DANCES WITH WOLVES (танцующий с волками)

Лев Вершинин 16.02.2019 14:45 | Политика 35
(фото отсюда)

Уважаемый Арсений Михайлович из Минска попросил прокомментировать ту часть свежего интервью Бена Ходжеса, которая касается Белоруссии. Охотно исполняю просьбу. Учитывая «особую роль» недавнего командующего ограниченным контингентом США в Европе, его общеизвестную близость к кружку «военных интеллектуалов» генерала Макмастера и просачивающиеся в СМИ данные о скором карьерном взлете, это, в самом деле, интересно. С большим удовольствием прокомментировал бы все интервью, не будь оно таким большим и многогранным, а так не буду, но уж на Белоруссию времени не жалко. Только чур, растолковывать не буду, — мы все взрослые и умные, — а просто выделю самые важные тезисы…

На вопрос о видении ситуации в целом:

Мы живем не в 18-м и не в 17-м веке, когда супердержавы решали судьбы мелких стран. Беларусь –  суверенное государство. Я познакомился с президентом Лукашенко в ноябре. В числе небольшой группы я ездил в Минск. Это был незабываемый визит! Президент говорил о суверенитете Беларуси, о желании Беларуси быть самостоятельной, и это привлекло мое внимание. Ни у США, ни у других западных стран нет никакого желания вбивать кол

между Беларусью и Российской Федерацией. Между этими странами существуют исторические, религиозные, культурные и экономические связи. Они союзники. Если кто-либо считает, что Беларусь должна выбирать между Россией и Западом, – это абсолютно неправильно. Они не должны выбирать. Но Беларусь граничит с Украиной, Польшей, Литвой, Латвией и, конечно, с Россией. В интересах стабильности и безопасности

в Европе Беларусь должна оставаться суверенным государством, а не местом для военных сборов и стартовой площадкой для российских ракет. Меня восхитило мужество президента Лукашенко, сказавшего: “Нам не нужны российские войска в Беларуси. Мы можем сами себя защитить«Некоторые смотрят на эту ситуацию  скептически или цинично. Мне говорили: “Это циклическое поведение, он должен играть в такую игру,

балансировать между Западом и Российской Федерацией. Он находится в сложной геостратегической ситуации.” Но в этот раз все выглядело иначе. Я был восхищен тем, что он вел себя намного более прозрачно во время учений “Запад”, чем российские лидеры. Меня это поразило. Такая прозрачность считается обычной на Западе и помогает построить доверие. Это произвело на меня впечатление! Я думаю, что мы должны найти способы

инвестировать в Беларусь… Особенно в компьютерные технологии. Мне кажется, в этой области есть очень большой потенциал, особенно для белорусской молодежи. Нет никакой спешки, но мне кажется, что в свое время Америка проявила некоторую близорукость, концентрируясь только на правах человека. Из-за того, что мы были озабочены правами человека в Беларуси, мы ничего там не делали. Не вели никакие программы и не было никакого сотрудничества.

На вопрос об «изгойстве» Лукашенко, которого называли «последним диктатором Европы»:

Это было много лет назад. В сегодняшнем мире такое обвинение кажется несколько нелепым. Такой подход уже кажется устаревшим. Кстати, у нас есть отношения со многими странами, которые сложно назвать образцами демократии. Можно продолжать настаивать на защите гражданских прав и свобод, институтов в контексте разных стран и, одновременно, поддерживать стратегические отношения. Мне кажется, сейчас мы движемся в правильном направлении.

Особо пояснять нечего, все на ладони, а вдобавок я бы хотел напомнить, что именно сегодня, 15 февраля, как и сообщил месяц назад,  уходит в отставку Уэс Митчелл, о котором (и о личности, и о концепции) мы однаждыговорили подробно. Уходит спокойно, опровергнув слухи о каких-то несогласиях с м-ром Помпео («Я полностью поддерживаю его курс«) и подчеркнув: «Я чувствую, что выполнил то, что намеревался сделать, вступая в должность«, ав том, что это, действительно, так, вряд ли слоедует сомневаться, поскольку еще на старте, только-только вступая в должность, м-р Митчелл заявил, что «пришел ненадолго, только чтобы проложить новый курс, а когда уверится, что все в порядке, уйдет«.

И вот:  сказано-сделано, причем отметим: «Уэсу» удалось разрулить самые тяжелые проблемы, стоявшие перед США в Восточной Европе. На базе его Credo, —  отказа от фанатизма Обамы в «борьбе за права человека до последнего человека», — улажен конфликт с г-ном Орбаном (ценой всего-то поддержки Венгрии в споре с Украиной плюс каких-то денег), блестяще, с максимальной выгодой для США решен казавшийся тупиковым спор Афин со Скопье, — тут м-ру Митчеллу пришлось попотеть, но он справился, — «политически аннексирована» Армения, аккуратно приторможен г-н Тачи, а тем самым, налажен более позитивный контакт с Белградом, ну и вот: Белоруссия, которую, наряду с Македонией, Венгрией и Арменией м-р Митчелл курировал лично.

Итак, м-р Митчелл уходит, как и обещал, — но, можно сказать, и остается. В числе вероятных преемников — двое его ровесников-единомышленников из «золотой пятерки», и у обоих хорошие шансы на успех, причем, практически наверняка, если кому-то из них свезет, он тоже придет на год-полтора, обкатается в большой политике и уйдет, уступив место следующему «парню нового поколения«. А главное, «концепция Уэса» утверждена к исполнению, что прямо подтверждает генерал Ходжесс, как и м-р Митчелл, близкий к «военным интеллектуалам», — а если  конкретно о Белоруссии, то ноябрьский визит в Минск «в составе небольшой группы», о котором он рассказывает, состоялся впритык к визиту «Уэса», и м-р Ходжесс договаривал недоговоренное.

А теперь давайте вернемся к началу и посмотрим: что же все-таки сказал м-р Ходжес.
А м-р Ходжесс, если четко и по существу, сказал вот что:

(а) главное, что нужно Штатам от Минска, это чтобы Белоруссия оставалась суверенной и перестала быть «местом для маневров и стартовой площадкой для российских ракет«. Это принципиально,

(б) и в обмен на это Штаты готовы  инвестировать в Белоруссию деньги и помогать ей развивать высокие технологии, а главное, развивать стратегические отношения без истерик насчет «вечной диктатуры«,

(в) тем паче, что спешка нужна при ловке блох, и ставку (м-р Ходжесс более чем откровенен) предполагается делать на молодежь, то есть, на то время, когда Бацька уже уйдет по естественным причинам.

(г) При этом никакого давления, никаких «или-или». Штаты дают понять, что  понимают всю «сложность геостратегической ситуации«, вынуждающую президента Белоруссии балансировать, более того,

(д) учитывают и прочность связей между Белоруссией и Российской Федерацией, и наличие между ними союзного договора, и зависимость Минска от Москвы, которая, кстати, очень близко.

(е) Но вместе с тем, сделан и более чем прозрачный намек: Белоруссия, «конечно, граничит с Россией«, но, между прочим, точно так же граничит с «Украиной, Польшей, Литвой и Латвией«,

(ж) и если в Минске пренебрегут мессаджем о «стабильности и безопасности в Европе«, на границах (и не только) может статься всякое (пуделям только скажи «Фас!»), — а поможет ли эта Москва?

Поняты ли Александром Григорьевичем эти намеки?
Безусловно, и м-р Ходжесс не скрывает удовлетворения:

«Меня восхитило мужество президента Лукашенко, сказавшего: “Нам не нужны российские войска в Беларуси. Мы можем сами себя защитить«, — то есть, мы защитим себя от всех соседей, если вы не вмешаетесь, а вам вмешиваться нет нужды, потому что на нашей территории российских войск не будет,

и больше того: «Я восхищен тем, что он вел себя намного более прозрачно во время учений “Запад”, чем российские лидеры. Меня это поразило. Такая прозрачность считается обычной на Западе и помогает построить доверие. Это произвело на меня впечатление!«, — а тут и «то есть» не надо, все ясно.

На этом, в принципе, можно и завершать, но все же позволю себе пару очень субъективных суждений о возможных мотивациях  Александр Григорьевича. В чужую душу, конечно, не заглянешь, но в чем можно не сомневаться, так это в том, что он — человек очень опытный, мудрый и располагающий всем массивом информации, и он, несомненно, учитывает все нюансы:

и что Штаты предлагают очень многое, в том числе, то, что принципиально важно лично для него,
и что созданная, бережно сохраняемая им модель вечной быть не может, ибо подрастает молодежь,
и что Штаты (по крайней мере, официально) не вмешиваются в отношения Минска с Пекином,
и что (с другой стороны) Штаты вполне способны устроить ему большие неприятности.

Иными словами, если подчиниться желаниям Штатов насчет «суверенитета» и «не быть площадкой для ракет», можно выиграть многое, а если не подчиниться, можно попасть под раздачу, и дай еще Бог, чтобы не под такую, под какую уже попал друг Микола из Каракаса. При этом, разумеется, Штатам верить на слово нельзя (гадость-то они вполне могут сделать, а вот с чем-то хорошим кинут легко), но альтернатива одна: отказавшись, придется полностью положиться на Москву, поверив ей во всем, а надежность Москвы в плане помощи кому угодно в последнее время очевидна всем, Бацьке же — в полной мере.

Впрочем, возможно, я пристрастен, а потому вопрос:

Лично я на месте Бацьки

при полном сознании, что Штаты могут кинуть, принял бы пас
19(30.6%)
предпочел бы полностью положиться на обещания Кремля
4(6.5%)
попытался бы вести свою игру, лавируя и надеясь на Китай
39(62.9%)
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора