Завтра ветер не переменится

Станислав Смагин 31.03.2019 20:00 | Политика 43

Плохи выборы, где конкуренции нет либо она имеется сугубо формально и декоративно (лучше и честнее тогда уж не проводить вообще никаких выборов, либо как в СССР — формально один кандидат от блока коммунистов и беспартийных и 99% в его поддержку). Но вряд ли с точки зрения содержания сильно лучше, когда борьба вроде реальна, ожесточенна, со скандалами, истериками и фанатизмом, а на выходе, кто бы ни был избран, политика страны останется прежней — во всяком случае, по ключевым пунктам.

Скажем, в 2016 году многие российские эксперты и политики яростно болели за Д.Трампа, считая, что он готов воплотить в жизнь более умеренную и благосклонную к России внешнеполитическую линию, чем Х.Клинтон. Трамп был избран, но в силу необходимости доказывать, что он не агент Кремля, а также ввиду особенностей собственной личности, гармонично сочетающей черты шоумена и бизнесмена, стал едва ли не более яростным оппонентом нашей страны, чем была бы г-ж не-Моника, а заодно организовал пару международных кризисов средней степени тяжести. Посмотрим, изменится ли что-нибудь после того, как спецпрокурор Мюллер не обнаружил «русский след» в трамповской избирательной кампании; думается, что вряд ли.

Тот факт, что Украина является сейчас протекторатом и копией США, гармонично наложился на традиционное содержание местной, с позволения сказать, политической культуры. Поэтому нынешние президентские выборы при любом их исходе не изменят консенсус относительно главных вопросов: Вашингтон и Брюссель — друзья, Россия — враг, врага нужно ослаблять, получая от него всевозможную материальную и финансово-экономическую помощь, Крым — наш (в том смысле, что украинский), Донбасс должен быть украинским или безлюдным, а лучше украинским и безлюдным одновременно. В предвыборный период мелкие тактические колебания в риторике были возможны, стратегически все останется в неизменном виде.

Мы, к счастью, не на Украине, поэтому можем спокойно говорить обо всем этом даже в день выборов, ограничения на нас не распространяются. Было бы, конечно, комично, если бы украинский ЦИК и «политикум» предъявил российскому СМИ претензии и обвинил во «вмешательстве» и «нарушении», но из того, что течет со стороны России, данных господ реально, не для пропаганды интересуют в основном газ и разного рода докапитализации. Поэтому мы можем спокойно позволить себе отметить несколько знаковых, на наш взгляд, событий последнего перед днем голосования периода, позволяющих судить, что для России, Донбасса и русских Украины если и поменяется, то в худшую сторону.

Во-первых, скандал вокруг обвинений генпрокурора Луценко в адрес американского посла в Киеве М.Йованович. Несмотря на то, что Порошенко в итоге постарался отмежеваться от действий своего ставленника, очевидно, что без отмашки «гаранта» такая акция вряд ли была бы возможна. Цель же, очевидно, преследовалась простая — получить дополнительные баллы благосклонности от Трампа, противницей которого является Йованович. В итоге в общем и целом цель эта достигнута: госпожа посол оказалась в центре неприятной шумихи, сын американского президента озвучил в Твиттере призыв отозвать ее из матери городов Русских, причем презрительно назвал «послом Обамы на Украине», Трамп-старший же поставил маленький плюсик, который «томов премногих тяжелей», напротив фамилии Порошенко. В принципе, Белому Дому выгоден именно такой украинский президент — избранный с множеством нарушений и громким их освещением в СМИ и среде наблюдателей (а без нарушений переизбраться никак невозможно), с ограниченной легитимностью, с высокой долей вероятности по итогам осенних парламентских выборов имеющий в противовесе оппозиционную Верховную Раду… В общем, чтобы украинские выборы, начавшиеся как точная аналогия российских 1996 года (непопулярный президент с рейтингом около нуля, разруха, кровавый вооруженный конфликт на окраине страны), точно так же закончились. Кстати, если говорить не только о процессах, но и о личностях, звериная воля к сохранению власти даже в почти безнадежной ситуации у Порошенко вполне ельцинская.

Во-вторых, визит в Москву Виктора Медведчука, которого президент Российской Федерации некогда назвал «украинским националистом», и Юрия Бойко, считающегося наиболее пророссийским из антироссийских кандидатов в руководители «незалежной», хотя, точнее сказать — наименее антироссийским из антироссийских; никаких пророссийских там нет в принципе. Что значил этот визит, помимо формально обозначенной его повестки, понять мудрено. Дополнительные голоса русских людей Малороссии и Новороссии он Бойко вряд ли принес, те, кто еще по каким-то причинам считают украинские выборы возможностью что-то изменить, и так, скорее всего, за него проголосуют, зато украинские силовики и «правоохранители» ожидаемо обвинили визитеров в госизмене. В принципе, г-н Медведчук, видимо, и ставший инициатором поездки, давно слывет любителем блестящих по замыслу и провальных по итогам «хитрых планов». Именно он в 2004 году провернул торпедирование итогов второго тура тогдашних президентских выборов, чтобы в «третьем» уже законно мог принять участие и вновь переизбраться Кучма. Все пошло не так гладко, и результат мы прекрасно помним.

Интереснее и симптоматичнее всего, однако, реакция на этот визит западных кураторов и информационных покровителей «проекта Украина». Во всех тамошних кругах считающийся ведущим экспертом по Украине швед Андерс Ослунд на сайте Атлантического совета (информационно-аналитическая площадка НАТО) опубликовал статью с уничижительным названием «Реальный российский кандидат в украинской президентской гонке», которую закончил пафосным возгласом «если это не измена, то что тогда?» (If this is not treason, what is?). Как мы видим, отношение Запада к любой, даже малейшей и сугубо декоративной «проссийскости» отдельных представителей украинского политического класса вполне соответствует отношению к ней СБУ и, более того, санкционирует если не любые меры СБУ против этих неосмотрительных персонажей, то как минимум широчайший их спектр.

В-третьих, мифичность идеи, что отдельные украинские кандидаты чуть менее плохи, чем остальные, признали даже официозные российские СМИ. Если раньше широко распространялась новость о призыве Зеленского «не давить русский язык», то сейчас «Российская газета» опубликовала полную версию этого заявления. «Мы живем в эволюционный момент украинского языка. Украинский язык — прекрасный язык. Все переходят на украинский язык с большим удовольствием. У нас и так образовательная система сегодня так выстроена. Все будет, все будут говорить на украинском. Следующее поколение все будет говорить на украинском. Мои дети говорят на украинском. Мы не давим никакие языки, у нас украинский — государственный. Извините, у нас страна Украина», — вот что реально сказал «жовто-блакитный Рейган». «Все его примирительные речи если о чем и напоминают, то только о фразе “Обещаем что угодно, а вешать будем потом”, сказанной весной 2014 года его земляком и близким приятелем, инициатором внесудебных расправ над противниками майдана, Борисом Филатовым», — делает справедливый вывод РГ.

В-четвертых, большое интервью Дмитрию Гордону  дал «белый вождь» Андрей Билецкий. Одни российские политологи считают украинских национал-радикалов исключительно «пушечным мясом» украинских спецслужб, другие, напротив, силой, которая постепенно подминает под себя не только силовиков, но и вообще государственный аппарат. В любом случае, персонально пан Билецкий — тот человек, с которым уже сейчас приходится считаться всем, а дальше его как закулисный, так и публичный вес будет лишь нарастать. В упомянутом же интервью, помимо баек «про ущемление украинского языка в УССР» и «оккупацию Советским Союзом Украины», «белый вождь» обнародовал некоторые весьма интересные тезисы. Он спокойно, без восторженного надрыва отозвался о Бандере и Шухевиче, осудил культ Петлюры, назвал украинский язык не более, чем культурным маркером, и подчеркнул, что вполне спокойно относится к русскоязычным соратникам. И такой подход радикального украинского политика даже страшнее, чем украинизаторский нахрап его вроде бы более «цивилизованных» коллег. Он свидетельствует о готовности прагматично вмонтировать русских Украины в проект «политического украинства» и закрепить уже имеющийся феномен «украинской антироссийскости русскости». Все знают, что в Ирландии большинство ненавидящих Англию националистов, включая их крайние, террористические круги, говорили и говорят по-английски, в том время как родной язык знают очень немногие.

Как мы видим, все имеющиеся тенденции, включая кажущиеся противоположными, ничего хорошего России и Русскому Миру не сулят. И лезть в украинские выборы нет смысла, что знаками внимания отдельным кандидатам, включая двусмысленно-шутливые, как ролик Охлобыстина и Пореченкова «в поддержку» Зеленского, что, особенно, признанием их итогов. Напротив, есть все основания их не признавать. И потому, что содержательно они ничего для нас не изменят, и потому, что с технической точки зрения они будут «грязными» на совершенно запредельном африканском уровне.

P.S. По предварительным данным, лидером по итогам первого тура окажется Зеленский, «серебро» с большим отставанием у Порошенко, к которому вплотную приблизились Бойко и Тимошенко. Вполне возможно, реализуется сценарий «тяжелейшей победы» действующего президента над ставленником Коломойского во втором туре, но есть и целый веер иных сценариев. Мы будем следить за развитием событий, осознавая, что для настоящих национально-государственных интересов России ни один из сценариев хорошим не является.

Станислав Смагин, главный редактор ИА «Новороссия»

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора