Династии

Эль Мюрид 19.05.2018 20:56 | Политика 189

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Назначение сына Патрушева министром стало, судя по «горячести» обсуждения, главным с точки зрения персонального состава правительства-2.0 Медведева. Естественно, что немедленно были подняты на ноги те, кто немедленно объяснил, что все в полном порядке — и профессионализм, и знакомство с предметом (в названии Россельхозбанк ведь есть слово «сельхоз»?). Ну, и классическая демагогическая мулька — а в Америке тоже есть династии — Буши, например.

Такой перевод темы «А у них негров бьют» — самый востребованный и совершенно негодный прием любой пропаганды, кстати, крайне низкопробной. Но он работает. Работает потому, что предлагается сравнивать несравнимое. Сама попытка начать такое сравнение ведет в тупик.

Сравнивать политические элиты США и современной России невозможно. По определению. Не потому, что они там какие-то особенные и лучшие. Нет, просто у нас с Америкой пока совершенно несравнимые условия существования политических классов. В Америке это именно класс, в России — увы, сословие. Хотя бы потому, что в Америке экономика рыночная, а общество — классовое. В России экономика феодальная, соответственно, классового общества в таковом быть не может по определению. Поэтому, к примеру, у нас нет коррупции, или во всяком случае, того, что под ней понимается. У нас есть система кормлений, пока еще не в окончательно оформленном виде, но суть движения к ней более чем очевидна. Только если ранее кормление должностного лица осуществлялось прямо через оброки и поборы с населения, то сейчас система имеет ряд «прокладок», хотя в целом это все тот же оброк, который раскладывается либо на отдельную социальную группу, либо опосредованно — на все население. К примеру, система «Платон» — это и есть таковая рентная плата, взимаемая кланом путинских друзей вначале с дальнобойщиков, а затем — косвенно со всего населения.

Какой-нибудь условный «Роснефтегаз», являющийся чисто паразитарной прослойкой между госкорпорациями типа Газпрома и Роснефти и бюджетом — та же история. Положенные платежи в бюджет идут не напрямую, а через счета такой прокладки, которую, кстати, категорически запрещено проверять, а вся ее деятельность засекречена. В итоге получаем классический «общак», куда поступает неизвестное количество денег и неизвестное — выходит из него. И на эти два процента причастные очень даже неплохо живут. Обходилась раньше страна без таких прокладок? Конечно. В случае ее ликвидации случится ли что-нибудь нехорошее с бюджетом? Нет, скорее, наоборот. Ему резко полегчает. Но пока такая прокладка существует — она изымает деньги из бюджета, а значит, недополучает все население через недофинансирование тех или иных программ. Но суть прежняя — это именно кормление отдельной группы допущенных к распределению средств из этой прокладки. И таких прокладок и общаков — море. С одной и той же сущностной характеристикой. Это уже не коррупция, так как коррупция — это все-таки преступление, отклонение от нормы. А когда коррупция сама становится нормой, она перестает быть и преступлением, и собственно коррупцией. Теперь это просто статья в УК, по которой сажают проигравших в аппаратной борьбе. Статья есть, деяния как такового — нет.

В общем, мы разные с Америкой. Настолько разные, что вариант: «А вот у них…» на самом деле совершенно ни о чем.

Та же история и с политическими элитами Америки и России. В конце 19-начало 20 века в США мафия всерьез предприняла попытку прорыва к политической власти. Она накопила достаточный ресурс, чтобы замахнуться не только на контроль местных муниципалитетов (стандартная тройка Дикого Запада — продажный мэр, судья и шериф, которолирующие весь криминальный оборот и срощенные с бандами на своей территории. О’Генри достаточно живописно рассказывал свои захватывающие истории как раз про это). Такая абсолютно угрожающая ситуация вызвала к жизни решение о создании ФБР, которое, в сущности, решало и продолжает решать единственную ключевую задачу: пресечение попыток криминала прорваться в политический истэблишмент Америки. А секретные материалы, Малдер и Скалли — это уже потом, в виде хобби и побочных задач, которые любая бюрократическая структура создает себе сама.

В России аналога ФБР нет и быть не может — у нас мафия уже стала государственной властью. Вместо ФБР в России создана Росгвардия с прямо противоположной ФБР задачей — ни при каких обстоятельствах не допустить ни одного незамазанного к власти. Сбить на подлете.

Аналогичную задачу решала (и продолжает решать) Италия. Все эти комиссары Катани стали попыткой политического класса Италии отбиться от мафии, которая (в отличие от США) сумела-таки проникнуть в политический класс. И до сих пор борьба идет, причем не сказать, что успешная — сам факт недавнего премьерства Сильвио Берлускони говорит, что война с мафией идет с переменным успехом. Мафия иногда побеждает.

Почему политический класс так стремится огородиться от криминала? Да потому, что задача политического класса в любой стране — ее развитие. Только развитие страны создает для политического класса будущее. Криминал обладает принципиально иной стратегией — он живет только сейчас и сегодня, он паразит по отношению к обществу и стране. Пока он находится в маргинальном положении, он не угрожает существованию страны, но стоит ему выйти за рамки — мафия немедленно переключает на себя все имеющиеся ресурсы, а затем приступает к изъятию их у развития страны и у будущих поколений. Она просто ничего другого не умеет и не может. Единственное, что способен криминал развивать — это схемы отъема денег, их увода и «отмытия». Но к развитию страны это всё, согласимся, отношения не имеет.

Можно ли сравнивать в таком случае политические системы США и России и указывать на них перстом? Нет. Это не просто некорректно, но и бессмысленно. По сути бессмысленно.

Россия строит феодализм, так как мафия уже украла у страны будущее, сожрала настоящее и теперь возвращает её в прошлое. Клептократия, разворовывая доставшееся ей в наследство, не создает ничего нового, погружая страну в дикость. Уже поэтому востребованными становятся формы управления, соответствующие сегодняшнему состоянию экономики. Феодализм востребует сословный принцип организации общества, власти и управления. И никакой иной. Уже поэтому говорить: «А вот у них» — неправильно. Хотя с точки зрения задач пропаганды очень даже продуктивно: всегда можно найти внешне похожий пример, и неважно, что сущностно он вообще не об этом.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора