Господдержка не пришла: кто доживет до конца карантина

Анастасия Стогней Пётр Мироненко 23.05.2020 12:36 | Общество 37

В России начинают смягчать «режим повышенной готовности»: Москва еще держится, но в Московской области отменяется пропускной режим и возобновляется продажа машин и квартир. Компании из сферы услуг получили рекомендации Роспотребнадзора о том, как они должны будут открываться, но им от этого не легче — когда они смогут возобновить работу, непонятно, новых мер поддержки от правительства явно ждать не стоит, а уже объявленные оставили за бортом все пострадавшие компании, не относящиеся к малому и среднему бизнесу.

Когда все откроется

«[В области] работает почти все, кроме сферы услуг», — сказал сегодня губернатор Московской области Андрей Воробьев, объявляя о смягчении карантина в Подмосковье. Оговорка немаловажная: именно компании из сферы торговли и услуг больше всего пострадали от локдауна. По данным совместного исследования Института Адизеса и хедхантинговой компании Ancor (опрошены 79 руководителей и собственников), более половины таких компаний ждут, что их отрасли восстановятся до уровня начала 2020 года только через год или даже два. Две трети или уже провели сокращения, или думают об этом.

Когда сфера услуг и непродуктовый ритейл смогут возобновить работу, пока непонятно — зато понятно, что позже всего они заработают в Москве, на которую приходится 15,4% розничного товарооборота в России. С 12 мая в Москве работают промышленные предприятия и стройки. Но дальше столичные власти идти не собираются: «первый этап ослабления ограничений», о котором 21 мая объявил Сергей Собянин, из коммерческих компаний коснулся только каршеринга, а 19 мая в интервью «России 1» мэр емко выразил свое отношение к послаблениям в сфере услуг: «От отсутствия парикмахерских еще никто не умирал».

Пока бизнес ждет указаний чиновников, Роспотребнадзор опубликовал набор рекомендаций о порядке открытия разных отраслей, хотя конкретные правила и будут утверждать региональные власти. В памятке для общепита рекомендуется открывать сначала маленькие (не более 20 мест, за стол можно сажать до двух человек) заведения, потом — те, что побольше. Непродовольственным магазинам предлагается следить, чтобы покупатели не приближались к продавцам и консультантам ближе чем на 1,5 м, баням и саунам запретят пускать посетителей в бассейны, а фитнес-центрам на первом этапе разрешат открыться с загрузкой 25%, а на втором — 50%. Всем компаниям из сферы торговли и услуг нужно будет закупить маски, перчатки, санитайзеры и другие средства защиты.

The Bell спросил владельцев компаний из соответствующих отраслей о том, смогут ли они работать с учетом рекомендаций, и набор мнений оказался максимально широким — от отказа обсуждать рекомендации как невыполнимые («Записки сумасшедшего» — владелец сети «Теремок» Михаил Гончаров) до готовности начать работать по ним хоть сейчас («Загрузка 50% для нас не будет большой проблемой, премиальные клубы и так чрезмерно не загружены» — гендиректор World Class Николай Прянишников). Но большинству опрошенных рекомендации предсказуемо не нравятся.

«Так, как предлагает Роспотребнадзор, рестораны открывать невозможно. Многие не будут даже пытаться», — сказал The Bell основатель ресторанного холдинга Perelman People Владимир Перельман. Владелец сети салонов красоты «Персона» Игорь Стоянов явно уязвлен фразой Собянина о том, что от отсутствия парикмахерских никто не умирал. «Люди, которые готовили эти рекомендации, наверное, никогда в жизни не стриглись. Роспотребнадзор хочет, чтобы между мастером и клиентом была дистанция 1,5 м. Как это возможно вообще?» — возмущается он. Если московские салоны красоты не откроются 1 июня, позже открываться будет некому, у «Персоны» нет денег на отдельные кабинеты, а скоро их не будет даже на перегородки, сказал The Bell Стоянов.

Господдержка не пришла

Но, может быть, бизнесу поможет продержаться господдержка? На этой неделе The Bell подсчитал, сколько денег на нее выделило правительство — оказалось, что половина суммы, то есть 1,5 трлн рублей, предназначена для малого и среднего бизнеса, к которому традиционно относят сферу услуг. К такому подходу призывали правительство и либеральные экономисты от Сергея Гуриева до Евсея Гурвича: не готовиться к предыдущей войне и не брать на вооружение рецепты 2008–2009 года, когда спасали в первую очередь крупные компании.

На практике оказалось, что с этим подходом в исполнении российского правительства есть проблемы. Возможно, самая серьезная из них наиболее ярко проявилась на этой неделе в конфликте владельцев бизнес- и торговых центров с арендаторами.

В битве вокруг законопроекта столкнулись два лобби: пострадавших от карантина розничных сетей, которые хотели получить право разрывать договоры аренды без потерь, и владельцев коммерческой недвижимости, которые не хотели терять право на компенсации от арендаторов, уход которых лишит их денежного потока. Второе лобби, к которому присоединились влиятельные кредиторы во главе со Сбербанком, оказалось сильнее — в последний момент действие льготы ограничили только малым и средним бизнесом. К нему в России относятся компании с персоналом до 250 человек и годовой выручкой до 2 млрд рублей — а это значит, что фактически без господдержки (кроме непростой процедуры получения кредитов под госгарантии для системообразующих компаний из пострадавших отраслей) остается весь сетевой ритейл и общепит, который, как любит напоминать владелец сети «Андерсон» Анастасия Татулова, в отличие от малого бизнеса, работает «вбелую».

Отлично можно понять и владельцев торговых центров. Как подчеркивали их представители в разговорах с The Bell, они вообще не попали в список наиболее пострадавших отраслей, хотя потери владельцев недвижимости очевидны, и все они должны обслуживать банковские кредиты, за счет которых строили свои объекты. «Государство должно поддержать всю цепочку — владельцев ТЦ, банки и арендаторов», — говорил глава Российского совета торговых центров Булат Шакиров. На практике это вряд ли произойдет: правительство не собирается тратить на борьбу с кризисом резервы и выбрало путь точечных мер поддержки.

Гендиректор сети «Шоколадница» Олег Подгорный в разговоре с The Bell не скрывал разочарования: за 2 месяца пандемии компания не попала ни в одну программу поддержки: ни по налогам, ни по кредитам, ни по аренде. Такая же картина и у сети «Связной», рассказывает ее гендиректор Евгений Давыдович: компания пытается воспользоваться всеми мерами, обещанными крупным и системообразующим компаниям, — направила запрос в ФНС на отсрочку уплаты налогов и страховых взносов на 6 месяцев, подала заявку на льготное финансирование с субсидированием процентной ставки и целевой кредит на зарплаты сотрудникам. «Пока ни одну из запрошенных мер нам не предоставили, и мы планируем будущее, не закладываясь на поддержку», — сказал The Bell Давыдович. «Связной» уже сократил около 10% точек, и в ближайшем будущем ему придется дополнительно сократить еще около 20%.

Что мне с этого?

На всех господдержки не хватит, а для нас это значит, что после выхода из карантина покупатели могут не обнаружить на привычных местах не только 9 из 10 ресторанов, но и магазинов сетей, к которым привыкли за последние 10–15 лет.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю