Укроблудие: «нация» по вызову

Александр Берберов 28.02.2018 7:22 | Общество 122

Даже самый отчаянный и безбашенный украинский националист, галичанин в кубе – вынужден будет сегодня признать, что тема украинства проституирована. Она используется для обогащения и карьеры теми аферистами, которые ни этнически, ни духовно к украинскому населению не принадлежат. Они не заботятся даже о самых элементарных нуждах этого населения и никак своё будущее с этим населением не видят. Даже для тупого ясно, что грузинский аферист в вышиванке, гагаузский еврей и «вор в законе», армянка, подменившая цвет волос и глаз, авакяны, ставшие аваковыми – публика сугубо криминальная. Они – как и весь стоящий за их плечами бред украинизма – воплощают принцип рыночной экономики: «ПЛАТЕЛЬЩИК ВСЕГДА ПРАВ».

Это вообще большой и очень важный для человечества вопрос: как далеко может пойти наёмник, изображая заказанное своим нанимателем? Где личность наёмника, прислуживающего спросу, стирается частично, а где полностью? В Средневековье актёров запрещали хоронить на кладбище, уверяя, что они, ломая комедии, лишились собственной души…

В погоне за прибылью алчный человек «…при 100 % попирает все человеческие законы, при 300 % нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». — мудро писал английский публицист XIX века Томас Джозеф Даннинг.

В современном мире одни люди присвоили себе право печатать деньги без ограничений, а другие ломают себе головы под страхом виселицы — лишь бы эти свежеотпечатанные бумажки получить. Это — реальность в которой мы живём. Запад в СССР изначально сделал ставку на всё самое низменное, самое криминальное, на уголовщину и психопатов, чего теперь не скрывает даже А.Чубайс…

В этом контексте «контракта» и следует понимать феномен украинизма, феномен, возникающий вместе с капитализмом и являющий собой наиболее уродливый концентрат всех капиталистических пороков.

Если плательщику (платежеспособному клиенту) нужно изобразить чубатых «козаков» — изобразят чубатых. Если нужно эфиопов или эскимосов – изобразят эфиопов или эскимосов. Украинизм – это освоенная проходимцами часть сферы услуг по изображению из себя «элиты» той нации, за которую платят.

И то, что театр кровавый – не отменяет того, что перед нами именно театр с ряжеными. То, что формируется «нация по вызову» — которая приедет к вам или примет в «апартаментах», оденется по желанию плательщика хоть медсестрой, хоть строгой училкой, хоть хохлушкой, хоть узбечкой – часть расширяющегося общемирового рынка проституции.

Проституция, как и украинизм – принципиально несамодостаточное явление. Как проституции в целом, так и украинизма в частности не бывает без плательщика и его платежей. Невозможно и помыслить, чтобы прожжёные уголовники вроде Авакяна, Григян и Вальцмана городили бы весь этот набор нелепостей (очевидного всякому разумному человеку бреда и маразма) просто так, если бы им никто за это не платил…

+++

Действия человека бывают трёх видов. Прежде всего, конечно, продуманные и созидательные действия, связанные с достижением своей цели, целесообразностью. Во-вторых – принудительные действия, которыми заставляют заниматься силой.

Капитализм добавил к этому третий вид действий: платное наёмничество.

Действия наёмника не являются осмысленными или целесообразными, как не являются они и принудительными. Цель наёмника – получить мзду. И он бездумно выполняет всё, что требует наниматель, преследуя не цели нанимателя (которых он зачастую совершенно не понимает), а цель получить оплату.

+++

Укроблудие неразрывно связано с внешними платежами, без которых оно не только не могло бы быть, но и (как нелепое извращение) даже не пришло бы никому в голову. Украинствующие не могут жить сами по себе, составить нечто самодостаточное, как Россия или Америка, Германия или Франция. Им необходим спонсор с Запада или с Востока. Без спонсорства они задыхаются и разбегаются в разные стороны…

Как отмечается в критических заметках об Украине чешского Института Вацлава Клауса: «…Украина в своей нынешней форме — это в значительной мере искусственное образование, изначально нежизнеспособное, построенное на ложных посылах». (апрель 2014)

Внезапно вспыхнувшая «любовь» укроблудов к Европе, как и прежняя «любовь» к России и не скрывает, что является любовью за деньги, то есть не только по факту выступает проституцией, но и заявлена пропагандистами как проституция. Без денег отношение к Европе отражает Волынская резня и прочие зверства бандеровцев, из которых недвусмысленно видно, как «любит» европейские ценности без почасовой оплаты это криминальное зверьё.

+++

Знатный «доброжелатель» России Г. Киссинджер в книге «Дипломатия» (1997 год) писал, что «Антиимпериалистическая революция, направленная против господства России, весьма популярна в новых нерусских республиках и исключительно непопулярна в Российской Федерации».

И далее вынуждено признаёт, что против цивилизационной миссии России вынужден использовать силы анти-цивилизации[1] (а мы скажем грубее – маргинальное криминально-психопатическое отребье).

Характерна попытка выдать откровенную и неприкрытую проституцию укроблудия за «антиимпериалистическую революцию». Попытка шита белыми нитками:

Антиимпериалистическая революция на любом континенте – это борьба с УГНЕТАТЕЛЕМ в лице империи. Это борьба колониального народа за УЛУЧШЕНИЕ (а не ухудшение) своего материального положения. И борьба за развитие своей самобытной культуры, против угнетения её культурой пришлой, чаще всего – европейской.

Укроблудие ни в коей мере и ни разу в своей истории не улучшило ни материального, ни духовного положения жителей Украины, оставаясь всегда тем, чем оно и родилось: политической проституцией[2].

Для «антиимпериалистической революции» на Украине не было никаких поводов[3] – поскольку это вопрос освобождения колоний, а Украина не была колонией и не нуждалась в освобождении[4].

Поскольку укроблудие, как форма политической и просто заказной проституции, как геополитический стриптиз, ни в коей мере не являлось анти-империалистической революцией (и даже наоборот – учитывая стремление проституток лечь колонией под европейские метрополии) – никакие формы улучшения быта и развития национальной культуры укроблудие перед собой не ставило.

Цель украинизма всегда одна: использовать территорию, культурную и гуманитарную катастрофу на этой территории для своего личного «скачка в Европу», для бегства аферистов с чемоданами, набитыми европейской валютой. Таким предстаёт украинизм в годы гуманитарной катастрофы т.н. «Руины», таким он предстаёт в годы фашистского нашествия (как средство передвижения лидеров аферы в Германию), и уж тем более ярко раскрылся он в таком качестве сегодня.

Главная цель украинской независимости в том, чтобы вожди этой независимости НЕ ЖИЛИ на Украине. То есть вожди ведут массы к «незалежности» (гуманитарной катастрофе) – чтобы в итоге сбежать подальше с территории «незалежности».

Оттого лидеры украинщины – представляют из себя всегда (а в наши дни особенно) – омерзительнейшее отребье не только славянства, но и вообще рода человеческого (тем более, что сами они, чаще всего, к славянам не имеют никакого отношения, как «правящий гагауз» или оппозиционный ему «Мишка-одессит»)[5].

+++

Бессмысленно искать в укроблудии австрийский или польский, германский или американский след. Все они там наследили[6] – но для проституток они неразличимы, как клиенты-плательщики. В том и заключается особенность проституции (укроблудия), что ни по именам, ни по внешности клиенты «профессионалки» не различаются.

Интересно отметить, что капитализм отодвигает на обочину насильственную проституцию гаремного типа и выдвигает «добровольную», то есть платную проституцию на первый план. Именно вместе с капитализмом приходит и украинизм: он появился только вместе с широким денежным оборотом, когда смогли и захотели его оплачивать «заинтересованные клиенты».

Действительно, веками на территории Украины жили русы — русичи, но никаких «украинцев» или «восточных славян» и в помине не было. Как не существовало и терминов «Украина», «украинцы». Существовали, конечно, «окраины» — пограничье разных государств, но не было «украинской государственности». А «украинская идентичность» зародилась только в 19 веке. Кстати, и слова «великоросс» также не было в ходу до 19 века. Перемена имени с «русских» на «украинцев» есть отказ от самих себя, то есть самоубийство, считал Василий Шульгин. С ним невозможно не согласиться.

Но ведь и проституция – самоубийство (как и наркомания) – известно, что проститутки и наркоманы долго же живут. Однако явление не только не исчезает, но наоборот – заметно ширится в последние десятилетия, вовлекая в процесс миллионы и миллионы желающих обоих полов…

+++

Укроблудие лишено какой-либо созидательной программы и самосознания. Как наёмник не знает, за что воюет, как дрессированный медведь не понимает, чего забавного в плясках, дающих ему сахар, так и украинствующие иррациональны в высшей степени.

Основной идеей политической проституции по имени украинизм (как и прочих аналогичных политических трансгендеров) является получение оговоренной мзды конкретными провокаторами. До тех пор, пока мзда поступает – система работает. То есть проститутка послушно одевается медсестрой или танцовщицей, кем скажут – и послушно принимает указаные плательщиком позы.

Это национал-прислужничество необыкновенно унизительно, для славянства оскорбительно, совершенно бесперспективно (и ведёт к очевидному истреблению всех славян) – но в целом отвечает основной идее капитализма, рыночных преобразований. В которых «каждый за себя» и «деньги не пахнут». Плюс – «клиент всегда прав». Правота клиента подтверждается не какими-то рациональными аргументами, выясняется не в споре – его правота в его платежеспособности.

При этом укроблуды, как это бывает у проституток – вообще никак не видят себя без плательщиков, в отрыве от спонсоров. В их картине мира деньги – подобны бананам, то есть растут в строго определённом климате, и больше нигде. А именно – в Европе и Америке. На нашу же территорию их можно только ввезти – в обмен на интим-услуги. Самим произвести доход, прибыль, материальные блага – для проституток немыслимо, это за пределами их картины мира.

Созидательный труд для них так же непостижим – как для гиен, грифов и прочих падальщиков, вчистую разучившихся самостоятельно охотиться — охота.

И это очень роднит украинствующих с нашими доморощенными либералами, которые думают про деньги так же: самим сделать нельзя, можно только из Америки ввезти… А чтобы ввезли — надо выслуживаться, «комаринского» станцевать, да так, чтобы умилить белых господ…

+++

Лишённое представлений о созидании, укроблудие ничего не может знать об экономических отношениях, экономической целесообразности и экономических интересах ставшего его заложником населения. Оно рвёт выгодные связи, устанавливает вопиюще-невыгодные, потому что смысла в его действиях нет, кроме подхалимства к плательщикам.

Ничего не понимая в построении жизнеобеспечения (экономике) – политическая проституция не видит и той паскудной, омерзительной и суицидальной роли, которую она играет в мировой политике.

Для «партнёров» украинская проститутка – «не жена, и даже не подруга». Это одноразовое мясо с одноразовыми и копеечными, по сути, платежами, которыми охватывают только высшую политическую верхушку.

Это давно и всеми подмечено: «Ирония истории, однако, заключается в том, что «украинцы» существуют лишь постольку и до тех пор, пока есть русские, которым «новым мировым порядком» объявлена война на уничтожение. В этой войне «украинцы» — всего лишь вспомогательное войско. Ниспровержение России и Русского Народа автоматически делают и их ненужным, отработанным хламом, место которому на исторической свалке»(С. Родин).

Кем бы ни считал себя Мазепа в глазах шведов или Шухевич в глазах немцев – и для шведов и для немцев они были и остаются всего лишь предателями, расходным материалом. А, как гласит древняя мудрость – «предателями брезгуют даже те, кто вынужден пользоваться их услугами».

Видимо, отсюда выходит и презрение клиента к проститутке, пренебрежение ею как человеком, которое никто из пользующих не распространит на свою мать.

Мать – жена отца и тем уважаема. Проститутка (в том числе прислуживающая германцам или англосаксам славянская нация[7]) – «ничья», она чести не сберегла и презрение получает в первую очередь именно от тех, кому пыжится услужить.

И потому её расходуют в буквальном смысле слова, беспощадно[8]. В буквальном смысле слова – на износ и на убой…

+++

Это и неудивительно, учитывая, что колоссальная территория находится в руках политических проституток, сидящих на грантах, не имеющих никаких представлений о реальной экономике и реальной политике.

Причём сидят грантожоры не только на подачках европейского сутенёра, но и на чемоданах. Бегство с награбленным подальше от Украины (зачастую и в Россию) – их жизненная цель и главная мотивация.

Отсюда внешний вид: полная утрата целесообразности любого из действий.

+++

Как сказал бы Фонвизин – «вот злонравия достойные плоды»…


[1] Киссинджер: «Ибо российские группировки, стоящие у власти, исторически трактуют своё государство в масштабах цивилизаторской миссии; подавляющее большинство ведущих фигур в России… отказываются признать… легитимность государств-преемников, особенно Украины, колыбели русского православия. Даже Александр Солженицын, когда пишет об освобождении России от дьявольского порождения в лице не желающих в ней оставаться инородцев, настаивает, что под началом Москвы должны оставаться Украина, Белоруссия и населённая славянами почти половина Казахстана, вместе составляющие около 90% прежней империи»… Как говорят в таких случаях – «заметь, не я сказал!» Киссинджер открыто заявил, что миссия России цивилизаторская, что Украина НА САМОМ ДЕЛЕ – колыбель русского Православия.

[2]В 1991 году на политической карте мира появилось противоестественное государственное образование — «самостийная Украина», в пользу которой победитель в Холодной Войне (США) наложил на Москву контрибуцию: благодаря нерасторгнутым связям с «угнетателем» Россией, «метрополией», которая, под давлением Запада, оказывала все эти годы блудливой «колонии» спонсорскую помощь, вылившуюся в итоге в кругленькую сумму — 250 миллиардов долларов. Эти деньги помогли не только сохраниться «неньке», но и стали основой богатства ряда «ширых» олигархов. Теперь уже не секрет, что кроме контрибуции с России государство-проститутка получало деньги и с другой стороны. В апреле 2014 года в Госдепартаменте США официально подтвердили, что Вашингтон выделял деньги Киеву на подкуп высших должностных лиц. Помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд в интервью телеканалу CNN подтвердила, что Вашингтон выделил 5 миллиардов.

[3] Как писал историк Николай Ульянов (Происхождение украинского сепаратизма, Мадрид, 1966 г.)- «Особенность украинского самостийничества в том, что оно ни под какие из существующих учений о национальных движениях не подходит и никакими «железными» законами не объяснимо. Даже национального угнетения, как первого и самого необходимого оправдания для своего возникновения, у него нет. Единственный образец «угнетения» — указы 1863 и 1876 гг., ограничивавшие свободу печати на новом, искусственно создававшемся литературном языке, не воспринимались населением, как национальное преследование. Не только простой народ, не имевший касательства к созданию этого языка, но и девяносто девять процентов просвещенного малороссийского общества, состояло из противников его легализации. Только ничтожная кучка интеллигентов, не выражавшая никогда чаяний большинства народа, сделала его своим политическим знаменем. За все 300 лет пребывания в составе Российского Государства, Малороссия-Украина не была ни колонией, ни «порабощенной народностью».

Когда-то считалось само собой разумеющимся, что национальная сущность народа лучше всего выражается той партией, что стоит во главе националистического движения. Ныне украинское самостийничество дает образец величайшей ненависти ко всем наиболее чтимым и наиболее древним традициям и культурным ценностям малороссийского народа: оно подвергло гонению церковно-славянский язык, утвердившийся на Руси со времен принятия христианства и еще более жестокое гонение воздвигнуто на общерусский литературный язык, лежавший, в течение тысячи лет в основе письменности всех частей Киевского Государства, во время и после его существования. Самостийники меняют культурно-историческую терминологию, меняют традиционные оценки героев и событий прошлого. Все это означает не понимание и не утверждение, а искоренение национальной души. Истинно национальное чувство приносится в жертву сочиненному партийному национализму.

[4] Александр Афанасьевич Потебня — российский и украинский языковед, литературовед, философ. Член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской академии наук, первый крупный теоретик лингвистики на Украине и России, чьё имя носит Институт языкознания НАН Украины — являлся горячим патриотом своей родины — Малороссии, но скептически относился к идее о самостоятельности украинского языка и к разработке его как литературного. Он рассматривал русский язык как единое целое — совокупность великорусских и малорусского наречий, и общерусский литературный язык считал достоянием не только великороссов, но и белорусов и малороссов в равной степени; это отвечало его взглядам на политическое и культурное единство восточных славян — «панрусизму». Его ученик, Д. Н. Овсянико-Куликовский вспоминал: «Приверженность к общерусской литературе была у него частным выражением общей его приверженности к России как к политическому и культурному целому. Знаток всего славянства, он не стал однако ни славянофилом, ни панславистом, невзирая на все сочувствие развитию славянских народностей. Но зато он, несомненно, был — и по убеждению, и по чувству — «панрусистом», то есть признавал объединение русских народностей (великорусской, малорусской и белорусской) не только как исторический факт, но и как нечто долженствующее быть, нечто прогрессивно-закономерное как великую политическую и культурную идею. Профессор Михаил Георгиевич Халанский, его ученик, говорил мне, что Александр Афанасьевич так именно и выражался, причисляя себя к убежденным сторонникам всероссийского единства.

[5] Как писал уже цитированный Н. Ульянов – «Именно национальной базы не хватало украинскому самостийничеству во все времена. Оно всегда выглядело движением не народным, не национальным, вследствие чего страдало комплексом неполноценности и до сих пор не может выйти из стадии самоутверждения. Если для грузин, армян, узбеков этой проблемы не существует, по причине ярко выраженного их национального облика, то для украинских самостийников главной заботой все еще остается доказать отличие украинца от русского. Сепаратистская мысль до сих пор работает над созданием антропологических, этнографических и лингвистических теорий, долженствующих лишить русских и украинцев какой бы то ни было степени родства между собой. Сначала их объявили «двумя русскими народностями» (Костомаров), потом — двумя разными славянскими народами, а позже возникли теории, по которым славянское происхождение оставлено только за украинцами, русские же отнесены к монголам, к туркам, к азиатам. Ю. Щербакивскому и Ф. Вовку доподлинно стало известно, что русские представляют собою потомков людей ледникового периода, родственных лопарям, самоедам и вогулам, тогда, как украинцы — представители переднеазийской круглоголовой расы, пришедшей из-за Черного моря и осевшей на местах освобожденных русскими, ушедшими на север вслед за отступающим ледником и мамонтом. Высказано предположение, усматривающее в украинцах остаток населения утонувшей Атлантиды.И это обилие теорий, и лихорадочное культурное обособление от России, и выработка нового литературного языка не могут не бросаться в глаза и не зарождать подозрения в искусственности национальной доктрины.

[6] Польская заинтересованность в украинском сепаратизме лучше всего изложена историком Валерианом Калинкой, понявшим бессмысленность мечтаний о возвращении юга России под польское владычество. Край этот потерян для Польши, но надо сделать так, чтобы он был потерян и для России. Для этого нет лучшего средства, чем поселение розни между южной и северной Русью и пропаганда идеи их национальной обособленности. В этом же духе составлена и программа Людвига Мерославского, накануне польского восстания 1863 года.

«Вся агитация малороссианизма — пусть перенесется за Днепр; там обширное пугачевское поле для нашей запоздавшей числом Хмельничины. Вот в чем состоит вся наша панславистическая и коммунистическая школа!… Вот весь польский герценизм!».

Не менее интересный документ опубликован В. Л. Бурцевым 27 сентября 1917 г., в газете «Общее Дело» в Петрограде. Он представляет записку, найденную среди бумаг секретного архива примаса униатской Церкви А. Шептицкого, после занятия Львова русскими войсками. Записка составлена в начале первой мировой войны, в предвидении победоносного вступления австро-венгерской армии на территорию русской Украины. Она содержала несколько предложений австрийскому правительству на предмет освоения и отторжения от России этого края. Намечалась широкая программа мероприятий военного, правового, церковного порядка, давались советы по части учреждения гетманства, формирования сепаратистки настроенных элементов среди украинцев, придания местному национализму казацкой формы и «возможно полного отделения украинской Церкви от русской».

Пикантность записки заключается в ее авторстве. Андрей Шептицкий, чьим именем она подписана, был польский граф, младший брат будущего военного министра в правительстве Пильсудского. Начав свою карьеру австрийским кавалерийским офицером, он, впоследствии, принял монашество, сделался иезуитом и с 1901 по 1944 г. занимал кафедру львовского митрополита. Все время своего пребывания на этом посту он неустанно служил делу отторжения Украины от России под видом ее национальной автономии. Деятельность его, в этом смысле, один из образцов воплощения польской программы на востоке.

Программа эта начала складываться сразу же после разделов. Поляки взяли на себя роль акушерки при родах украинского национализма и няньки при его воспитании. Они достигли того, что малороссийские националисты, несмотря на застарелые антипатии к Польше, сделались усердными их учениками. Польский национализм стал образцом для самого мелочного подражания, вплоть до того, что сочиненный П. П. Чубинским гимн «Ще не вмерла Украина» был неприкрытым подражанием польскому: «Еще Польска не сгинела».

Картина этих более чем столетних усилий полна такого упорства в энергии, что не приходится удивляться соблазну некоторых историков и публицистов объяснить украинский сепаратизм одним только влиянием поляков.

[7] Скажем, М.С. Грушевского нельзя представить себе иначе как в виде выдрессированного на злобность пса с зубами, оскаленными против России». Чем занимался Грушевский, живя в течение 20 лет в Австро-Венгрии, и почему его вполне можно именовать «немецким шпионом», показал в статье «Украина как антисистема Русского мира» Борис Днепров: « Австрийское правительство выписывает во Львов М. Грушевского, перед которым ставятся три задачи:

1) создать украинский литературный язык, возможно менее похожий на русский;

2) переделать историю Малороссии так, чтобы она перестала быть частью истории русского народа;

3) образовать ядро «украинской» интеллигенции, ненавидящей Россию, идеалом которой было бы оторвать Малороссию от России с включением её в состав Австрийской империи.

[8] Согласно официальным данным, с 1993 по 2014 год население Украины сократилось с 52,2 до 42,8 миллиона человек. При этом статистикой фиксируется тяжелейшее, если не сказать катастрофическое соотношение смертности и рождений в стране: на 100 умерших — 61 родившийся. Но это… избыточно-оптимистичная картина, созданная теми, кто хотел бы лакировать действительность, чтобы приуменьшить катастрофу собственной власти.

Старательное уклонение властей страны от проведения новой переписи (в том числе до дестабилизации, порожденной Евромайданом и дальнейшими событиями) прозрачно намекает, что ситуация в украинской демографии еще куда более неблагополучна, нежели ее пытаются представить. Одним из самых популярных трюков является учет людей, некогда уехавших на заработки и давно осевших в новых странах проживания и не планирующих возвращаться на родину, как по-прежнему проживающих в родной стране.

Предпринимаются попытки высчитать реальную численность населения Украины по косвенным показателям типа потребления хлеба или электроэнергии. Наиболее реалистичные оценки утверждают, что в стране осталось не более 25-30 миллионов человек.

Все чаще высказываются предположения, что правящие укроблуды своей политикой целенаправленно, в угоду врагам славянства, своим спонсорам, стимулируют снижение численности населения по всем направлениям: увеличение смертности, снижение рождаемости, отток людей в другие страны. Украина находится в фазе масштабной системной деградации — социальной, экономической, технологической, инфраструктурной и так далее. Там происходит откат к предыдущим этапам исторического развития, приметы чего наблюдаются повсеместно — от ликвидации высокотехнологических предприятий до отказа городов от централизованного горячего водоснабжения.

В результате, если опять-таки ориентироваться на прибалтийский (или болгарский) вариант, численность населения должна упасть в обозримом будущем еще миллионов на десять. При этом заметим, что для этих стран-образцов (они уже и в ЕС, и в НАТО) прогнозы не планируют никакой стабилизации. В той же Болгарии в 1989-м было около девяти миллионов жителей, сейчас осталось менее семи, к 2050 году планируется около 5,5, а к концу века — не более 3,5 миллиона жителей. Возрастная структура населения такова, что уезжают в первую очередь молодые, а остающиеся в большинстве своем пенсионерки могут, конечно, работать. Но не рожать.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора