ВЛАСТИ И СЛАСТИ…

Виктор Евлогин 16.04.2019 15:56 | Альтернативное мнение 18

​С 2014 года Росстат фиксирует падение уровня жизни. Год от года реально располагаемые доходы граждан падают даже по официальной статистике. Никого не утешает (и правильно!) что это общемировая тенденция. Пик потребительского благополучия был пройден Западом в 1970 году[1], после чего началось обветшание его производственной и социальной сфер. Вписавшись в Запад – мы вписались в его общее (правда, идущее с разной скоростью) обветшание. Пиком абсурда в РФ стала «пенсионная реформа», которую никакими разумными аргументами власть так и не смогла обосновать. Это пик абсурда, но не весь абсурд. Он давно копится в тканях нашего неказистого бытия.

В обществе стали всё жестче ставиться вопросы: а только ли Запад виноват в социально-экономическом бедствии народа? Почему наша собственная власть откровенно вытирает ноги о мнение подавляющего большинства граждан?

Отсюда и резкий рост нетерпимости и протестных настроений, которые фиксируют эксперты. В 3,8 раза выросла вероятность протестного голосования на выборах разного уровня в России. 15 апреля об этом заявил журналистам директор по стратегическому развитию Всероссийского центра по изучению общественного мнения (ВЦИОМ) Степан Львов.

Львов отметил, что вероятность неодобрения власти увеличивается в 6,8 раза, вероятность протестного голосования — в 3,8 раза, вероятность неучастия в выборах — в 1,2 раза. Львов привел следующие цифры, взятые из проводимого ВЦИОМ исследования, которые красноречиво описывают картину современного состояния российского общества.

Так в политике считываемое нарушение ценностного регулятора увеличилось в 2,4 раза, в сфере трудовых отношений — в 1,7 раз, в сфере социального обеспечения — в 1,6 раз, в здравоохранении — в 1,4 раза, в сфере ЖКХ — в 1,4 раза, при взаимодействии с госслужащими — в 1,2 раза.

По мнению эксперта, справедливой на данный момент воспринимается в обществе только личная сфера (отношения в семье, с друзьями и т. д.) Если же говорить о социальной сфере жизни, потребляемых услугах, отношениях на работе, политике, то здесь восприятие всё больше становится проблемным. А 12 апреля член общественной Палаты России Иосиф Дискин сообщил о резком росте недовольства в обществе текущей ситуацией в политике, экономике и социальной сфере.

+++

Проще всего – и это делают почти все – заклеймить носителей власти персонально, как лично-жестоких, лично-безнравственных и лично-презирающих народ людей. Отсюда и кажущееся решение проблемы: заменить Иванов на Петров, Дискиных на Львовых – и всё пойдёт на лад!

И мало кто честно скажет вам, читатель, что смена Иванов на Петров, Порошенок на Зеленских, суть есть смена шила на мыло. Надежда на смену персоналий – продукт обмана и самообмана малограмотных и узколобых людей, которые видят в правителях не заложников, а творцов системы.

А я вам скажу, что измениться должны не персоналии, а базовые идеи, правящие обществом (Дж.Кейнс справедливо писал, что экономикой, как и обществом в целом – управляют господствующие идеи. Это он вывел США из Великой Депрессии, если что).

Ведь правитель персонально – лишь заложник и игрушка в руках того огромного множества идейно заряженных людей, которые привели его к власти и усадили на трон. Если это миллионноголовое тело перестанет ему подчиняться – он перестанет быть правителем. Он превратится в Николая II на станции Дно, в Горбачёва образца декабря 1991 года… Формально в руках все полномочия, фактически – ноль.

+++

Вот, например, Сталин – это же не Коба Джугашвилли. Это, прежде всего, партия ВКП(б) и её коллективная воля. Которая нащупала из множества наиболее подходящего её настроениям лидера. Это актив советской власти в городе и на селе. Сталин – это те миллионы рядовых, непримечательных солдатиков, которые могли бы сдаться под Москвой, или под Сталинградом – но решили стоять насмерть. Исходя из собственного, а не навязанного выбора.

Кем был бы Сталин без этих миллионов? Политссыльным в Туруханском крае, каковым он, собственно, и был до определённого времени…

Вы, глядя поверхностно, думаете – вот, мол, какая жестокая эта власть, взяла да и пенсии отменила! Делать ей больше нечего – кроме как сидеть да над людьми издеваться! Вот были бы там, во власти, другие люди – они бы уж так пакостно не сделали бы!

А я не думаю, что власть хочет над вами издеваться. Она, конечно, издевается, что очевидно – но не потому, что хочет. Это не её свободный выбор – это роковая неизбежность в сложившейся стохастической системе отношений, при которой энтропия накапливается по общему вселенскому закону естества.

И глупо спрашивать в системе оттока и убыли, хочет ли власть презирать свой народ? Получает ли удовольствие? Допустим, не получает. Не хочет. По ночам в подушку плачет. И что это меняет?

Чтобы изменить что-то по существу, не косметически – нужна принципиально новая экономика, а не просто новые лица во власти. Иные отношения между людьми — а не иные портреты в кабинетах начальства (которое привычно менять портреты, с ленинских начинало).

+++

Исток проблем не в том, что власть не хочет давать благ народу. А в том, что в этой системе перманентного убывания потенциала – она в принципе не может их дать. Не может быть гуманной власти в экономически-дегенеративном производственном укладе, который не восполняет даже предыдущего уровня воспроизводства. Что власть сама про себя думает, какой она сама себе кажется – дело другое.

Но, по сути, гуманное отношение к людям имеет лишь одну прочную основу: развитие. Оно по-настоящему возможно лишь там, где развиваются наука и образование, производство и техника, где цивилизованный образ жизни умножает силы и возможности общества. То есть духовное, умственное развитие человека предшествует его материальному благополучию: люди, ставшие умнее, узнавшие больше – найдут способ и жить достойнее.

Напротив, страшные зоопатии, деградация в рамках либерализма – это пролог материального оскудения. Люди глупеют, дичают, перестают что-либо понимать, их действия звериные, мотивации животные – как может развиваться материальная сфера, заложница ума?!

И это не вопрос желания, не вопрос выборов. Чтобы делать телевизоры – я должен сперва научится их делать в уме. Я должен понять, как собирается телевизор – тогда я его соберу. А как я его соберу, если не знаю его устройства? Методом тыка?!

То же самое и ЦОЖ – Цивилизованный Образ Жизни. Нужно сперва ясно понять в уме, что такое цивилизация – и тогда ты сможешь собрать её из элементов окружающей среды вокруг себя.

Когда либералы пытаются вокруг себя собрать цивилизованный образ жизни – они подобны неграмотному, пытающемуся собрать радиоприёмник или самолёт. Результат-то они видели (как дикари карго-культов), как работает готовый самолёт – примерно представляют. А как и из чего его собирают – понятия не имеют. И потому складывают из тростника…

Достойная жизнь вначале собирается в уме – и лишь потом на практике (как и любой технологически сложный прибор).

Наши же люди, отравленные ядом бытового либерализма, пребывают во тьме – и возлагают свои карго-упования на сатириков и паяцев, коих и коронуют в великой надежде на лучшее.

Огорчу сразу: это напрасные надежды. Не нужно быть Вангой, чтобы изначально увидеть: они обречены обернуться разочарованием… и эмоционально-взвинченным поиском новых «клоунов надежды».

+++

Человеческая цивилизация изначально выстроена на приоритете будущего. То, что планируется на завтра – для цивилизованного человека важнее, чем то, что сегодня. Этим он отличается от зверя и дикаря, для которых нет такой категории как «будущее время». Цивилизация построена на приоритете духовного над материальным. В частности, на приоритете проекта по отношению к текущему состоянию.

Источник прогресса – это когда мир в голове человека лучше и совершеннее, чем мир вокруг него. И мир вокруг постепенно догоняет мир в голове, а тот снова уходит вперёд. Сказка становится былью, фантастика – реальностью. Почему? Приоритет духовного над материальным. Проекта над текущим состоянием.

Будущее не становится лучше просто так. Оно становится лучше лишь в том случае, когда человек наизнанку выворачивается, выстраивая его, и многим жертвуя для этого. Иначе мы, как рыночные либералы, попадаем в «бесконечное сегодня», которое, как у рыб, снова и снова воспроизводит само себя (да и то в лучшем случае).

Это когда мы в 2019 году обсуждаем вопросы 1991 года, словно бы свихнулись или умственно застряли в нём. Причём мы делаем это снова и снова, словно в ловушке времени. Либерализм и есть ловушка времени.

Если будущего не строить, зациклившись на текущих проблемах, то оно не будет построено. Если оно не будет построено – то его и не будет. Там, где оно могло бы быть – образуется дублированное сегодня, или, чаще дублированное вчера.

При этом энтропия накапливается во всех тканях системы: того, что вчера всем хватало (как пенсий) – вдруг уже не хватает на всех. Того, чего хватало для многих – теперь хватает лишь для немногих.

Почему?

+++

Если я хлеба не сею, то единственный мой хлеб – это запасы хлеба в амбаре. Оттуда я и раздаю – понимая чисто арифметически, что запасы хлеба в амбаре убывают. Если они не пополняются, а я их раздаю – что им ещё делать? Только убывать. Я могу раздавать хлеб из амбара помногу – но тогда он там быстро кончится. Пытаясь продлить сроки раздачи, я иду на снижение пайка. Вызываю предсказуемую и заслуженную злобу: раньше давали мешок, а теперь пол-мешка!

Но в описанной мной ситуации нет правильных решений. Раздавая хлеб помалу, я продлеваю жизнь системе (которая всё равно в итоге умрёт, добрав последнее зерно). Раздавая хлеб помногу – я повышаю свою популярность, но приближаю бесславный конец, окончательное банкроство этой системы, КОТОРАЯ ХЛЕБА НЕ СЕЕТ.

Главная-то проблема системы – не размер пайка, а отказ от выращивания будущих урожаев. Эта система убывающего амбара обречена, и может только тактически маневрировать по срокам. Единственный для неё выход – это возродить цикл воспроизводства, вернуться к полевым работам, чтобы пополнить запасы в амбаре.

Либеральная экономическая клоака не может этого сделать по многим причинам. Теоретически, на уровне зомбирования, она считает возвращение к воспроизводству благ тупиком и «тоталитаризмом». Она загипнотизирована болтовнёй о «свободном рынке», на котором есть рыба, может быть и удочка – но не бывает сознательного, планового разведения рыбы. Чем больше она раздаст рыбы – тем меньше рыбы в невосполняемом водоёме. Чем больше раздаст удочек – то же самое. Если она перестанет давать и рыбу и удочки – вызовет гнев. Оттого система в теоретическом тупике.

Психологически современные топ-«экономисты» — никакие не экономисты и вообще не учёные. Они продукт воровской приватизации, и если не воры в прямом смысле слова – то уж точно прохиндеи, втёршиеся в дегенеративный уклад ельцинизма.

Весь их жизненный опыт связан не с производством, а с расхищением. Они не смогут наладить цикл воспроизводства благ даже если очень захотели бы. У них нет для этого знаний и производственного опыта, нет ни воли, ни характера, ни ума, ни способностей, ни трудовой, ни моральной устойчивости.

Они потому и вцепились, как клещи, в очевидно-бредовую либеральную теорию, что она помогает им жить-не тужить, и пиршествовать блистательно, ничего не делая. Рыночный либерализм – это рай для тунеядца, но не для всякого, а только если тунеядец – начальник. Простой тунеядец погибнет от безденежья, а начальник-то получает супероклады, не считая откатов! Ему очень хорошо руководить – «рукой водить», ничего не организуя, ни за что не отвечая, и всякий раз ссылаясь на «непостижимость воли рынка».

Либеральная экономическая клоака возникла наверху не сама по себе. Сама по себе она бы там никогда не сформировалась: народ бы не дал.

Но тут очень сложная проблема с народом. «Род лукавый и прелюбодейный», сформированный многими десятилетиями духовного растления и вопиющего самодовольного невежества – терпит клоаку сверху, потому что сам на неё поведенчески равняется, и сам не прочь жить, как она.

Вороватый безответственный либерал и нищий майдаун в лохмотьях – это ключ и замок. Нищий привык к безделью и «свободе» точно так же, как он привык к своей нищете. Этот нищий не хочет железной руки и трудовой дисциплины. Он не хочет пахотного ярма и режимной строгости синхронизированного созидания. Он жаждет халявы, экономических «чудес», он мечтает подменить начальника-негодяя хитростью или майданным бунтом, сесть вместо вороватого депутата самому депутатом, таким же вороватым.

Этот нищий будет выбирать Зеленских, Карандашей, Патов, Паташонов, Арлекин, боксёров, порноактрис, реализуя свои мечты о халяве и моментальном облегчении без напрягов и затрат.

Он будет выбирать тех, кто ему льстит – следовательно, только тех, кто ему врёт.

С растленной потреблядью, даже когда она голодает – невозможно воссоздать цикл воспроизводства реального сектора экономики. Потреблядь сама пахать не будет и другим не даст.

Её единственная программа – чтобы ей лично с амбару больше выдавали. Если для этого нужно урезать пайки всем остальным – то урезайте. И так думает каждый, хотя думает, что он один такой хитрый.

Врачи мечтают поднимать до бесконечности цены на медицинские «услуги», не задумываясь, как больно от этого будет больным. Металлурги мечтают всех разорить ценами на металл, а таксисты мечтают о теракте на вокзале, когда смогут драть за вывоз напуганных людей по 50-80 тысяч рублей за поездку…

Попытки впрячь всё это скопище потреблядей в производственную дисциплину создают высокий риск социального взрыва, тем более, что труд не сразу принесёт эффект: сеют весной, а собирают урожай (да и то, если не засуха) – только осенью. Власти проще играть с майдаунами в подачки, а ещё проще в посулы и «импичменты». Мол, засиделся кладовщик в амбаре, оттого и все беды! Надо поменять кладовщика, новый будет нам давать больше хлеба!

Но проблема же не в том, старый или новый кладовщик. Кладовщиков можно менять хоть каждый день, но это же самообман, проблема же в том, что либерализм прожирает невосполняемые запасы прочности экономической системы!

Ведьма М.Тэтчер выиграла не одни выборы, поднимая уровень жизни англичан за счёт переброски средств с долгосрочных стратегических программ на текущие рыночные нужды. И вначале был эффект «вау, как хорошо мы стали жить!».

Но когда выяснилось (уже в наши дни) что долгосрочные программы все провалены, Англия ушла в экономическую безысходную яму, во всём проигрывая «социалистической» ФРГ с её очень высокими внерыночными социальными затратами.

Что и стало главной причиной «брексита» — у слабой рыночной Англии не получается быть вместе с социализированной, социально-ориентированной ФРГ.

А чего тут непонятного? Если мы сегодня прекратим готовить учителей, то экономию получим уже сегодня, а проблему нехватки учителей – только через 15-20 лет. Если мы сегодня перестанем сажать лес, то экономию средств получаем сегодня же, а проблему безлесья – только лет через 80, когда выросли бы леса, сажаемые сегодня!

Самая главная проблема в том, что рыночный либерализм живёт «здесь и сейчас», к чему активно всех призывает. Он не смотрит ни по сторонам, ни в будущее. Он до того уже договорился, что призывает детей не рожать – мол, от них и проблемы и бедность! А без детей живёшь – и денег больше на себя остаётся, и никаких пелёнок каканых, одна красивая тусовка вокруг тебя!

Вот и получается система, в которой амбар прошлогодних припасов не пополняется. Наоборот, вычерпывается, тает. Что будет, когда он растает в Англии или России? Сомали будет. Украина будет. Англия Диккенса и его Оливера Твиста в Англии будет. Англия Байрона и повешенных за кражу чулка ткачей в Англии будет. Вы понимаете, что встав на путь безответственного потреблядства вы делаете такой исход неизбежным? И вопрос лишь во времени: насколько хватит обществу до стадии Сомали и Либерии подкопленного в прежние эпохи инфраструктурного жирка…

+++

Я не хочу упрощать вопрос, сводя социальные проблемы РФ к якобы злобной, якобы презирающей народ, за людей его не считающей власти. Которая «исключительно из жестокости и по чистой злобе» всячески этот народ обделяет, шпыняет, обирает и унижает. Потому что, мол, ей больше делать нечего! Потому что чиновники обнаглели при «несменяемом» — а как сменим его на Максима Галкина, тут-то запляшут лес и горы!

Я не хочу верить в конспирологию, согласно которой власть занимается своими погаными делами – от какого-то беспочвенного остервенения и патологического садизма (хотя есть вкрапления и этих элементов).

В целом, я убеждён, власть хотела бы выглядеть доброй, хотела бы раздать народу «манатки», жратву и шмотки, наслаждаясь его весельем и собственной благонамеренностью. Но проблема системы вовсе не в том, что долго не избирают президентом Петросяна или ещё какого клоуна!

Проблема системы в том, что её анатомия работает на убывание материальных благ с жестокостью законов физической реальности. Система хочет быть доброй (наверное) – но она сложена так, что может кормить уйму паразитов только с продажи сырья, да и то, пока оно не кончилось в отвоёванных героями-предками недрах.

И она не склонна осуждать за тунеядство, она гробит труд, а не тунеядство, тунеядство ей «классово-близко», а тунеядец в её системе координат – «класс-гегемон».

Если мы решим – в самом широком смысле слова – поставить цикл воспроизводства, засеять и собрать новый урожай (а не только тырить то, что предками оставлено) – то это потребует и неудобств, и дискомфорта, и насилия, и суровой дисциплины.

И сворачивания всех шапито демократической клоунады (потому что балаганная «почтенная публика» превратится в пролетариат и колхозников), и смены всего образа жизни, не только на блаженствующих верхах, но и прозябающих в «драгоценной» свободе низах.

Придётся прекратить майданные песнопения и заняться «расчисткой трамвайных путей – прямым своим делом». Одним словом, Сталин потребуется – которого низы призывают, но и очень побаиваются. А ну как он возьмёт в шенкеля не соседа, а тебя самого, привыкшего сидеть на жалких пособиях и побираться в предвыборных штабах либеральных и поверхностных жуликов-кандидатов?

Нельзя же совместить живое, реальное дело, в котором исполнители «винтики», и привычны «брать под козырёк», бодро рапортуя «рад стараться» — со всеми этими бесконечными, как затяжной понос, либеральными кривляниями! Если человек попытается строить, паясничая, то у него и стройка не заладится, и паясничания толком не выйдет.

Ведь что такое созидание без дураков? Это приказ:

-Давайте, ребята, берите лопаты в руки, Беломорканал сам себя не построит! А платить мне вам пока нечем. Вот когда построим всё запланированное – будет вам и достойная оплата труда! А пока утешайте себя тем, что работаете на собственное будущее…

То, что власть так сказать сегодня неспособна, и наивно надеется, что Беломорканал ей подарят «инвесторы» — не вопрос. Но ведь и массы, даже самые нищие и обречённые слои – готовы ли к такому развороту? Они готовы Беломор копать тем инструментом, что имеется?

Или им проще внести Максима Галкина на руках в Кремль, и надеяться, что после этого «гражданского подвига» — «потекут, куда надо, каналы, и потом, куда надо, впадут»?

+++

Любой фермер не даст соврать, что полноценное цикличное хозяйство – сложный и очень затратный механизм, в котором, чтобы не проесть будущего, нужно очень от многого отказываться и многое тратить на долгосрочные программы развития.

Гораздо проще распродать урожай, какой есть, и пуститься в загул, с деньгами, не думая покупать ни семян, ни горючки, но новой техники, ни вообще ничего, что понадобиться завтра. А тем более послезавтра. Любой Беломорканал или Турксиб начинаются с тяжёлого труда, а прибыль приносят только в конце, через годы.

Это же не «Норильский Никель», который в готовом образцовом виде хапнули приватизаторы, и стали сразу же получать сверхприбыли – ничего не вкладывая. С имеющегося – чего не получать-то? И смысл жизни, и суть экономики в том, чтобы получить с того, чего не имеется, нет пока в наличии! Чтобы делить торт на столе – не нужны ни экономисты, ни технологи, ни Кутузовы, ни Талейраны. Бери нож да режь, и всех делов.

А вот как задумаешься – какими путями прошёл каждый корж этого торта, чтобы в итоге у тебя на столе в нечто готовое к употреблению собраться – так сразу дух захватит. Как будто в бездонную пропасть заглянул!

+++

Растление и вымирание нации начинаются не с коррупции в верхах. Этой коррупцией они оборачиваются на поздних стадиях.

А начинаются они с подленькой идейки «рынок всё отрегулирует», овладевшей умами широких масс. Ведь за этой идейкой с её трупной сладостью – надежда, что всё сделает кто-то другой, не я, а я только буду кушать плоды!

Когда масса начинает этим дышать – с ней начинают играть лжецы и проходимцы, выдвигаясь и побеждая, снова и снова. Недаром писал критик Добролюбов ещё в XIX веке, что очень трудно обмануть того, кто сам никого не собирается обманывать – даже если он совсем простак.

А вот того, кто сам нацелился на обман, халяву, аферу – обмануть легко, даже если он тёртый калач. Если ты сам как на ладони, не замышляешь никаких хитростей – то и чужие хитрости от тебя будут отскакивать. А вот когда у тебя есть тайна – на ней и сыграют.

Далеко не все участники приватизации с вонючими портянками «ваучеров» стали капиталистами – но ведь рвались-то в капиталисты все! Каждый рассчитывал вперёд других вскочить в рай с чужого горба. О том, что на одного хищника по законам биосферы должно приходиться не менее 10 жертв (и то это крайний, предельный минимум!) – тогда не думали.

+++

Не обманывайте себя, романтики рынка и «свобод»: система в том виде, в каком её сложили ПОСЛЕ СССР – обречена на оскудение и угасание.

Оно в ней математически неизбежно.

Хищники и падальщики берут, не отдавая, не возмещая – и в той куче, из которой они берут, всё меньше и меньше. Разговоры о том, что мы пройдём «трудный этап», и «Украина будет жить, как Франция» — это «разговоры в пользу бедных», беспочвенный трёп.

В итоге (и это очевидно из всей динамики) – не Украина будет жить, как Франция, а Франция – как сегодняшняя Украина. Ибо когда дёготь смешивают с мёдом, дёгтю ничего, а мёд испорчен. Горячий стакан пунша не согреет холодной улицы – напротив, холодная улица охладит в итоге и горячий стакан.

Сложилась экономическая система, обречённая на убывание, потому что в ней люди не работают на ближних и потомков, а грабят ближних и потомков, сволачивая всё себе.

Всякий запас прочности в такой системе истощается, своды рушатся. Где-то быстрее, где-то медленнее (где тонко – там и рвётся), но бумеранг рыночного эгоизма вернётся в лоб каждому эгоисту.

Рассуждать сегодня, что власть «чего-то не хочет» давать людям – подменять объективную несостоятельность либерализма субъективной проблемой личности наверху. Мол, это не склады истощаются без пополнения, а кладовщик злой! Надо только выбрать доброго кладовщика – и амбары сами собой пополнятся! Ага, «инвесторов» привлекут – те возами будут их заполнять с черного хода, вагонами!

Но ведь умный человек понимает: либеральная тусовка неспособна не то, что на развитие – но даже и воспроизводить сама себя. Просто так, по вашему, вымирает и перезаселяется арабами Европа?! Доосвобождались, придурки, до полного истирания в истории, до самоликвидации!

Но попробуй их, в их нынешнем состоянии, запрячь в сталинизм – взовьются, как твои коньки-горбунки!

Как доказали либералы – прожить большое дедушкино наследство можно. И легко. И даже весело.

Но когда ты его прожил, спустил в весёлых кутежах – у тебя не останется ничего. Ты можешь выбирать себе Зеленских, Петросянов, Винокуров, хоть весь ансамбль песни и пляски в роли соправителей – из ничего не выйдет ничего…


[1] В 1970 году белый мужчина при неработающей жене зарабатывал в реальных единицах столько же, сколько он сегодня зарабатывает вдвоём с вынужденной идти работать женой. Чтобы сохранить достаток, женщины в массовом порядке стали трудоустраиваться. 2 зарплаты в 2019 = 1 в 1970.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора