерять Украину, отдают какой-то форменной шизофренией. Если не в медицинском смысле, то во всех остальных. Мы ее уже потеряли. В 14 году.

Присоединение Крыма — вопрос не только российско-украинских отношений. Это вопрос как минимум региональной безопасности, а еще шире — глобального миропорядка, в котором агрессия есть преступление. Исторические примеры здесь малоубедительны, тем боле, что они вообще вне контекста: Россия воевала за Крым более 100 лет только потому, что вела борьбу за выход к черноморским проливам, то есть — Крым был частью общей стратегии России на выход в Средиземное море. Крым — заведомо проигранная позиция в любой позиционной оборонительной войне, все захватчики его брали и если потребуется — возьмут столько раз, сколько потребуется. Защитить Крым возможно только в рамках всеобщего консенсуса о его принадлежности или в рамках наступательной стратегии, причем противником может выступать только одна страна в регионе — Турция. Других нет. Точка. Во всех остальных случаях Крым рано или поздно будет отторгнут. Понимал ли всё это Путин? Говоря откровенно, не заметно. Хотя откуда завклубом может понимать такие вполне очевидные вещи? Его другому учили — работать со стукачами, писать рапорты и доносы.

Кроме того, не стоит забывать, что Крым и Донбасс — принципиально разные явления. Решение по Крыму было принято в Москве, а вот Донбасс восстал вопреки Кремлю, хотя естественно, что именно Крым дал толчок и восстанию, и людям, которые имели глупость поверить предателю и лжецу, клятвенно обещавшему публично защитить и не допустить. Кремль не может признать независимость Донбасса по предельно конкретной причине — никому не нужен прецедент, что против законной власти можно взбунтоваться и победить. В этом смысле бандиты в Москве абсолютно солидарны с бандитами в Киеве. Крым — это когда руководство в законе делит между собой делянки и решает вопросы. Донбасс же — это когда смерды посмели поднять голову на своих хозяев. Здесь никаких сомнений быть не может — такую инициативу нужно душить. Если не получилось в зародыше — то как-то иначе.

Отсюда и бесконечные разговоры про безальтернативность Минского процесса. Его итогом должно стать возвращение холопов их законным хозяевам — нам чужого не надо. Телевизор найдет, как именно обосновать — в конце концов, ему за это деньги платят.

Однако и без телевизора достаточно сказано, чтобы понять — Кремлю Донбасс не нужен. То есть, извлечь выгоду он, конечно, попытается, но и только. Конечный итог остается прежним — ни у кого не может быть иллюзий на благополучный исход любого сопротивления законной власти. Даже если эта власть вас убивает. Ваше дело — покорно принимать невзгоды.

Собственно, Лавров как раз об этом. Ничего нового, кстати, не сказано — всё было говорено неоднократно. Так что даже неясно, зачем было повторять одно и то же в который раз.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Популярное за месяц