Зловещие цифры 282

Сергей Шаргунов 23.08.2018 16:19 | Политика 88

Как известно, назначить экстремистом можно любого. Все дороги ведут в экстрим. Мемы, слоганы, демотиваторы, дерзости, хохмы, размышления – всё подсудно. Подсудны все! Шумиха, возникшая во «влиятельных кругах» после моего июньского вопроса президенту, не затихает. Появился шанс на реальный результат.

Есть надежда на то, что пресловутое антиэкстремистское законодательство существенно скорректируют в сторону здравомыслия. Если получится, такие изменения пошлют внятный сигнал исполнителям: пора притормаживать и включать мозги. Не сомневаюсь, даже после смягчения 282 статьи УК и статей, к ней примыкающих, будут возбуждаться абсурдные дела – так уж устроена система.

Но их может стать меньше. Такое очеловечивание было бы, конечно, особенно отрадно как антитеза известной тенденции умножения запретительных драконовских законов (при практически полном отсутствии оправдательных приговоров). Людям станет легче дышать. И защищать людей станет проще. Это касается всех – десятков миллионов, которые пишут или вывешивают что-то здесь и в других местах. Всех.

Из последних новостей: представители крупнейших пабликов в соцсетях выступили с открытым письмом к властям. Ассоциация профессиональных пользователей социальных сетей и мессенджеров (АППСИМ) выступила с открытым письмом к Госдуме и Совету Федерации, в котором призывает декриминализировать статью 282.

Каждый день в поддержку моего законопроекта о прекращении уголовок за экстремизм высказываются новые и новые «тяжеловесы». Есть, понятно, и серьезное противодействие. Слишком многие привыкли получать звездочки, лепя преступников из обычных блогеров. Итак, что нас, возможно, ждет (надеюсь, уже этой осенью). Могут смягчить не только «экстремистскую» 282-ю, но и еще несколько статей, по которым людей судят за преступления в интернете. Могут отредактировать не только статьи УК, но и пересмотреть закон №114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», чтобы квалифицирующими признаками «экстремизма» считались насилие, угрозы, применение насилия и/или подстрекательство к насилию, а не всё подряд.

Есть идея создать механизм, при котором уголовная ответственность за высказывания, лайки и репосты будет сниматься в соответствии со статьей 76.2 УК РФ в случае, если обвиняемый «возместил ущерб», то есть опроверг или удалил пост, снял лайк и так далее.
Сокращение доходов малоимущих самозанятых граждан провоцирует их недовольство экономической политикой.

Еще одна статья, которую могут скорректировать, – 354.1 УК РФ «Реабилитация нацизма». Например, есть предложение вписать в нее пункт, что цитирование исторических деятелей с просветительской или научной целью уголовным преступлением не является. Необходимо отредактировать и ст. 20.3 «Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики экстремистских организаций», чтобы демонстрацию исторических, архивных материалов, у которой нет цели пропаганды, перестали считать преступлением (иначе так и будут преследовать за фото Штирлица из «17 мгновений весны» и брошенных к Мавзолею вражеских знамен).

Отдельно надо разобраться с досудебной блокировкой счетов обвиняемых по экстремистским статьям, когда человека еще до признания его виновным в суде уже лишают доступа к собственным деньгам. И адвоката иной раз не наймешь.

Всем видно: в соцсетях немало протестного и негативного контента. Но это же естественно: когда болит, человек кричит. А кто-то кричит, потому что полон хмеля молодости. Часто недоверие столь велико, что люди не готовы замечать ничего хорошего вокруг, всегда и во всем не согласны с любым начальством.
Красивый чемпионат? Ухнули деньги народные. Школьники выигрывают мировые олимпиады? Всё равно вырастут и уедут за границу. Молодежь записывается в волонтеры? Дураки горбатятся, пока олигархи жируют. И так далее…

Но в стране, где 22 млн граждан живут за чертой бедности, а еще больше топчутся на этой черте, невозможно гасить резкое недовольство запретами. В ответ на преследования негативный контент в соцсетях будет только возрастать.

Недоверие многих ко всему и всем объяснимо. Не верят даже там и тогда, когда сверху украшают, благоустраивают и модернизируют быт. Устали обжигаться на обещаниях. У нас «обещания» рифмуются со словом «обнищание». От любой реформы (бранное слово) ждут подвоха и кражи.

Из Кировской области (отсюда мой отец и бесчисленные предки) сообщают, что в систему здравоохранения региона активно внедряются цифровые технологии и телемедицина. Хотя губернатор признает, что еще недавно ситуация с медициной была печальная. Но теперь обещаны «прекрасная маршрутизация, хорошие рабочие места для врачей, великолепно выполненные ремонты». Хочется верить, что будет так. И губернаторский курс на «бережливость» поликлиник и больниц не означает их оптимизацию. Без осовременивания медицины всем крышка.

Хочется верить, что введут прогрессивный налог, и сверхбогатые станут делиться. А пока освежеванный бедняк ждет, когда снимут последнюю шкуру.

Хочется верить, прекратят убиение образования и здравоохранения, похабную «оптимизацию» самой жизни.

Хочется верить, что примут внесенные мною законы о выдаче российского гражданства жаждущим того русским людям.

Хочется верить, избавят от пыток тюрьмы и лагеря.

Хочется верить, что вместо дебильных оглушающих шоу в эфир придет осмысленный интеллектуальный диалог, а нормальные искренние и свободомыслящие люди придут в политику.

Хочется верить, закончится пошлость двоемыслия и однажды иссякнет поток изнурительной фальши.

Хочется верить, перестанут прессовать и мучить наших людей, и будут они вольны в своих суждениях, и поблекнут зловещие цифры 282.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора