Запад от формализма до аномии…

Александр Леонидов 5.06.2018 23:01 | Общество 72

​Что даёт нам основание сравнивать современный Запад с гитлеровским рейхом? То, что современный Запад встал на путь формального, демонстративного нарушения норм права всех форм: от международного до уголовного. Глумление Запада над правовыми нормами, международными соглашениями, конституционными и иными актами постепенно переросло в отрицание любых стабильных и устойчивых правовых форм общего действия. «Наша прихоть закон, и нет иного закона!» А это лишает все поступки даже рамочного единообразия.

В определённый момент, видимо, на волне «головокружения от успехов» в момент крушения СССР (события, подлинных причин которого там не поняли[1]) — на Западе подумали, что будет удобно объявлять «законным» всё, что нравится его правителям.

И, наоборот, считать «незаконным» всё, что им по каким-то причинам не симпатично. Установление факта преступления подменили свободой собственных комментариев. По формуле: «было не так, как было, а так, как мы потом сказали».

Конечно, такое поведение на государственном уровне – это подрыв связного мышления, подрыв представлений о доказательной базе, культуре аргументации, объективной реальности, методологии установления фактов.

Это ликвидация принципа состязательности сторон в судебном разбирательстве: западный суд уже имеет готовый вердикт до расследования, и всё чаще – до самого факта преступления (которого может попросту не быть, как в случаях с М. Шмидом[2], А. Бабченко, «убитыми и воскрешёнными Скрипалями и др).

Кроме того, это полная деградация правосознания у властей и населения, которая возвращает массы в самые тёмные закоулки средневековых «охот на ведьм» и ордалий, в те «времена былинные», в которых правосознание заменяли произвол конунга и миф.

+++

Жизнь есть жизнь, и в жизни никогда всё не бывает гладко, как на бумаге. Реальность до идеала всегда не дотягивает. Поэтому главная пропасть лежит не между праведностью и грехом, а между грехом и восторженной аномией.

До тех пор, пока человек понимает, что плохое является плохим – он остаётся человеком, даже если, стыдясь и прячась, делает плохое.

Об этом мудро сказал Ф.М. Достоевский: «сердце народа нашего… может страшно упасть; но в моменты самого полного своего безобразия он всегда будет помнить, что он всего только безобразник и более ничего; но что есть где-то высшая правда и что эта правда выше всего».

Ликующая, восторженная аномия уже не разделяет добра и зла даже теоретически. Она берёт очевидное зло или безумие – и радостно «пиарит» его во все рупоры, полагая, что это и есть «высшая правда». Нет хуже того безобразника, который потерял способность понимать, что он безобразничает. Но именно на эту траекторию и взгромоздился Запад всей своей рыхлой, раскормленной фаст-фудами тушей.

Одно дело, если юридическое право ТОЛЬКО нарушено. Другое дело – когда его вообще нет. Отголоски смутных остатков правового мышления были у Запада в деле Косово. Запад тогда ещё понимал, что это беззаконие, и твердил об исключительности Косова, о том, что Косово не должно стать прецедентом мирового права. То есть тогда Запад ещё пытался ограничиться одним преступлением, не возводя своё безобразие в ранг всемирного закона.

Мол, в этом отдельно взятом случае глаза закройте, а вообще-то всё по старому, по конституционному…

Но деградация правового сознания Запада не могла остановиться на этом, в силу очень многих причин. За публичными нарушениями права, выгораживаемыми «отдельностью» надвигалась полная аномия коллективного мышления, отказ от закона, как такового.

А зачем, собственно, нам себя ограничивать? – сделали «открытие» политики Запада. – Если нам что-то выгодно, то нужно это поощрять… А если невыгодно – осуждать и корчевать… Закон мешает и тому и другому. Часто бывает так, что выгодное нам – незаконно, а законное – нам невыгодно.

А раз законность себя так ведёт – тем хуже для законности…

+++

На волне осуждения «великого зла» коммунизма вполне естественно было ожидать от осуждающих предъявления великого добра. Ладно, мы поняли, что коммунисты плохие, а вы что с собой несёте? Что вы можете дать человеку сегодня? И каковы перспективы человека в мире ваших представлений о «великом добре», противостоящем «великому злу» коммунизма?

Ответы на оба вопроса, данные самой жизнью, страшны. Страшен ответ на вопрос, что «великое добро» антисоветчины может дать человеку сразу, не отходя от кассы. Но куда страшнее ответ на второй вопрос: а куда вы нас ведёте? Чем закончится ваш длительный «переходный период» от «великого зла» к «великому добру»?

Немаловажную роль в ответе занимает отсутствие правового мышления, отсутствие полное, окончательное и обжалованию не подлежащее. Его место занимает миф о великом благе каннибализма…

Любой из либеральных политологов с ходу, с порога озвучит вам антитезы «великому злу СССР». Проверьте меня, спросите их при встрече! Они непременно (ручаюсь) выдадут:

-Честные выборы
-Независимые СМИ
-Свободные негосударственные организации.

И будут радиацией излучать фальшивую доброжелательность, осыпая вас эмоционально-позитивными словечками «честные, свободные, независимые» и т.п.

Ну ведь понятно же, что честные выборы лучше нечестных, независимые СМИ – лучше продажных, а гражданское общество из негосударственных организаций – лучше ГУЛАГа…

Но если вы не будете идиотом, то непременно поинтересуетесь у либерального политолога:

-Извините, а кто будет сторожем над сторожами? Кому принадлежит окончательное решение – какие выборы считать «честными», а какие нет? И какие СМИ считать «независимыми» — а какие рупором криминальных мафий? И потом, вам не кажется, что преступная группировка идеально подходит под определение «свободная негосударственная организация граждан»?

Кто будет всю эту вашу благодать контролировать?

Если они честны – они признают: Америка. Но, подождите, Америка большая, не вся же она? Не вся… Понятно, что бомж из Сиэтла никакого отношения к легитимации процессов в Евразии не имеет… Тогда кто?

60 семейств. Было 300, число их сокращается год от года, монополии укрупняются, сливаются. 60 семейств, владеющих всеми деньгами мира и более чем половиной всех материальных активов планеты… Кто их выбирал? Никто. Кто дал им полномочия судить всех? Они сами себе…

Вот они и скажут, какие выборы были честные, а какие – имитация, какие СМИ объективны, а какие ангажированные, какие «негосударственные организации» гражданское общество, а какие – криминальное подполье…

Дожили, называется!

Счастье вдруг, в тишине, постучалось в двери…
Неужель ты ко мне? Верю и не верю

Любой человек с зачатками ума, не промытыми окончательно кислотой либерализма, вправе очень и очень бояться за своё будущее при такой ситуации. Ведь противоборство капитализма с социализмом – на самом деле противоборство формы и содержания, номинальной и реальной величин, декларации и факта.

При социализме права человека были вмонтированы в сам его быт, отчего их очень легко было проверить.

Выбирал я Брежнева или не выбирал – дело смутное, а вот гарантированная работа с достаточным заработком, квартира, доступные образование со здравоохранением, право на отдых – с ними ведь «схимичить» невозможно! Они или есть или нет.

Главный смысл цивилизованной власти – не в том, как она сложилась, а в том, чтобы поддерживать имущественно-долевые права граждан, из которых вытекают их юридические и политические права. Если человек не является лишенцем в смысле средств к существованию, то очень трудно сделать его лишенцем в политическом и юридическом смыслах.

Ведь главный смысл цивилизованной власти – защитить гражданина от грозящих ему со всех сторон опасностей и несчастий. Какое мне дело, по каким правилам, из каких кубиков она складывалась, если для меня она бесполезна?!

Теперь нам говорят: имущественно-долевые права граждан – ерунда, это всё патернализм, а патернализму власти в свободном обществе не место, «государство вам ничего не должно». А если вы страдаете – так сами виноваты: не тех выбрали. В следующий раз выбирайте, кого надо – и не будете страдать…

А начнёшь возражать, что ты никого не выбирал – на тебя цикнут: мол, тень на плетень не наводи! Америка сказала, что ты выбрал, значит, выбрал! Выборы были честными, СМИ у вас независимые, и негосударственных организаций полно, а не веришь – вот тебе интервью с американским послом! Черным по белому, это документ, между прочим! Если Америка признала выборы состоявшимися – значит ты выбирал себе судьбу. А не тех выбрал, страдаешь – некого тебе винить кроме себя! Ну, не Америку же винить!

Подмена факта декларацией – главное содержание пост-советизма во всём мире. Факт независим от декламатора, декларация, конечно же, нет. Факты устанавливают и проверяют, декларации выдумывают и оглашают. Сам механизм подмены фактов декларациями и создаёт густое варево беззакония, доходящего до аномии, публично хвалящейся своим беззаконием.

Так и получается «нелегитимность референдумов» в странах, где по конституциям высшим источником власти является народ. Прочитайте эту фразу ещё раз: она образец коллапса правового мышления! Уже давно не важно, голосовали люди или не голосовали – важно, как это оценил Госдеп США. Ситуация, когда «формально правильно, а по сути издевательство над человеком» — некоторое время назад сменилась ситуацией более трагичной: когда не только по сути издевательство, но и формально никто ничего не подгоняет!

+++

Например, никто из оппонентов ни разу не согласился поддержать со мной дискуссии об украинском сепаратизме в России. Причина очевидна: любой разговор об украинском сепаратизме в России (даже тех, кто будет им восхищаться) – в корне меняет правовой статус ЛДНР и Крыма.

Ведь что было? Была группа людей, которая хотела отделиться от страны, в которой родилась. Хотела – и отделилась. Отделившись, утащила с собой в кандалах тех, кто ни сном ни духом отделяться от своего Отечества (в котором, повторю, родился) – не желал. Как оценить такую ситуацию с точки зрения права? Она за гранью не только юридической логики, но и обыденного здравого смысла! Вспоминаются библейские притчи о царе, простившем вельможе долг, и заставшем вельможу, выколачивающим мелкий должок из бедняка, о том, что «не желай другому того, чего не желаешь себе» и т.п.

Какая может быть территориальная целостность у сепаратно и в нарушении всех законов отделённого сепаратистами куска территории?! Если мы только начнём разговор об украинском сепаратизме внутри России, то, конечно, изменится и весь формат рассуждений о «сепаратистах» внутри Украины…

Но этого и не хотят – потому что факты подменены декларацией. Вопреки всем историческим фактам УГ объявлено «вечно существовавшим» и ни разу не сепаратистским образованием. Границы, нарисованные Лениным, объявлены священными теми, кто самого Ленина официально признаёт преступным… Дары преступника – объясняют нам – это не скупка краденого, а священное право украинской нации – которую не считали нацией её же собственные основоположники!

+++

Такого рода казусы демонстрируют, с одной стороны, западную аномию, не просто нарушение, а забвение процессуальных норм права. Ведь никакое дело не может рассматриваться без предыстории вопроса! Ведь не может же честный судья в любом процессе, даже самом захудалом – отобрать факты, которые ему нравятся и выбросить факты, которые ему не нравятся!

Нередко бывало, что честность и верность долгу заставляла людей принимать решения со слезами на глазах – однако… «закон суров, но это закон».

Запад полностью освободился от такого рода рефлексии, поскольку он, по примеру А.Гитлера, полностью освободился от объективности и беспристрастности, покончил с «древней химерой, именуемой совестью».

Зачем изучать факты, если факты можно придумать? Зачем анализировать реальность, если можно её сочинить? Законы на Западе то появляются, то исчезают, то обретают обратное действие, то вдруг теряют его, объявленные войны не ведутся, а необъявленные ведутся, границы суверенных государств то есть, то их вдруг нет, территориальная целостность – то ценность, то не ценность, апартеид то плохой (ЮАР), то хороший (в Прибалтике)…

+++

Когда такая практика аномии и произвола поставлена на широкую ногу – остаётся только самое старое, архаическое представление о праве – как о воле вооружённых мужчин. Если закона всё равно никакого нет – то мы вооружаемся и говорим о своих правах силой оружия. Никаких других аргументов, кроме пулемёта, у нас нет – да и у наших оппонентов тоже нет.

Именно такую волю противостоять беззаконию оружием продемонстрировали Приднестровье и Осетия, Абхазия и Карабах, а теперь вот Донбасс… Это печально, но если оппоненты начисто лишены правового мышления – это единственный выход и единственный способ выживания.

Ведь оппоненты, увлекшись выдумыванием фактов, приписывают нам несовершённые преступления, не одолженные долги, не обоснованные обязанности, неподписанные договоры, никогда не существовавшие законы и даже никогда не существовавшие государства/нации…

+++

Может быть, ещё не поздно пытаться объяснять: ребята, жить совсем без закона – очень плохо для всех. Не только для нас, ваших жертв, но и для вас самих, считающих себя всех обхитрившими, беззаконие вернётся страшным бумерангом. И, встав на путь тотального беззакония, расползающейся аномии – вы обрекаете себя, свои семьи, своих детей жить в чудовищном мире «тёмных веков», в котором воля вооружённых мужчин заменяет всякую юридическую процедуру… В мире голого насилия и беспредельного произвола.

Жить, забыв о законе, о самой возможности его существования и любой процедуре его применения – очень горько.

Жаль, что шансов на понимание этой простой истины на Западе сегодня – очень мало…


[1] Не поняли, приписав внутренний распад атеистического общества внешней гениальной стратегии воздействия. США решили, что это их спецслужбы и пропаганда так хорошо поработали, и что это их образ жизни настолько привлекательный. Логическая ошибка распространённейшая: «после этого – кажется, что вследствие этого». Если США завтра рухнут – то это спишут на гениальную стратегию Кремля или Пекина. А с нашей точки зрения и крах СССР, и грядущий крах Американской колониальной империи связан совсем с другим: общества, в которых представления об истине расходятся с представлением о добре (хорошее поведение неумно, умное – плохо и безнравственно), разрываются от собственного противоречия прямо в головах собственных граждан. Прежде всего, это, конечно, атеистические общества, в которых мораль взята от христианской цивилизации, а истиной признаётся бешеная борьба на выживание…

[2] События в ноябре 1989 года, в результате которых пал коммунистический режим в Чехословакии, Запад активно распространял «факт», что полиция ЧССР убила студента Мартина Шмида. Эта информация спровоцировала сильную волну протестов, которые, в итоге, к обрушению режима. А сам Мартин Шмид узнал о том, что «убит» из вещания Свободной Европы, о чём доселе не любит вспоминать.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора