Чем может закончиться противостояние США и России в Сирии

rtvi.com 12.04.2018 5:25 | Политика 1 921

Мнения экспертов на RTVI

Дональд Трамп объявил, что США готовы нанести авиаудар по Сирии. Что произойдет, если Америка перейдет от угроз к реальным действиям и может ли все это закончиться столкновением российских и американских вооруженных сил, объяснили в эфире RTVI доктор политических наук, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров и военный обозреватель, политолог Александр Гольц.

На прямой связи со студией ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. Михаил, мы видим, как в последние дни и часы звучат громкие, воинственные и довольно угрожающие заявления, как со стороны американской администрации, так и со стороны российских дипломатов. Вот посол России в Ливане пообещал сбивать американские ракеты, если они будут пущены по территории Сирии, а также, видимо, корабли, из которых они будут пущены. В ответ Дональд Трамп сказал: «Россия, готовься, у нас ракеты хорошие, сильные и умные». Как вам кажется, куда сейчас ведет эта ситуация?

Какую цель преследует Трамп, организовав весь этот спектакль: если он действует по внутриполитическим причинам, для того чтобы поднять свое реноме как человека, который не связан с Россией, как такого твердого патриота Америки, который борется с Россией и ее влиянием, и под эту сурдинку убрать специального прокурора Мюллера — то это одна ситуация. Если тут более широкая задача у Трампа, направленная на то, чтобы разделаться с Ираном, как он уже давно хочет и как он обещал еще в период предвыборной кампании, — то это другая ситуация.

Давайте вернемся в Сирию, про Мюллера это отдельный разговор, и мы можем к нему вернуться. Но все же, если говорить о том, что происходит в эти часы, в эти минуты — как вам кажется, дойдут ли стороны до того сценария, которого, я уверен, не хотелось бы никому — ни в России, ни в США, ни в Сирии, нигде?

Я поэтому и начал с того, с чего начал. Потому что, если это внутриполитические такие игры, то до серьезного дела не дойдет, — Трамп может ограничится какими-то ограниченными ударами, типа того, как было в прошлом году: по одной базе ударит, поставит галочку — мол, отомстил за применения химического оружия, одновременно выгонит спецпрокурора Мюллера, который в самый решающий момент нанес удар в спину президента США, и на этом дело закончится. В этом случае реакция российской стороны тоже будет ограничена — часть ракет собьют, часть, может быть, и достигнет цели, как недавно было при израильском ударе, — но какого-то серьезного ущерба не будет, на этом все и закончится.

Если же США сейчас реализуют стратегию против Ирана, которую давно планировали, то тогда таким вот символическим шагом не ограничатся — последует серия ударов, на определенном этапе российские средства ПВО и наша авиация начнут отвечать, — в общем, дело может зайти далеко, до начала военных действий между Россией и США.

А если все-таки убрать причины в сторону, если происходит факт под названием «атака американскими ракетами по сирийским базам», как это было, как вы справедливо упомянули, в прошлом апреле, если я не ошибаюсь, седьмого апреля 2017 года. В последние дни мы слышим заявления со стороны российских представителей, что Россия будет отвечать. Так вот будет ли Россия отвечать, если удар будет нанесен исключительно по сирийским базам, и если погибнут сирийские и, предположим, иранские военные, а российские не пострадают? Или же ответ России будет ограничиваться: а) Силами ПВО, которые, очевидно, действовали и в момент израильского удара, б) какими-то дипломатическими действиями?

Это как раз будет зависеть от масштабности удара, интенсивности удара. Если будет небольшой удар, как в прошлом году — конечно, наши системы ПВО будут действовать в любом случае, будут сбивать эти ракеты. А что касается ответного удара — это будет зависеть от ущерба, который будет причинен Сирии. Если это будет такой символический удар — я думаю, никакого ответного со стороны России не последует. Если это будет мощный удар на Дамаск, например, где будут поражены президентский дворец, Министерство обороны, какие-то центры связи, склады с вооружением — тогда, я думаю, Россия будет вынуждена ответить и уже ударить по американским кораблям, по базам США в Сирии и, возможно даже, в зоне Персидского залива.

Я понимаю, что самый негативный сценарий не хочется даже учитывать, но тем не менее, если происходит прямое военное столкновение между Российской Федерацией и Соединенными Штатами в Сирии или вокруг нее — как бы вы могли оценить сейчас масштабы группировок, которые там находятся, российской и американской. Какой здесь можно прогнозировать результат этого столкновения? Как можно оценить военно-технический уровень стран там?

Если исключить Израиль из этого уравнения — я думаю, он не будет участвовать в этой конфронтации — то соотношение сил тут в пользу России. На стороне России тут Иран, сирийская армия, сухопутных войск у США фактически в этом районе нет — там небольшие какие-то контингенты в Сирии и Ираке — они не представляют угрозы. Уничтожить систему ПВО удары крылатых ракет не смогут, подключение авиации приведет к серьезным потерям американской авиации.

Ответные удары России приведут к разрушению аэродромов в зоне Персидского залива, и вступление в войну Ирана и сухопутных войск России, которые будут в Иран переброшены, приведет к тому, что американцы будут просто вышиблены с Ближнего Востока. Поэтому я бы не советовал им тут идти на такую эскалацию.

Ну, мы здесь все-таки не советами занимаемся, а оцениваем ситуацию на месте там. Как вам кажется, вопрос уже не военный, а политологический — в нынешней ситуации, когда речь идет о войне, о возможном прямом военном столкновении, но одновременно с этим идут постоянные слухи о возможной встречи Путина с Трампом. Слухи, впрочем, были опровергнуты Дмитрием Песковым — пресс-секретарем Владимира Путина, что Путин поедет в Белый Дом на некий саммит, организованный Трампом. Как вам кажется, это возможно?

Вы знаете, тут как-то у нас уже Трампа серьезно не воспринимают, понимаете, его такие вот вихляния, противоречивые заявления, невыполнение собственных обещаний, — они его как-то дискредитируют что ли в глазах нашего руководства и общественности. Мы не знаем, чему верить, поэтому мы смотрим на то, что он делают, отношения постоянно ухудшаются, и то, что он там предлагает — больше рассматривается как какая-то уловка, чтобы дезориентировать. Помните, как он во время предвыборной кампании все обещал отношения с Россией улучшить, а потом их только ухудшил — какие-то экономические санкции, изгнание наших дипломатов и так далее. Мало ли, что он там обещал.

Тут вопрос еще в том, кто их ухудшал: ухудшал Трамп, или он просто реагировал на то, как их ухудшала Российская Федерация. Здесь, как мы знаем, есть две абсолютно противоположные точки зрения. Благодарю вас, на прямой связи с нами был Михаил Александров — ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук.

На связи со студией военный обозреватель, политолог Александр Гольц. Как вам кажется, какой вариант развития событий стоит ждать?

Я думаю, что американский удар неизбежен, вопрос только в его масштабе. Если, дай бог, дело ограничится таким «вегетарианским» ударом, как это было год назад — ну, слава богу, перекрестимся. Потому что американцы тогда предупредили Россию заранее, определили место, и все велось символически. Хотя, конечно, и тогда погибли люди. Гораздо хуже, если по другим сценариям предполагается атаковать административные и стратегические центры управления в Дамаске. Первая проблема — в таких операциях американцы первым делом уничтожают системы ПВО. В этом случае маловероятно, что они будут выделять отдельно российское ПВО и сирийское. Поэтому вероятность того, что пострадают наши люди, довольно велика.

Кстати, честно сказать, меня как патриота страшно возмущает, когда уже несколько дней подряд наши официальные представители говорят «мы не позволим, чтобы пострадали наши военнослужащие». Господа, как же так получилось, что российские военнослужащие оказались в состоянии заложников? Они по вашей прихоти оказались живым щитом для Асада. Вот этого я понять не могу.

Здесь можно вспомнить, что говорят про российских военнослужащих. Например, российские граждане, которые являются бойцами частных военных компаний, в частности ЧВК «Вагнера» — все мы помним историю несколько месяцев назад, когда десятки россиян в составе «Вагнера» были убиты в результате удара. Тогда никакой реакции не было. Скажите, Александр, если есть в результате удара жертвы среди российских военнослужащих и есть обещанная, в частности, послом России в Ливане реакция Москвы — будем сбивать ракеты и наносить цели по средствам, с которых эти ракеты вылетали. Задам вопрос по-простому — кто сильнее? У нас в эфире был политолог, который говорил, что, конечно же, на месте Соединенных Штатов он бы не связывался с Россией, потому что российская группировка там сильнее, и США не смогут с ней сравниться. Действительно ли это так?

Я бы хотел поговорить с этим политологом. Первое и главное: мы говорим о запредельном сценарии — сценарии прямого боевого столкновения России и США, если мы будем атаковать американские корабли. Несопоставимы совершенно силы американцев и России в этом регионе. На Средиземноморье базируется шестой флот США с авианосными группировками, атомными подводными лодками, эсминцами, боезаряд которых, количество крылатых ракет на борту каждого из них равно трети тех крылатых ракет, которые выпускает Россия в год. Ну задумайтесь сами.

В советские времена, когда существовала средиземноморская группировка — средиземноморская эскадра — наши стратеги обсуждали, через сколько она будет уничтожена: через 18 минут после конфликта или через 30 минут? Это совершенно безответственные и бессмысленные разговоры, как мне кажется. Другой вопрос заключается в том, что на каждом этапе эскалации это воля лидера или верховного главнокомандующего — идти на следующий этап, отвечать атакой или не отвечать.

Должен сказать, что в прошлом году Владимир Владимирович, пережив некий позор после американской атаки на сирийскую авиабазу, все-таки воздержался от военных ответов, поэтому можно, как мне кажется, рассчитывать на некий разум, если ничего не будет — мы находимся в Карибский кризис 2.0.

Это мягко говоря. Благодарю вас, — военный обозреватель Александр Гольц был на прямой связи с нашей студией.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора