Курчатов: его ядерная изомерия

Александр Гуськов 7.08.2019 12:06 | История 117

фото: Игорь Васильевич Курчатов

Родившись на Урале, он мечтал быть моряком и не думал, не гадал, что станет вровень с Альбертом Эйнштейном, а благодарные соотечественники назовут его именем города, улицы, институты, корабли, химический элемент в таблице Менделеева. И уж тем более не мог и предугадать он, что челябинцы с радостью назовут его именем свой аэропорт…

Феномен великого ученого Игоря Курчатова, как и его соратников, поистине неисчерпаем. Он явился прорывным катализатором отечественной и мировой науки о физике атомного ядра и в силу своих уникальных качеств пробился через тернии… к ядерной истине. Своей гениальной научной интуицией он вовремя уловил жизненную потребность в атомном развитии страны и обратил её не только во благо Отчизны, но и мира на Земле. Так Игорь Васильевич и стал подлинно великим.

Курчатов: его ядерная изомерия

Симский пострел … к «Пальмире» успел

Лето 1973г. По серпантинной дороге меж уральских гор в направлении города Уфы двигалась колонна легковушек с набившимися битком пассажирами. Вроде как молодежная тусовочная кампания, но нет. То была отобранная экспедиция из работников комбината «Маяк», совершающая автопробег на родину Игоря Васильевича Курчатова, в рабочий поселок Сим, по случаю его 70-летия. Инициатором пробега был весьма активный секретарь комитета комсомола комбината Геннадий Просвирнов. Так, впервые в жизни автор строк побывал на родине гениального ученого, которому был обязан своим рождением знаменитый на весь мир «Маяк»…

А вот и добротный бревенчатый дом с 4-мя окнами, на косогоре вблизи горной реки Сим. В нем-то и пришлось впервые узнать о жизни, родившегося здесь Курчатова. Оказалось, что его гены и родовое древо крепкие. Дед Алексей Константинович из крепостных вышел в горнозаводского работника, затем в казначеи. Отец Василий Алексеевич был лесничим, а впоследствии землемером. Мать Мария Васильевна домашняя учительница работала в начальной школе.

Игорь родился вторым ребенком 12 января 1903г. Слега шаловливый, веселый мальчуган с радостью плескался летом в бурной речушке, а зимой с косогора порою кубарем летел к ней вместе с санками…

С заботой об образовании троих детей отец перевелся в Симбирск, когда Игорю было уже 6 лет. Здесь-то и заболела чахоткой его старшая сестра Антонина. Но ей не помог совет врачей на переезд семьи Курчатовых в Симферополь. Игорь в 9 лет получил первый жизненный удар, когда скончалась его сестренка-наставница.

Тяга к знаниям у Игоря была определяющей, но и увлечение музыкой было не малым, балалайка и мандолина были его инструментами души. Однако последнее обстоятельство не помешало ему окончить в Симферополе гимназию с Золотой медалью и вечернее ремесленное училище на слесаря.

Несмотря на то, что Гражданская война сильно мешала учебе Игоря в Крымском университете, он все же сумел в 1923г. ускоренно окончить за три года физико-математический факультет. Однако детская мечта тянула его к морю, и он решился ехать в Ленинград, где поступил на 3-й курс кораблестроительного института. Но материальные трудности не позволили ему окончить этот ВУЗ

Мечта о море рухнула, и судьба позвала Курчатова в 1925г. трудиться в Ленинградский физико-технический институт. Здесь–то и случилась его первая научная неудача. Академик Иоффе решил проверить выводы молодого ученого через Анатолия Александрова, приглашенного из Киева. И вот моральный удар – Александров опроверг выводы Курчатова. Тут-то и обидеться бы ему на молодого выскочку, ведь получил щелчок по носу. Подавив в себе слепое чувство, оценив талант киевского ученого, Курчатов сделал из него в последующем своего ближайшего соратника по атомной проблеме, и не ошибся…

Молодой ученый понял, что он надежно «застрял в Пальмире» и в своей науке. Ему нужна семейная поддержка и в 1927г. он женился на сестре своего друга — Марине Дмитриевне, которая была на 6 лет старше его. Она так и не смогла родить своему мужу сына или дочь. И этим очень тяготился Игорь Васильевич. А на следующий год он перевез родителей вместе с его младшим братом Борисом в излюбленную им «Северную Пальмиру».

Долгая дорога к «Аннушке»

1933г. Гитлер пришел к власти в Германии. А Игорь Курчатов получил возможность работать над темой физики атомного ядра. Здесь-то в ЛФТИ он вдруг обнаружил разветвление ядерных реакций под нейтронной бомбардировкой. Искусственная радиоактивность просто «захватила» ученого. Вместе с коллегами он обнаружил ядерную изомерию искусственных радиоактивных изотопов. Для непосвященных напомним, что ядерная изомерия – долгоживущие возбужденные состояния атомных ядер.

В 1934г. Курчатову присваивается ученая степень доктора физико-математических наук, а в 1935г. – звание профессора. С этого года он неустанно работает в Радиевом институте, заведующим циклотронной лабораторией, вплоть до 1941г. Тема все та же – физика атомного ядра.

Генеральный директор Химкомбината «Маяк» Борис Брохович, лично знавший Курчатова, вспоминал: «Игорь Васильевич обладал исключительным талантом руководителя, внутренней энергией, смелостью, выдержкой, высшей степенью порядочности и доброжелательным отношением к людям вне зависимости от их положения, что выгодно отличало его от других. Он был бескорыстен».

Курчатов: его ядерная изомерия

Борис Борохович

Ныне здравствующий 95-летний(!) ветеран «Маяка», первый руководитель дозиметрического контроля объекта Василий Шевченко, вспоминая о совместном работе с Курчатовым, говорил, что «он заходил к нам в лабораторию, расспрашивал, как идет работа, шутил — одним словом вел себя как обычный человек. Он был доступен для каждого… Игорь Васильевич своей энергией заряжал всех нас, мы работали с большим удовольствием»… С должным вниманием он относился к подчиненным. К примеру, Шевченко обнаружил нарушение личной радиационной безопасности директором завода № 817 («Маяка») Борисом Музруковым и об этом он доложил Курчатову. Последний предложил Шевченко втайне от директора съездить к нему на квартиру и замерить обстановку. Поддержанный Курчатовым, он так и сделал… и обнаружил загрязнение в десятки раз (!) превышающего допустимого уровня, особенно в прихожей. Рассержанный Музруков, хотел сделать выволочку Шевченко за то, что его жена Анна Александровна выбросила все половики, дорожки, одежду, обувь из квартиры, но Курчатов заступился за Шевченко, что тот исправно выполнил свои обязанности…

Курчатов: его ядерная изомерия

Борис Музруков

С детства во все годы Игоря тянуло к себе море, но только не грозно-жертвенное… Великая Отечественная война заставила его и Анатолия Александрова прибыть на море, в Севастополь и заняться размагничиванием наших кораблей, спасая их от фашистских магнитных мин. Трудились круглые сутки даже под налетами вражеской авиации. И все же группа Курчатова в Севастополе смогла с начала августа и до конца октября 1941г. размагнитить более 50 военных кораблей. Затем та же его деятельность была и в Поти, Туапсе, Баку, Казани.

Война… Она унесла родителей Игоря Курчатова. Мать скончалась в 1942г. при эвакуации в Вологду, а отец — в блокадном Ленинграде в 44-м году. Война… Ему не до прощания с любимой матерью и дорогим отцом. Лишь друзья могли видеть его душевные муки. Можно представить состояние Курчатова, когда он понимал, что был не в силах помочь родителям, так как безотлучно, с неистовым напряжением спасал наши корабли, тысячи жизней. А это уже самоотверженные чувства… в пользу личного, отечественного патриотизма. Болезненное, но все же необходимое состояние государственного человека с государственным мышлением и действием…

В сентябре, октябре 1942г. и январе 1943г. НКВД добивается срочных секретных командировок Курчатова в Москву, как оказалось, на ознакомление с разведданными Клауса Фукса по организации изготовления атомного оружия в Англии, а также с секретными сведениями наших разведчиков из США по той же тематике. И в 1943г. по предложению Иоффе, не взявшего на себя ответственность за руководство «ядерной проблемой», и с одобрения Иосифом Сталиным, Курчатов становится научным руководителем по «проблемам урана». Надо понимать, что это был самый тяжелый период боевых действий на всех фронтах, особенно под Сталинградом. А предвидение Сталиным атомного шантажа своими союзниками было все же пророческим! Поэтому он и проявлял особое внимание к форсированию изготовления атомной бомбы.

Победа в Великой Отечественной войне над фашистской Германией не охладила союзников — Англию и США, решивших по плану Геббельса установить «железный занавес» в Европе от советского влияния и перейти к реальным планам нападения с применением атомного оружия на Советский Союз. Взрывы 15 июня 1945г. атомной бомбы в США, а также их атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки в августе 1945г. показали реальную и неотступную возможность нападения «союзников» на СССР.

Поэтому специальным секретным постановлением ГКО образовал 20 августа 1945г. Спецкомитет под председательством Лаврентия Берия для организации всех работ по созданию атомного оружия. Главным заказчиком выступило вновь созданное Первое Главное управление (ПГУ) при СМ СССР под руководством Бориса Ванникова. Научным руководителем «Атомной проблемы № 1» стал Игорь Курчатов. А через год и три месяца(!) был пущен опытный уран-графитовый реактор, давший мизерное количество плутония. Победа! Воодушевившись, Сталин настоял на строительстве и пуске промышленного реактора на Урале … к 7 ноябрю 1947г.

Курчатов: его ядерная изомерия

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора