Языковая дерусификация Казахстана

Алексей Капустин 21.01.2021 14:15 | Политика 45
Фото отсюда

Какое будущее уготовано русскому населению и русскому языку в соседней республике

В ближайшую пятилетку русскую культуру в Казахстане ожидают весьма непростые времена.

В соседнем государстве всё активнее насаждается язык и традиции «титульной нации», идёт процесс формирования «национального самосознания», в том числе на основе мифологизации истории казахского народа.

Своеобразным прологом к новому этапу дерусификации Казахстана можно назвать программную статью нынешнего президента Касым-Жомарта Токаева под заголовком «Независимость дороже всего». В ней он прямо указывает на обязанность безупречного знания казахского языка и его максимально широкого употребления в стране.

«Вечная триада нашего суверенитета — наша необъятная земля, простирающаяся от Алтая до Атырау, от Алатау до Сарыарки, наш язык, впитанный с молоком матери, и наше единство, которое помогает нам преодолевать все трудности. Мы храним эти три ценности как зеницу ока», — пишет Токаев

Президент подчёркивает, что казахский язык должен непременно стать «объединяющим фактором» и языком «межнационального общения». Вопрос, как считает Токаев, заключается лишь в «мотивации» жителей страны, которые продолжают массово изъясняться на русском.

Русский язык в Казахстане распространён практически на таком же уровне как в Беларуси, на восточной и юго-восточной Украине. На языке Пушкина и Достоевского общаются внутри семьи, на улицах, в государственных учреждениях. На русском публикуются официальные документы, ведутся дискуссии, телепрограммы и новости.

Номинально статус русского языка защищает статья 7 Конституции Казахстана, которая гласит следующее: «в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык».

О высокой роли великого и могучего в культуре независимого Казахстана красноречиво свидетельствует тот факт, что в отличие от других народов постсоветского пространства казахи говорят по-русски без акцента, почти по-московски, без «примесей» в виде не свойственных общепринятым канонам звуков и словесных оборотов.

Значительная часть представителей «титульной нации» Казахстана могут вполне сносно изъясняться и писать на государственном языке. Но знание «впитанного с молоком матери» языка для казахов по-прежнему вторично, хоть и постепенно входит в моду.

Чтобы грамотно писать и говорить по-казахски, представители «титульной нации» нередко обращаются к электронным переводчикам, проходят специальные курсы.

На большинстве публичных мероприятий казахский язык употребляется в приветственных обращениях. Ему отдаётся символическая дань уважения, а далее разговор ведётся на привычном всем русском языке.

Токаев старается изменить эту привычку и целенаправленно общается с чиновниками и гражданами на языке «титульной нации». Однако ситуация от этого кардинально не меняется, и русский язык всё равно сохраняет господствующее положение.

Русский язык преобладает в Казахстане не только из-за советского наследия, территориальной и родственной близости к РФ. Он гораздо богаче и удобнее, причём как в бытовом общении, так и в сфере научной, государственной и общественно-политической коммуникации.

Такое положение дел никогда не устраивало правящую политическую элиту Казахстана, которая с первых лет независимости была ориентирована на формирование «аутентичной» культурно-идеологической основы, отделённой от России и русской культуры.

Да, можно вспомнить, что первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (пребывает сейчас статусе елбасы — лидера нации) в 1990-е годы часто изъяснялся перед гражданами на русском и даже приносил присягу на нём. Но единственной причиной тому было осознание, что иначе значительная часть граждан попросту не поймёт его слова.

С 2000-х годов проводить дерусификацию уже стало легче: в Казахстане появились поколения граждан, получившие образование на казахском языке и по новым учебникам истории. Кроме того, из-за миграции и слабой рождаемости в стране сократилось русское население (с примерно 30 до 20%).

Ключевой вехой на пути выдавливания русского языка можно назвать анонсированный Назарбаевым переход с кириллицы на латиницу. Первый президент Казахстана обосновал его особенностями «современной технологической среды, коммуникаций, а также научного и образовательного процесса XXI века».

Апологеты языковой реформы отмечали, что латинизация — это, дескать, своеобразный тренд времени. В частности, после обретения независимости от кириллицы отказались другие тюркоязычные народы — азербайджанцы, узбеки и туркмены.

Однако выбор Баку, Ташкента и Ашхабада в пользу латинской графики был обоснован прежде всего политическими мотивами. Подобными изменениями постсоветские республики стремились продемонстрировать свою независимость от Москвы, нежелание в целом находиться в российском фарватере.

Казахстанское руководство отрицает политическую подоплёку латинизации, но всем трезвомыслящим людям она очевидна. Отказ от кириллицы — совершенно искусственный и иррациональный процесс, ломающий к тому же давно устоявшиеся нормы казахского языка.

Например, раньше «Казахстан» на письме выглядел как «Қазақстан», а сейчас — «Qazaqstan» (по-английски — «Kazakhstan»). Латинские буквы «Q» вставлены здесь совершенно не к месту. Их употребление можно объяснить лишь нежеланием повторять кириллическое название республики, подчеркнуть уникальность и своеобразие новой графики.

Естественно, что у многих в Казахстане переход на латинский алфавит вызвал справедливое и понятное возмущение. Чтобы сдержать градус негодования, центральные власти запустили поэтапную процедуру введения нового правописания.

Сначала на латиницу будут переведены госорганы, система дошкольного образования и первые курсы университетов. Полностью отказаться от кириллицы планируется к 2025 году.

Сейчас в Казахстане минимум надписей на новом алфавите. Население, причём не только русское, крайне неохотно осваивает латинскую азбуку. Вполне возможно, что в реальности латинизация затянется на десятилетия, однако данный процесс (если в Нур-Султане не поменяется руководство) носит необратимый характер.

На неблагоприятном языковом фоне в Казахстане фиксируется постоянный отток русского населения — ежегодно республику покидают около 25 тысяч человек. На первый взгляд это не очень много, но доля русского населения в Казахстане за последние 30 лет сократилась с 30 до 20%

Проживающие в Казахстане русские уезжают, в том числе из-за того, что чувствуют наступление чуждой им культурно-языковой среды, опасаются дискриминации и различных форм притеснения права изъяснятся на родном для них языке.

Отток русского населения оборачивается для Казахстана ростом дефицита квалифицированных кадров, усугублением имеющихся экономических проблем. Только в Нур-Султане (Астане) нехватка технических специалистов оценивается в 30 тысяч человек. Представители «титульной нации» хоть и обучаются в российских и зарубежных вузах, но средний уровень образованности у них пока ещё заметно ниже, чем у русских.

Дерусификация больно бьёт и по национальной системе образования, в том числе высшего. Одна из причин — увеличение числа казахских школ и сокращение литературы на русском языке. Однако в приоритете у республиканского Минобразования и науки — продвижение книг на казахском, который чужд русским и по-прежнему малопонятен большинству «титульной нации».

Чтобы не впадать в излишний алармизм, необходимо отметить, что дерусификация Казахстана не осуществляется изуверскими античеловеческими методами, которые мы наблюдаем на Украине. Она проходит более мягко и не сопровождается всплесками русофобии.

Однако, как и в других постсоветских государствах, рано или поздно в Казахстане русские будут поставлены перед выбором: либо полноценно интегрироваться в чуждую им культурную среду, либо собирать вещи и перебираться в Россию.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю